Мангистауская область остается самым неспокойным регионом Казахстана

Дата:
Автор: Вячеслав Щекунских
В Мангистауской области на прошлой неделе вновь прошли забастовки. На этот раз более 200 работников нефтяной компании «Каракудукмунай» требовали повышения зарплат. По информации представителей профсоюза, в среднем вахтовики получают 230-250 тыс. тенге, хотя по ведомостям – 471 тыс. тенге. В целом же компания констатирует тяжелое финансовое положение из-за падения объемов добычи нефти. Мангистауская область – самый проблемный регион для #Казахстан’а в плане социальной напряженности. Январские события 2022 года тоже начались здесь. Почему регион не первое десятилетие не может «успокоиться» на фоне то точечных, то массовых забастовок – в обзоре на Ia-centr.ru
Мангистауская область остается самым неспокойным регионом Казахстана

Суровый край

Мангистауская область расположена на юго-востоке Казахстана, и большую ее часть занимают пустынные и полупустынные земли. Это промышленный регион, где добывают 25% нефти Казахстана (почти 20 млн тонн) и где проходит нефтепровод Актау – Жетыбай – Узень. Помимо того, в Мангистауской области находятся «морские ворота» Казахстана – город Актау.

Население области на 1 июня 2021 года – 728,2 тыс. чел. Основная часть проживают в прибрежной зоне. Из шести административно-территориальных делений Мангистауской области все шесть, включая областной центр г. Актау и город областного подчинения Жанаозен, выходят непосредственно к берегам Каспийского моря.

В настоящее время доля городского населения – больше 40%. Причем самый большой рост, естественно, приходится на Актау и Жанаозен. Также высокие показатели у Мунайлинского района (адм. центр – село Мангистау), неспокойного предместья областного центра. Население Жанаозена за 20 лет выросло на 40 тыс. человек.

Основные географические проблемы региона заключаются в том, что для жизни пригодна только прибрежная зона. Природных источников питьевой воды разведано крайне мало (19 штук, по данным одного из источников). Поэтому для водоснабжения региона используется волжская вода (водовод «Астрахань-Мангышлак») и опресненная морская вода. В 2020 году в области констатировали дефицит питьевой воды в размере 51 тысячи кубометров, а в связи с ростом населения региона уже через три года он составит 110 тысяч при потреблении 260 тысяч кубометров.

Почвы в регионе сильно засолены. Так что и сельское хозяйство здесь в основном – только традиционное, отгонное скотоводство.

Мангистауская область – настоящий «магнит». Наряду с городами республиканского значения, только этот регион много лет демонстрирует прирост по миграции. В 2020 карантинном году в область переехали около трех тысяч человек. С 2016 по 2020 годы численность населения увеличилась на 13% или 93 тысячи человек, в том числе и за счет самого высокого по республике коэффициента рождаемости. Именно этот регион гордится рекордным ростом числа многодетных семей.

Из миллиона оралманов (теперь их называют кандасами), приехавших с 1991 года в Казахстан, 14% поселились в Мангистауской области. Основными странами исхода этнических репатриантов являются Республика Узбекистан (61,6%), Китайская Народная Республика (12,1%), Монголия (11,7%), Туркменистан (7,1%).

В промышленности занято около 25% населения области, доля отрасли в составе валового регионального продукта (далее – ВРП) порядка 50%. Предприятиями региона ежегодно производится более 10% промышленной продукции страны. Однако по валовому выпуску агропродукции область на предпоследнем месте.

Кроме того, на территории Мангистауской области открыто свыше 70 месторождений с извлекаемыми запасами нефти промышленной категории в 725 млн тонн, конденсата – 5,6 млн тонн. В эксплуатации находится менее половины месторождений. Большинство из них – на поздних стадиях разработки.

Суровые люди

Исторически регион называют «адайским», по названию рода Младшего жуза. Адайцы родственны туркменам, которые ранее назывались сельджуками. То есть, в свое время это были эдакие пустынные «пираты-рейдеры».

В новейшей истории все помнят события 1989 года в Новом Узене, когда на нефтяные предприятия и объекты социальной инфраструктуры привезли специалистов из Баку и регионов Северного Кавказа. Как обычно, началось все с бытовой драки, которая переросла в серьезный межнацконфликт. Несмотря на то, что регион только начинал развиваться, уже тогда он был местом притяжения. В "нефтяной" области селилась молодежь, которая затем сталкивалась с проблемами трудоустройства.

