Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ашимбаев «Токаев не хочет заводить новых врагов, поэтому воздерживается от массовых ротаций»

Ашимбаев «Токаев не хочет заводить новых врагов, поэтому воздерживается от массовых ротаций»

19.06.2019

Автор: Жанар Тулиндинова

Теги: Казахстан

Начало недели в Казахстане стартовало с серии кадровых перестановок. Во-первых, был назначен новый министр культуры и спорта – Арыстанбека МУХАМЕДИУЛЫ на этой должности заменила Актоты РАИМКУЛОВА. Во-вторых, были созданы два новых министерства – министерства торговли и интеграции и министерство экологии, геологии и природных ресурсов. Назначение во вновь созданные министерства получил экс-аким столицы Бахыт СУЛТАНОВ и бывший вице-министр энергетики Магзум МИРЗАГАЛИЕВ. В этот же день вышел указ о переназначении акимов всех областей и городов Алматы и Шымкент. Таким образом, все действующие главы регионов остались при своих должностях, вопреки ожиданиям, что кадровые пертурбации коснутся, прежде всего, корпуса акимов. Наконец, в понедельник были опубликованы указы о присоединении Службы внешней разведки «Сырбар» к КНБ и реорганизации Министерства цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности в Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности – преобразованному ведомству был передан ряд полномочий Мининдустрии и инфраструктурного развития и Миннацэкономики.

О прошедших кадровых перестановках и реорганизациях центральных ведомств, сквозь которые проступают контуры токаевской адмреформы госаппарата, мы побеседовали с известным политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ:

- Данияр Рахманович, еще до инаугурационной церемонии Касым-Жомарт ТОКАЕВ обещал «точечные» перестановки. Однако принятые кадровые решения оказались слишком уж «точечными» – сменились акимы двух регионов и столицы, назначены три новых министра – двое из которых во вновь образованные министерства. Реорганизовано Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции, а также Служба внешней разведки «Сырбар» путем присоединения к КНБ. Вероятно, от избранного президента ожидали меньшей осторожности. С чем связано это отсутствие решительности в кадровых решениях президента? С нежеланием испортить отношения с теми или иными элитными группами или коридор его возможностей не предполагает резких маневров?

- Если говорить о кадровой политике в поствыборный период, то нужно выделить две тенденции. Во-первых, Токаев сам по себе человек, не склонный, скажем так, к резким движениям. Второе – его команда только формируется. Очевидно, что, назначая новых руководителей, Токаев будет нести за них политическую ответственность. Любая его ошибка в кадровой сфере несет высокие политические риски. Напомню также, что на посту президента Токаев провел не так много времени – всего около трех месяцев. За это время сложно изучить весь кадровый состав госаппарата. Все это, на мой взгляд, помимо присущей ему осторожности, сдерживает президента от массовой ротации.

Действительно, многие ожидали, что изменения в кадровом составе будут более значительными – и в Администрации президента, и в правительстве, и в корпусе акимов. Ведь поствыборный период предоставляет уникальные возможности – президенту не нужно было никого освобождать от должностей, все и так автоматически оказались в отставке. Это предоставило Токаеву карт-бланш на замену достаточно крупных политических игроков.

Однако в итоге глава государства избрал достаточно консервативный путь, хотя еще в понедельник утром ожидалось, что назначений будет намного больше. И в то время как в ряде регионов ожидали новых акимов, выходили указы о реорганизации центральных органов.

Полагаю, что не обошлось без определенного противодействия, были наверняка и соответствующие консультации, в результате чего решение некоторых кадровых вопросов было отложено на потом.

Думаю, что Токаев руководствовался, с одной стороны, нежеланием вступать в конфликт с первым президентом, с другой стороны, он не захотел создавать себе новых врагов, учитывая осложнившуюся политическую ситуацию в стране. Именно поэтому президент ограничился точечными рокировками.

   Фигуры, равноценной Масимову, у Токаева нет

- Давайте теперь пробежимся по основным назначениям. Ключевым кадровым решением стало сохранение позиций за политическими тяжеловесами – руководителем Администрации президента Бакытжаном САГИНТАЕВЫМ и председателем КНБ Каримом МАСИМОВЫМ. Почему Токаев не пересмотрел их место во властной иерархии?

- Напомню, что назначение Сагинтаева на нынешнюю позицию в свое время вызвало определенную дискуссию, поскольку, как мы все прекрасно помним, буквально за месяц до назначения на пост главы Администрации президента Сагинтаев был освобожден от должности премьера, и в его адрес прозвучала достаточно жесткая критика со стороны первого президента.

В то же время нельзя отрицать, что Сагинтаев человек достаточно опытный и весовой – и, поставив его во главе своего аппарата, Токаев тем самым создал определенное конфликтное поле вокруг Администрации, переведя его от себя.

В то же время Сагинтаев, в стиле которого – проведение совещаний и создание различных комиссий, известен способностью вырабатывать достаточно компромиссную точку зрения по ряду общественно значимых вопросов. К тому же значительно лучше, чтобы возникающие проблемы решались на уровне главы Администрации, нежели президента, который только входит в дела.

Что касается переназначения Карима Масимова. Немало ходило разговоров о его якобы сложных отношениях со вторым президентом. Но глава КНБ и как личность, и как руководитель спецслужбы считается одной из ключевых фигур в обеспечении транзита власти. За последние несколько лет под руководством Масимова Комитет получил большие полномочия и усилился. Очевидно, что для того, чтобы отправить Масимова в отставку, нужно было искать ему равноценную должность, чтобы не было обид, и в то же время иметь в запасе фигуру, которая была бы способна заменить Масимова на его посту. Ни то, ни другое, Токаев, по всей видимости, пока сделать не может. Но опять-таки вопрос еще и в том, необходим ли такой шаг.

Примечательно, что в состав КНБ была передана Служба внешней разведки «Сырбар», что дополнительно усилило его. Хотя реформа это некардинальная. За годы независимости разведка неоднократно входила в состав КНБ и выходила из него. Напомню, что в 1997 году департамент разведки был выделен в службу «Барлау», меньше чем через год она вернулась в структуру КНБ. Потом из него вновь была выделена Служба внешней разведки «Сырбар». А сейчас она снова вернулась в состав Комитета. То есть здесь мы имеем дело с регулярно повторяющейся реформой. Придавать ей принципиально важное значение я бы не стал.

   Службы госохраны – это единственный силовой орган в непосредственном подчинении Токаева

- А какую оценку вы бы дали смене начальника Службы государственной охраны и назначению на эту должность Ануара САДЫКУЛОВА?

- Садыкулов уже руководил ранее Службой государственной охраны, затем неожиданно был переведен на должность начальника службы «Арыстан» КНБ. Примечательно, что Токаев представил его лично и провел большое совещание, программно обозначив цели и задачи структуры. Создается впечатление, что из всех правоохранительных органов в непосредственном подчинении Токаеву находится именно Служба госохраны, тогда как остальные находятся в ведении Елбасы. Подчеркну также, что из всех силовых органов – это первая ротация.

- Но изменения произошли также и в Агентстве по делам госслужбы и противодействию коррупции, которое было разделено на Агентство по делам госслужбы и собственно антикоррупционное ведомство.

- Это опять-таки реформа, ходящая у нас по кругу. Эти две структуры то разделяются, то сливаются – припомнить всю схему этих пертурбаций достаточно сложно.

При этом цели и задачи обоих ведомств в какой-то степени пересекаются. Но Нацбюро по противодействию коррупции, будучи в составе Агентства по делам госслужбы, имело более низкий статус. Теперь же, избавившись от гражданских функций, антикоррупционная служба может непосредственно заняться вопросами собственно борьбы с коррупцией.

Тем более, что в последнее время, как известно, было возбуждено немало крупных уголовных дел, за которыми, скорее всего, последуют новые. Полагаю, что и самому Алику ШПЕКБАЕВУ, назначенному председателем Агентства по противодействию коррупции, комфортнее и привычнее руководить именно антикоррупционным ведомством, нежели курировать вопросы всей госслужбы.

Председателем Агентства по делам госслужбы была назначена Анар ЖАИЛГАНОВА – в этом назначении учтен и гендерный фактор, и опыт работы нового главы: Анар Нуралиевна была и членом Верховного суда, и входила в состав Конституционного совета, и депутатом Мажилиса была. Это не новый в политике человек и опытный юрист. Для Агентства это вполне приемлемое назначение.

Продолжение следует


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение