Чего достигла казахстанская внешняя политика за тридцать лет

Дата:
Автор: Вячеслав Щекунских
На прошлой неделе президент #Казахстан'а Касым-Жомарт Токаев принял участие в расширенном заседании коллегии Министерства иностранных дел страны, где были подведены итоги внешнеполитической активности за 30 лет и озвучены приоритеты дня сегодняшнего. Заместитель директора Казахстанского института политических исследований, доктор политических наук Санат КУШКУМБАЕВ в интервью Ia-centr.ru поделился своим видением тенденций во внешней политике республики.
Чего достигла казахстанская внешняя политика за тридцать лет

– Какие посылы президента, которые он озвучил чиновникам и дипломатам на заседании коллегии, можно назвать установочными для внешней политики Казахстана?

– В своем выступлении глава государства озвучил основные приоритеты – сохранена преемственность внешней политики, а ключевым ее инструментом остается многосторонняя, многовекторная дипломатия.

Упоминание в речи президента Токаева той или иной страны носит ориентирующий характер. Это отражено и в Концепции внешней политики Казахстана, которая была принята в 2020 году. В частности, отмечаются такие ориентиры, как Россия, Китай, США, центральноазиатские страны, Европейский союз и так далее. Понятно, что есть «ведущая тройка», в том числе и США как держава номер один. Поэтому с точки зрения стратегии, все остается неизменным.

Выступление Токаева было, конечно, сфокусировано на ряде вопросов, которые связаны с прагматичным продвижением и отстаиванием национальных интересов. Особенно в плане экономической дипломатии. Поэтому он и подчеркнул особый статус министра иностранных дел. Учитывая вовлеченность в глобальные процессы, роль внешнеэкономической конъюнктуры и ее влияние на экономическую безопасность Казахстана, министр иностранных дел сейчас – это одновременно и вице-премьер. Соответственно, он обладает большими полномочиями по координации на внешнем треке. В частности, в речи президента Токаева были приведены конкретные примеры – защита отечественных экспортеров, вопросы международных транспортных коммуникаций, в частности, на границе Казахстана с Китаем.

В целом выступление также можно считать резюмирующим, и название соответствующее – «Тридцать лет Независимости и отечественная дипломатия». В связи с этим были обозначены и задачи на обозримую перспективу.

– Токаев говорил о том, что у нас нет общенациональной стратегии на внешнем поле. Он критиковал внешнюю политику, или его слова надо расценивать как что-то иное?

– В этом высказывании президента речь шла об интегрированном внешнеполитическом позиционировании. Есть необходимость, чтобы различные ведомства, такие как Министерство иностранных дел, министерства национальной экономики, торговли, сельского хозяйства и ряд других, четко координировали свои задачи. И президент привел примеры, в частности, о сокращении стока в этом году трансграничных рек (Урал), а также о транспортном заторе на китайско-казахстанской границе.

Президент говорил не только о внешней политике, в значительной мере о ее экономической составляющей. Его установка – лучше, четче, быстрее и качественнее защищать национальные интересы, интересы отечественных экспортеров.

Если говорить о трансграничных реках, то это вопросы к сельскому хозяйству. Есть, безусловно, объективная климатическая составляющая, но можно было четко и оперативно координировать эти вопросы с соседними странами. Где-то по возможности увеличить пропуск воды, наладить взаимодействие с соседями. А МИД, как ключевой инструмент внешнеполитического сотрудничества, должен координировать все вопросы по отстаиванию интересов Казахстана.

– В любом случае за тридцать лет ситуация на мировой карте сильно изменилась. Можно говорить, что приоритеты не поменялись, но поменялась повестка?

– Повестка обновилась, добавились новые аспекты. Это естественно, и на самом деле все, что связано с обновлением повестки – рутинная вещь.

Казахстан на международной арене позиционирует себя, во-первых, как ответственный игрок, а во-вторых, как предсказуемый: наши партнеры знают, чего ожидать, нет никаких больших сюрпризов, о которых можно было бы говорить. И когда президент говорил о внутренней кадровой ситуации в МИДе, отмечая, что это одно из самых консервативных ведомств, то эту же формулировку можно применить и к нашим приоритетам во внешней политике. Может меняться, оттачивать инструментарий, какие-то акценты в лексике, но в целом принципы неизменны. И во главе угла – национальные интересы, это ключевой лейтмотив выступления Токаева.

Казахстан по-прежнему вовлечен в деятельность значительного количества международных организаций, где-то сам был инициатором и локомотивом процесса. Речь идет и о евразийском пространстве, о вопросах безопасности, в частности, азиатской. Вектор СВМДА (Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии) – это отдельный аспект и ряд других направлений.

– А можно ли сказать, что за эти тридцать лет у государств или международных организаций менялось отношение к Казахстану и с Казахстаном в ту или иную сторону?

– Я не думаю, что это были какие-то резкие движения. По всем векторам, которые были обозначены президентом, мы достигли поставленных целей. Векторы – это те самые страны и регионы в приоритетах.

Поэтому можно видеть, что каждое слово имеет определенный вес и звучание в выступлении главы государства как ключевого политика, представляющего страну. Во всех обозначенных направлениях есть определенный уровень стратегического партнерства.

С некоторыми, такими как Россия, – союзничество. Но в целом отношения носят непротиворечивый характер. Это важный аспект. Поэтому глава Казахстана и подчеркнул, что к символическому тридцатилетнему рубежу подходим с решенными территориальными проблемами, закрепленными границами и их международным признанием. Это большое достижение, особенно учитывая опыт многих стран азиатского субконтинента, где это долгий, противоречивый, конфликтный процесс.

Таким образом, я бы не обозначил никаких резких зигзагов в казахстанской внешней политике. В качестве примера можно привести партнерство в рамках евразийского пространства – прежде всего с Россией; со странами Центральной Азии, китайский вектор, западный вектор (если брать в целом США и Европейский союз). По всем этим параметрам не было каких-то непреодолимых проблем.

Напротив, есть достижения, о которых говорил президент. Так, в 2010 году – председательство в ОБСЕ, исторический саммит в Астане. То есть это доверие со стороны наших партнеров, стран-участниц ОБСЕ. Я бы говорил о последовательном наращивании позиций страны на международной арене, укреплении ее авторитета. Да, это политический оборот, но он наполнен содержанием. Этому способствовало наше председательство в 2011 году в ОИС (Организация исламского сотрудничества), и инициативы в рамках СВМДА, период непостоянного членства в Совбезе ООН.

Важно то, что наши инициативы автономизируются, уже получают свою субъектность. Это тоже вопрос повышения доверия к стране, которое аккумулируется в международном сообществе.

Поэтому к тридцатилетнему юбилею есть достижения, которыми Казахстан может и вправе гордиться.

Поделиться:

Яндекс.Метрика