В общем, истории подобных конфликтов на территории Казахстана обычно остаются тайной. Все знают о социально-экономической подоплеке и поводе в форме драки. А cui prodest – остается за кадром.

В 2009 году 1800 работников мангистауского ТОО «Бургылау» отказались выйти на работу и собрали несанкционированный митинг под лозунгами о национализации предприятия.

В 2011 году, когда вся страна отдыхала в День независимости (16 декабря), регион снова всколыхнуло. Ситуация с требованиями работников нефтяных предприятий раскачивалась пару лет и взорвалась к празднику. Сначала был предновогодний разгром населенных пунктов, потом – подавление внутренними войсками. Опять-таки есть спорные данные по тому, кто был бенефециаром.

В 2016 году по стране прокатились так называемые земельные протесты, повод которых был невнятен, а выгодополучателей опять не обнаружили. На этот раз спичку зажгли не в Мангистауской области, но тоже на западе страны – в Атырау. Хотя и Жанаозен тоже поучаствовал в общем вкладе в конфликт.

В том же году начали раскачку китайской темы. С шумом она развернулась уже с приходом нового президента страны, Касым-Жомарта Токаева в 2019 году. В Жанаозене на площадь вышли люди с антикитайскими требованиями. Потом их подхватили по всей стране. Во второй половине 2021 года ситуацию с автогазом в области активно разогревали СМИ и соцсети. А в новогодние выходные января 2022 года жанаозенцев все-таки вывели сначала с видеообращением, а потом на площадь. Закончилось все разгромом Алматы и опять-таки неясной ситуацией с тем, кто заказывал концерт.

Регион нефтяников традиционно используется своего рода площадкой для рекрутинга кадров протеста. И понятно, что таким способом некие люди добиваются своих целей, а местное население получает свои бенефиты. Возможно, формат аналогичен тому, который работает в Кыргызстане, где протест превратился если не в бизнес, то в побочный источник дохода для определенных категорий населения.

В исследовании 2020 года, подготовленном «ЭХО», была собрана ретроспектива причин протестов в регионе.

Часть из этих причин остаются актуальными уже более 30 лет: низкая заработная плата, диспропорция в заработной плате казахстанских и иностранных сотрудников, отсутствие постоянной работы, сокращения, увеличение нагрузки на сохранивших рабочее места, страх китайской экспансии, ликвидация Конфедерации независимых профсоюзов. Есть и такие претензии работников, как: «Не выдают спецодежду», «Нет воды, чтобы можно было постирать нашу рабочую одежду», «Мы живем в контейнере, где нет никаких условий»…

С февраля по март 2019 года в Жанаозене прошли митинги с требованиями трудоустройства. Безработные вручили представителям акимата протокол, который подписали около 160 человек. Протестующие требовали от властей найти им постоянную работу с зарплатой от 150 до 300 тысяч тенге в месяц и обратить внимание на проблемы молодежи.

Налицо неразумное управление социальными процессами. Регион, считавшийся точкой роста, сейчас не нуждается в большом количестве населения и трудовых ресурсов. Правительство рапортует о перспективах наращивания социальной инфраструктуры и увеличения опреснительных установок для обеспечения водоснабжения, планируемом возведении новых предприятий для обеспечения населения области рабочими местами. Появляются странные новости об открытии цеха по производству молока из непонятно какого сырья, сахарного завода в Жанаозене… В общем, похоже на «раздачу» госкредитов, что, наверное, тоже неплохо в плане мультипликативного эффекта.

Узеньские месторождения, по меркам специалистов, «зрелые», давно прошли пик своей добычи. И с каждым годом они будут требовать все больше дополнительных затрат на поддержание достигнутого уровня. 

20 лет назад правительство сообщало, что в области устойчиво снижаются объемы добычи природного газа из-за падения пластового давления, снижения естественных запасов газа на месторождении. А про нефть не задумались? Так, «основной причиной снижения добычи нефти является то, что месторождения трех крупных компаний находятся на поздней стадии разработки с высоким процентом обводненности, что приводит к ежегодному естественному снижению добычи нефти, включая газовый конденсат», – сообщают в госкомпании «КазМунайГаз». В итоге, помочь могла бы только переориентация кадров на другие регионы и отрасли. Ведь при таком раскладе и с продолжением точечных забастовок – рабочих мест в Мангистауской области больше не станет.

Поделиться:

Яндекс.Метрика