На руинах глобализации: что ждет интеграцию после пандемии?

Дата:
Автор: Виктория Иванченко
На руинах глобализации: что ждет интеграцию после пандемии?

Эпидемия коронавирусной инфекции COVID-19 уже привнесла в мир немало перемен – жизнь приостановилась и замерла во многих оживленных городах. Всегда торопливые, неостанавливающиеся мегаполисы вынуждены были притормозить первыми, так как стали эпицентрами заражения новым вирусом.

Вчерашний шумный рынок с его сварами, торговлей и конкуренцией внезапно опустел – жизнь сосредоточилась вокруг жилища отдельного человека, а все внимание мира теперь приковано к возможностям и лишениям больниц, более глобально – систем здравоохранения в мире. К экономическим вопросам мир еще обязательно вернется, но немного позже.

Многих пугает, что возвращаться придется к руинам и пеплу, что многие сферы, малый и средний бизнес обанкротятся, рухнут, люди обнищают. Речь идет сегодня уже не о замедлении роста мировой экономики, а о значительном проседании, падении мирового ВВП. Безусловно, многие серьезные испытания на финансово-экономическом фронте еще впереди. И на фоне ежедневной борьбы с эпидемией внутри своих «национальных квартир» – государств – еще больше усилятся и проявят себя общемировые и долголетние тренды – деглобализация, фрагментация мира, усиление национальных государств и границ.

Эти тренды не обойдут стороной и интеграционные процессы. На смену интеграции как способа глобализации и выхода на мировые рынки придет интеграция региональная, блоковая как способ укрепления суверенитета и защиты против «другого». Мы не увидим движение мира к единому целому, а, скорее, увидим дальнейшее движение к регионализации – формированию блоков вместе с параллельным нарастанием соперничества между США и Китаем. 

В свою очередь, противостояние между США и КНР может вызвать дилемму выбора для многих государств Евразии и ещё более осложнить международные экономические и политические отношения в мире, а самая серьезная битва в скором будущем затронет вопросы технологических платформ и развития новых информационных технологий. Еще до эпидемии вопрос использования 5G-технологий от китайского Huawei вызывал ожесточенные споры в Европе и США. И России, и ЕАЭС есть повод задуматься о своей технологической самодостаточности, об уровне развития науки на этом направлении и готовности отвечать на эти вызовы уже сегодняшнего дня.

Стоит оговориться, что глобализация на уровне современных информационных технологий, безусловно останется. Само пользование технологиями будет становится всё более «прозрачным» – всё больше платформ и серверов иностранных и транснациональных компаний и приложений будет хранить вашу личную информацию и фиксировать поведение в Интернете. И вовсе нет никакой гарантии, что ваша оцифрованная информация однажды не станет достоянием общественности, даже если вы её предоставили исключительно государственным службам.

Тем не менее, есть и очень болезненные удары по глобализации вследствие пандемии коронавируса. Область, особенно сильно ощутившая побочные эффекты реакции государств на эпидемию, – инфраструктурная связность. Страны закрыли границы, прекратили существенную долю авиаперелетов и ж/д-перевозок. Соответственно, из-за жестких, хотя и естественных в случае эпидемии мер сокращена мобильность населения, приостановлена работа туристического сектора, образовательные и научные обмены, бизнес-поездки. Из-за обвала рынка труда в мире трудовая и деловая миграция столкнется с вызовами безработицы в странах-реципиентах и очагами нестабильности уже в своих родных государствах. Для Центральной Азии это повышает риски распространения радикальных исламских движений на фоне благоприятной почвы для популизма и вербовки в свои ряды.

В целом мигрант в современном мире пандемии – лишняя обуза, и этот тренд пока на некоторое время закрепится. Острота вопроса касается, безусловно, не только постсоветского пространства, Китай неминуемо столкнется с умножающейся по миру (особенно, на Западе), синофобией. Застрявшие в чужих странах на карантине иностранцы тоже уже могут на себе почувствовать все разнообразие жестких государственных мер борьбы с нарушителями – особенно, ярко наблюдается это в Азии.

Упомянутые выше мобильность и инфраструктурная связанность остро необходимы для «интеграции снизу», через население, и пока этой привилегии мы лишены. Молодые еще неустоявшиеся интеграционные объединения, к которому относится и ЕАЭС, сталкиваются с проблемой «расклеивания» Союза на фоне серьезной встряски и жестко государственной, националистической реакции на пандемию с выборочным игнорированием интеграционных норм и обязательств. 

Ситуация в Евросоюзе, «образцовом» интеграционном объединении, неспособность наднациональных органов принять на себя ответственность и сыграть роль органа сплочения или хотя бы координации мер по предотвращению дальнейшего роста инфицирования – серьезный удар по идеям интеграции как таковым. Ожидание быстрой реакции от наднациональных органов ЕС естественно, так как на кону – благосостояние и функционирование всего Союза, включая обеспечение четырех свобод – свободы движения товаров, лиц, услуг и капитала.

Вдобавок ко всему, межгосударственные, не интеграционные организации также не смогли должным образом мобилизоваться и отреагировать – ООН не смогла стать полноценной площадкой для обсуждения пандемии, а Совет Безопасности ООН до сих пор не сумел даже подать голос. По сути в этой ситуации проявить себя смогла только одна авторитетная и при этом рекомендательная структура в системе ООН – Всемирная организация здоровья – не имеющая мандата принимать решения и неоднократно вызывающая на себя гнев – то за нерациональные организационные траты и лоббирование чужих интересов, то – уже совсем недавно – за излишне спокойную реакцию на происходящее в китайском Ухане.

Таким образом, деглобализационные тренды прямым образом влияют и на возможности интеграции. Пока это влияние – преимущественно болезненное и шоковое. 

Впрочем, не будем забывать и о традиционных возможностях кризисов. Осыпание привычных контуров и правил глобализованного мира с последующей общемировой нестабильностью может стать хорошим стимулом для новых интеграционных инициатив и поиска большей сплоченности перед общими угрозами – в том числе и в рамках проекта ЕАЭС. Пока мировые перемены не слишком глубокие, а значит, у нас еще есть шанс быстро адаптироваться к происходящему.


ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.    

Поделиться:

Яндекс.Метрика