Молодость и авторитет: кого «Nur Otan» ведет в парламент?

Дата:
Автор: Вячеслав Щекунских
Молодость и авторитет: кого «Nur Otan» ведет в парламент?

Партия власти в Казахстане «Nur Otan» опубликовала список своих кандидатов в депутаты мажилиса (нижняя палата парламента). Парламентские выборы в Казахстане пройдут в январе 2021 г.

Из общего списка кандидатов действующие депутаты мажилиса парламента составляют не более 20%, представители госуправления – 13%, образования и здравоохранения – 12%, неправительственных организаций – 9% и промышленности – 8%. Почти треть списка – женщины.

Средний возраст кандидатов в сравнении с предыдущим партийным списком снизился на 4 года и составил 48 лет.

Список сформирован из 77 победителей недавних внутрипартийных праймериз и 49 кандидатов по центральной партийной квоте.

Удалось ли провести партии полноценное преображение, и кому «Nur Otan» предлагает депутатские места – прокомментировал для Ia-centr.ru известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев.

– На взгляд со стороны, нуротановский партийный список стандартный. Это обновление депутатского корпуса на две трети.

Остается третья часть во главе со спикером Нурланом Нигматулиным, хотя при этом уходят вице-спикер Гульмира Исимбаева, председатели комитетов, такие как Гульжана Карагусова, а также несколько известных депутатов, таких как Серик Сейдуманов.

Половину списка занимают представители регионов, избранных на праймериз и предложенных региональными акимами, которые выдвигают членов партии. Есть среди них люди достаточно известные, а есть те, кого за пределами регионов никто не знает, то есть новички.

Главная часть списка – квота Центрального совета, в который вошли премьер-министр Аскар Мамин, руководитель администрации президента Ерлан Кошанов, председатель правления АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына» Ахметжан Есимов, дочь первого президента Дарига Назарбаева и другие высокопоставленные чиновники.

Список партии Nur Otan представляет собой дуальный формат. С одной стороны, это люди, выдвинутые в ходе праймериз, в рамках «перезагрузки», а с другой – представители правящей элиты, которые ассоциируются с курсом правящей партии.

Вполне возможно, что такое решение правильное, хотя и критикуемое – в него вошло много чиновников, но нужно понимать, что это не просто общественное объединение, а партия власти. Что и демонстрируется содержанием списка.

С этой точки зрения, список сформирован политически грамотно. Можно ожидать, что все выдвинутые чиновники будут активно стараться способствовать победе партии в своей работе.

– Если вернуться к региональным спискам по итогам праймериз, то насколько люди, попавшие в них, известны на местах?

– Многие известны. Допустим, те, кто вошли в атырауский и карагандинский списки. Есть определенные проблемы по другим регионам, к примеру, не совсем понятен алматинский список. Но надо учитывать, что в партии подключаются тяжеловесы.

– Также партия неплохо усилила список общественниками…

– Но население не выбирает просто общественных активистов, оно в наших условиях голосует за власть, то есть за людей, которые что-то сделали и могут сделать. 

Допустим, тот же Нурлан Нигматулин во главе фракции «Нур Отана» и мажилиса демонстрировал хорошие показатели работы. Я неоднократно наблюдал за работой фракции партии в парламенте. Заседания, которые транслировались в прямом эфире, были лучшей агитацией.

То есть, если подводить итог формирования шорт-листа, тут есть, с одной стороны, эффект молодости и новизны, а с другой – опыта и авторитета. Эти два вектора в списке сошлись. Понятно, что есть люди неизвестные, никто не знает, как многие из них себя поведут в парламенте.

Однако нуротановский выбор большую часть задач на этом этапе решает: есть и обновление, есть громкие имена.

– Такие образом, партия власти отработала интереснее, чем остальные?

– У нее были определенные проблемы во время праймериз, но в целом кампания реализовала те политические цели, которые поставили перед партией.

Разборки, которые были между отдельными кандидатами и филиалами, и которые комиссия партийного контроля пресекала в ходе праймериз, – это даже больше развлечение для экспертов. Для населения данные проблемы прошли незаметно.

– «Нур Отан» – партия, во главе которой стоит первый президент Республики Казахстан. Можно ли говорить о какой-либо структуре, что будет представлять в парламенте интересы Касым-Жомарта Токаева?

– Думаю, разделение вертикалей первого и второго президентов очень условно. Ведь и Токаев – человек Назарбаева, старый соратник и член его команды.

И во многих звеньях делиться на команды первого и второго президентов никто не собирается. Понятно, что есть люди, ориентированные больше на Назарбаева, а есть – те, кто ближе к Токаеву. Но сказать, что они ориентированы однозначно на одного из них – таких у нас нет. Скорее всего, список одобрен и Токаевым, и Назарбаевым.

– Я не помню, было ли в прежние годы рекрутирование сильных политологов, как это произошло сейчас, когда в список «Нур Отана» вошли Берик Абдыгалиев, Айдос Сарым, Ерлан Саиров. Почему это сделали сейчас?

– Может быть, в прежние годы в таком количестве этого не было, но в нынешнем мажилисе экспертное сообщество представлено тем же Сериком Сейдумановым, который считается одним из патриархов политологии. Может быть, столько человек потребовалось, чтобы его заменить.

– Ожидается, что эти люди будут работать на саму кампанию, или же это задел на их будущую работу в парламенте?

– Все равно окончательный список тех людей, кто войдет в мажилис, будет ясен только в январе.

Пока мы получили заявочный шорт-лист. Те же Есимов, Мамин или Кошанов меньше всего хотели бы перейти на постоянную работу в парламент, я думаю, их устраивают нынешние должности.

Лет 15 назад был случай, когда человека выдвинули в депутаты от политически значимого округа, но кандидат категорически не хотел оставлять свою работу, потому что у него тысячи подчиненных, машина, дача, хороший бюджет. 

Его уговорили, но он пытался полностью игнорировать кампанию. То есть, такие случаи были. И попасть в списки – одно, но в списках 2012, 2016 годов были и те, кто не попал в депутаты. И, мягко говоря, не рвался туда. 

Так, в прошлом году депутатом сделали Гульшару Абдыкаликову. Она была вице-премьером, и я не думаю, что ее что-то не устраивало.

Депутат, с точки зрения социальных благ, проигрывает заместителю министра. Поэтому для акима области или для вице-премьера оказаться депутатом, причем рядовым, – даже не председателем комитета – это не статусно и невыгодно.

Если раньше давали подъемные, квартиры, то теперь жилье служебное, и приватизация не предусмотрена, подъемных не дают. Могут лишь помогать с переездом. Так что многие в депутаты и не рвутся.

В мажилисе есть ключевые должности спикера, его заместителя, может быть, председателя бюджетного комитета, а остальные – не самые значимые.

По-моему, выгоднее быть руководителем аппарата мажилиса, нежели рядовым депутатом. Это почетно, красиво, есть депутатская неприкосновенность, но для проверки прокуратурой в неприкосновенности проблемы нет.

Депутат в имущественных правах – достаточно ограниченный человек. И ведь депутатов много, поэтому не каждый голос может быть услышан.

Да, попасть в список – это «красиво», но без гарантий руководящей должности еще не все согласятся участвовать в выборах. 

Поэтому надо подождать января и посмотреть, как сформируются в чистом виде партсписки, как пройдут выборы, как будут распределены голоса. А сейчас мы прошли только первый этап из трех. Впереди – сама кампания, выборы и «финальная раздача пончиков».

Поделиться:

Яндекс.Метрика