Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Silkway Visa как шенген для Центральной Азии. Почему проект до сих пор не реализован?

Silkway Visa как шенген для Центральной Азии. Почему проект до сих пор не реализован?

14.06.2019

Автор: Юрий Масанов

Теги:

Казахстан и Узбекистан запускают «Центральноазиатский Шенген»В июне 2018 года Дарига НАЗАРБАЕВА, тогда ещё председатель комитета по международным отношениям, обороне и безопасности сената парламента Казахстана, выступила с предложением создать общую визу для Казахстана и Узбекистана.  

Предназначена она для иностранных туристов, которые во время своих поездок хотели бы посетить обе страны, но из-за разницы в таможенном администрировании, отказались от этой идеи. Реализовать они её смогли бы благодаря новой визе, позже по-разному называемой Silkway Visa, Silk Visa или Silkroad Visa.

Инициатива неоднократно обсуждалась на уровне внешнеполитических ведомств, и проект даже обещали запустить в феврале 2019 года. Однако сейчас новостей и официальных заявлений по "Центральноазиатскому шенгену" нет. Почему так вышло?

От предложения сенатора до соглашений кабмина

"Важно стимулировать не только развитие туризма Казахстана и Узбекистана, но и приезд в наши страны туристов из дальнего зарубежья, которые хотят увидеть все достопримечательности Центральной Азии сразу, а для этого нужно создавать общую визу", – сказала Дарига Назарбаева журналистам после встречи с депутатами Сената Олий Мажлиса (парламента) Узбекистана в июне 2018 года.

По мнению сенатора, создание "прозрачной, открытой и дружественной границы" позволит выстроить отношения между двумя странами и в других сферах.

"Для этого нужно унифицировать все таможенные процедуры. Ускорение невозможно без информатизации. Без современных информационных систем невозможно обеспечить контроль на границе", – сказала Дарига Назарбаева.

После озвученного предложения постепенно начались официальные обсуждения и переговоры. Например, в октябре 2018 года МИД двух стран обсуждали введение Silkway визы на уровне консульских консультаций. Месяц спустя стороны сделали ещё один шаг навстречу созданию шенгена: первые заместители премьер-министров Казахстана и Узбекистана Аскар МАМИН и Ачилбай РАМАТОВ на межрегиональном форуме подписали соглашение "о взаимном признании визовых режимов странами Шёлкового пути".

Ещё через месяц, уже в декабре, и.о. зампредседателя государственного комитета Узбекистана по развитию туризма Улугбек КАСИМХОДЖАЕВ сообщил, что страны намерены запустить проект единой визы уже в феврале 2019 года. Однако, как известно, в указанный месяц никаких официальных заявлений о старте проекта не прозвучало. Учитывая обычай подчёркивать новые вехи в развитии сотрудничества между странами региона, это может говорить только об отсутствии продвижений по визе.

К слову, к проекту Центральноазиатского шенгена приглашали присоединиться Кыргызстан и Таджикистан, а также Азербайджан с Турцией. Однако Кыргызстан, например, заявил, что о подключении к Silkway Visa можно говорить только после его запуска как минимум между Казахстаном и Узбекистаном.

Почему пока не вышло?

Всё дело в разнице в визовой политике двух стран: у Казахстана один порядок выдачи виз, у Узбекистана – другой. Например, у Казахстана в одностороннем порядке действует безвизовый режим для граждан развитых стран – членов ОЭСР. Всего же электронную визу на въезд в страну могут оформить граждане 117 стран мира.

У Ташкента свой список стран с безвизовым въездом, электронные визы тут начали выдавать в 2018 году на срок пребывания на территории страны не более 30 дней.

Выше названный представитель государственного комитета Узбекистана по развитию туризма Улугбек Касимходжаев в комментарии порталу Podrobno.uz подтвердил, что задержки с реализацией проекта вызваны разницей в подходах к безвизовому режиму с третьими странами.

"Главная причина, что она до сих пор не введена – у двух стран есть разные подходы к безвизовым режимам с другими странами. У Казахстана свой список стран, с которыми у них есть безвизовый режим, у нас – свой. Кроме того, у Казахстана также есть аналог нашей электронной визы и там тоже свой список государств, которым предоставлена эта возможность. Главное для нас состыковать эти страны", – сказал чиновник.    

Другой вопрос – цена визы, о которой две страны должны договориться. По словам Улугбека Касимходжаева, тем не менее, большая часть работы уже была проделана.

"Здесь важно понимать, что ввод этой визы одобрен на самом высоком уровне, и мы все теперь над этим, в том числе пограничные войска, работаем", – добавил Улугбек Касимходжаев. 

Кто выиграет, если проект реализуют?

Ранее IA-CENTR.RU уже публиковал комментарии экспертов по теме Центральноазиатского шенгена. Заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований Санат КУШКУМБАЕВ тогда заявил, что от введения единой визы выиграли бы обе стороны.

"Было бы логичным, чтобы виза, выданная узбекской стороной, действовала и признавалась у нас, в Казахстане, и наоборот. У нас один историко-культурный регион, поэтому свободный визовый режим усиливает туристический потенциал. Теперь политический вопрос снят, осталось решить только логистический. И это, думаю, не будет проблемой", – отмечал Санат Кушкумбаев.

Казахстанский политолог Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ, в свою очередь, подчеркнул, что Казахстан традиционно выступает за тесные политические, экономические и культурные связи со странами Центральной Азии. Поэтому и идея SilkwayVisa стала отражением развития интеграции в регионе, которая получила толчок после начала модернизации Узбекистана. И эта работа может пойти дальше.

"По идее, процесс не должен ограничиваться сферой туризма, существует возможность пойти дальше в плане создания коммерческих и рабочих виз. Это стало бы катализатором передвижения рабочей силы внутри стран региона. Взвесить все плюсы и минусы этого варианта, конечно, нужно. Естественно, есть опасения, что трудовая миграция из того же Узбекистана сильно осложнит ситуацию на рынке рабочей силы в Казахстане для собственных граждан", – сказал политолог.

Перспективы проекта единой визы можно рассмотреть и исходя из статистики туризма. Проект ориентирован на иностранных туристов, потому и смотреть нужно на то, сколько их приезжает сейчас. 

К примеру, в 2017 году в столице Казахстана, на тот момент Астане, проходила международная выставка EXPO-2017, которая должна была привлечь в страну иностранных гостей. Действительно, тогда страну посетили 7,7 млн иностранцев. Но если посмотреть структуру в разрезе государств, то 88% прибывших были из Узбекистана, России, Кыргызстана, Таджикистана и Китая. Оставшиеся 12% – это в основном граждане Азербайджана, Турции, Германии, Беларуси и Украины.

Годом позднее – в 2018-м – 75% человек из 8,5 млн туристов, обозначенных в официальной статистике, также были гражданами соседствующих с Казахстаном государств: Узбекистана, России, Кыргызстана и Таджикистана. Оставшиеся 25% приходились в основном на жителей Турции, Германии и Азербайджана.

По Узбекистану актуальные данные статистики есть только за 2017 год, когда в страну въехали более 2,8 млн иностранцев. Больше всего гостей было из Казахстана – почти 1,8 млн человек. Следом идут Кыргызстан, Таджикистан, Россия и Туркменистан. Из Китая въехали в страну почти 20 тысяч человек, а из стран Европы – Германии, Франции, Италии, Великобритании – менее 10 тысяч на каждую.

Иначе говоря, сейчас и в Казахстан, и в Узбекистан в основном приезжают граждане стран ближнего зарубежья. Если учитывать, что с ними и так действует двусторонний безвизовый режим, перспективы введения Silkway Visa выглядят не такими радужными.

Другой вопрос, если обе страны начнут серьёзно развивать логистику (как привезти иностранцев из Европы и Азии к себе самолётами) и инфраструктуру внутри (как туристов обустроить и развлечь, чтобы они ещё и деньги оставили). Для решения этих задач правительства обоих государств проводят системную политику в области туризма, принимаются специальные государственные программы. Но работа это продолжительная и с отложенной по времени отдачей. Помимо транспорта и гостиниц нужно заниматься и маркетингом для создания узнаваемых туристических брендов.

Тем временем, тему введения Центральноазиатского шенгена могут вновь поднять уже в этом году: в Самарканде во второй половине 2019 года планируется проведение заседания Совета стран СНГ по туризму. С таким широким составом участников единая виза может расшириться ещё до своего старта – за счёт новых заинтересованных стран.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение