Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Александр Воробьев: Казахстану удалось избежать три основных риска при осуществлении транзита власти

Александр Воробьев: Казахстану удалось избежать три основных риска при осуществлении транзита власти

23 мая, в Нур-Султане пройдет экспертное заседание «Возможности российско-казахстанского диалога в новых реалиях», организаторами которого выступили Центр «Евразийский мониторинг» (г. Нур-Султан, Казахстан), Информационно-аналитический центр «Евразия-Поволжье» (г. Саратов, Россия), Экспертный клуб «Сибирь-Евразия» (г. Новосибирск, Россия).

Среди вопросов, вынесенных на повестку дискуссии – возможности и вызовы транзитного периода в развитии Казахстана, проблема преемственности внешнеполитического курса республики в двусторонней и интеграционной повестке, а также эволюция российско-казахстанских отношений.

15350699_1201907379874474_8365882212979097268_n.jpg

Накануне мероприятия мы обсудили эти вопросы с научным сотрудником Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения Российской академии наук, руководителем организации «Евразийское деловое сотрудничество» Александром ВОРОБЬЕВЫМ:

- Александр, процесс транзита власти в Казахстане, стартовавший 19 марта со сложения Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ президентских полномочий, находится на стадии реализации. Как этот процесс оценивается российским экспертным сообществом? Удалось ли, на ваш взгляд, Казахстану избежать главных рисков и «ловушек» транзитного периода?

- Процесс транзита власти в Казахстане оценивается большей частью российского экспертного сообщества как успешный и позитивный. Отмечается его своевременность, стратегический характер планирования, соответствие правовым нормам и успешная реализация запланированного на практике. Свою роль в положительной оценке транзита российским экспертным сообществом играют риторика и первые шаги Касым-Жомарта ТОКАЕВА, которые подчеркивают преемственность внешней и внутренней политики республики. Свой первый зарубежный визит Токаев совершил в Россию. Вместе с тем, в российском экспертном сообществе понимают, что процесс транзита еще не завершен, а потому пристально и с интересом следят за ним.

Властям Казахстана на данный момент, пожалуй, удалось избежать три основных риска при осуществлении транзита власти. Во-первых, был преодолен риск форс-мажорной, незапланированной и неподготовленной передачи власти. Практика показывает, что передача власти в условиях форс-мажора далеко не всегда проходит гладко, и может закончиться публичным противостоянием элитарных группировок, перерасти в гражданский конфликт.

Во-вторых, властям Казахстана удалось избежать юридической неопределенности. Это стало дополнительным стабилизирующим фактором для политической системы страны. За последние год-полтора была проведена большая работа по изменению законодательства. Самым важным стало внесение изменений в Основной закон страны - расширение полномочий Совета безопасности и его председателя.

В-третьих, был нейтрализован риск подбора неудачной кандидатуры на пост главы государства. Выбор пал на авторитетную и компромиссную фигуру Касым-Жомарта Токаева. Последний за короткий период времени продемонстрировал хорошие менеджерские качества, предпринял ряд шагов, которые усилили его позиции в политической системе, укрепили авторитет в обществе.

Несмотря на эти очевидные достижения оценивать эффективность и жизнеспособность казахстанского транзита власти, на мой взгляд, пока преждевременно. Дело в том, что ключевые факторы, определяющие внутриполитическую жизнь Казахстана на данный момент времени не изменились сильно. Так, по-прежнему очень силен фактор стабилизирующей роли первого президента: Нурсултан Назарбаев всё еще «в игре». Для объективной оценки успешности казахстанского транзита необходимо посмотреть на функционирование политической системы Казахстана в период, когда влияние первого президента будет минимальным или нулевым. Пока же можно говорить о том, что создан очень хороший задел для успешного завершения транзитного периода. Этот задел с высокой долей вероятности приведет к успешному завершению транзита власти, но всё же не гарантирует успеха полностью.

- Можно ли использовать опыт казахстанского транзита в других странах постсоветского пространства, где также остро стоит проблемы передачи власти и обеспечением политической преемственности?

- Говорить о возможности использования казахстанской модели транзита власти в других постсоветских странах достаточно сложно, поскольку каждая из стран, несмотря на общее советское прошлое, обладает уникальностью. Таджикистан пережил кровопролитную гражданскую войну, его общество внутренне расколото, а экономика - в сложном положении. Белоруссия находится под сильным влиянием России и в то же самое время является объектом пристального внимания Евросоюза, который стремится распространить на Минск западные политические практики. У России, как известно — «особый путь». Есть серьезные ментальные различия обществ постсоветских стран, различия в структуре политических и экономических элит, идеологии, моделях политического поведения. Поэтому, на мой взгляд, будет более правильным говорить не об использовании казахстанской модели транзита власти в целом, а о выборочном применении каких-то отдельных ее элементов в других постсоветских странах. Это вполне возможно.

- Как вы считаете, будет ли обеспечена преемственность внешнеполитического курса Казахстана в двусторонней казахстанско-российской повестке и в рамках интеграционных объединений в посттранзитный период? Какие факторы управляют трансформацией казахстанско-российских отношений в обновляющихся реалиях?

- На мой взгляд, преемственность внешнеполитического курса Казахстана в двусторонней российско-казахстанской повестке и в рамках интеграционных объединений сохранится. Такая преемственность обусловлена, в первую очередь, интересами самого Казахстана в сфере экономики, политики, безопасности, а также в гуманитарных аспектах. Эти интересы не изменятся с вступлением в должность нового президента. Содержанием международной работы Токаева на посту главы государства станет плавное приспособление принципов и основ внешней политики, заложенных Назарбаевым и продемонстрировавших свою полезность и эффективность, к меняющейся международной обстановке, а также внутренним потребностям страны в сфере экономики и безопасности. Вместе с тем, следует понимать, что, выстраивая взаимодействие с Москвой и развивая интеграцию в рамках ЕАЭС, второй президент Казахстана, как и его предшественник, будет, в первую очередь, руководствоваться национальными интересами страны. Это также подчеркивает преемственность внешнеполитического курса Казахстана в целом и на российском направлении в частности.



Теги: Выборы в Казахстане

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение