Стала ли казахстанская власть «слышащей»?

Дата:
Автор: Вячеслав Щекунских
Два года назад казахстанский президент Касым-Жомарт Токаев, спустя несколько месяцев после вступления в должность, озвучил свое послание. Один из наиболее тиражируемых тезисов, который подхватили чиновники, – концепция «слышащего государства». Сегодня у населения Казахстана вопросов немало, но слышит ли их государство – ответил известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев.
Стала ли казахстанская власть «слышащей»?

– Можно ли говорить о появлении зачатков обратной связи между населением и властью после запуска инициативы со «слышащим государством» в Казахстане?

– Изначально намеченные шаги какой-то эффект дали. Потом все же возникли вопросы, связанные с тем, как государство реагирует и реализует то, что оно слышит. В итоге возникла ситуация, когда государство слышит население, которое обращается с проблемами, но оно слышит и чиновника, который этой проблемы в упор не видит.

Так, зачастую никакого решения не принимается. Или государство реагирует на какие-то публикации в социальных сетях, чтобы снять остроту, но тогда получается чистейшей воды популизм. В концепции «слышащего» государств» нужно еще и эффективное реагирование на то, что услышано. А вот с этим – вопрос. Это забавно, но скандал с прослушкой двух с лишним тысяч номеров наполнил упоминания «слышащего государства» новым содержанием.

На заседаниях правительства страны, на совещаниях с акимами областей ставятся острые вопросы. В том числе они основаны на мониторинге запросов от населения, публикациях, письмах и так далее. Но людям же хочется видеть эффект уже сегодня, а не через год, через два или даже пять лет. А с этим пока возникают проблемы.

– Как они проявляются?

– Карантин поставил массу вопросов и показал, что у государства нет не только стратегического видения, но и понимания ситуации на местах. Большое количество госпрограмм, которые относились к этой сфере, как в итоге выяснилось, было реализовано с огромными приписками.

Получается, что для того, чтобы все работало, просто «слышащего государства» недостаточно. Надо к уху приделать руки и работающий разум. Иначе государство так и остается не реагирующим. Многие сталкиваются с корявым выражением, которое полюбили чиновники: «Я вас услышал». Тот, кому оно адресовано, воспринимает его как то, что государство берет на себя этой фразой обязательство принять какие-то меры. А тот, кто произносит его, как правило, имеет в виду, что принял какую-то информацию к сведению, и никаких обязательств на себя не брал. Собственно, поэтому проблема доверия общества к государству принципиально не решена.

Возникла инфраструктура заслушивания запросов: созданы отделы по работе с обращениями, по контролю их рассмотрения. Естественно, поток обращений вырос, через социальные сети в том числе. Чиновников стало видно через заведенные аккаунты. Но при этом массового решения вопросов не произошло. Государство не стало эффективнее реагировать. Может быть, оно стало это делать красивее, но эффективности не прибавилось.

– Я тоже наблюдаю за блогами руководителей наEgov– очень много отписок, не несущих полезной информации.

– Есть, допустим, портал открытых НПА (нормативно-правовых актов). Я недавно смотрел обсуждение проекта решения правительства о создании единого оператора, который будет заниматься сносом старых государственных больниц и строительством новых государственно-частных. Там были вопросы по этой теме. На них последовали ответы двух типов.

Первый содержал цитату из проекта с постановления о том, что данное ТОО будет заниматься улучшением, причем каким – не сказано. А второй ответ был проще: «Ваш вопрос не имеет отношения к созданию данного ТОО». Вот и все. Но по итогам, конечно, чиновники отчитаются, что, мол, поступило 27 вопросов, на которые мы дали 27 ответов.

– Улучшение реальное такой системы – это вопрос планирования, а с этим у нас все сложно, согласны?

– Понимаете, чтобы строить планы, нужно понятно оценить текущую ситуацию: что у нас есть, как это работает. А так как количество людей, на которых можно спихнуть ответственность за те или иные исторические интервалы, у нас по понятным причинам ограничено, поэтому никто не старается заниматься самоанализом и самокопанием в масштабе страны. Просто «рисуют» новые программы поверх старых. А это достаточно жидкий фундамент.

– Но ведь в Казахстане есть мораторий на новые программы?

– В этих рамках новые «продукты» называют просто национальными планами, национальными приоритетами. Их разрабатывают АСПиР (Агентство по стратегическому планированию и реформам) и Министерство национальной экономики без особого внешнего обсуждения. Потом они свои программы презентуют Совету по реформам, а оттуда выходит документ. И те документы, которые на данный момент представлены, вызывают, мягко говоря, удивление.

По тому же госуправлению базовым показателем является увеличение доверия населения к государству, которое определяется в течение пяти лет, и необходимо достичь уровня в 75 %. Плюс – какие-то места в международных рейтингах. А это настолько широкий показатель…

Допустим, система здравоохранения будет оцениваться только по увеличению потенциальной средней продолжительности жизни. Это показатель тоже очень гипотетический, построенный на ведомственной статистике. То есть, ставятсы перед собой такие задачи, которые не выполнить сложно. Планы сейчас стали более виртуальными, а конкретика выпадает. Получается, государство ушло в «философию» в оценке самого себя.

Поделиться:

Яндекс.Метрика