Ждать ли Центральной Азии появления китайских частных военных компаний?

Дата:
Автор: Василий Кашин
Безопасность Центральной Азии, соседствующей с особо беспокойным сегодня Афганистаном, – не пустое слово для Китая, поставляющего газ из Туркменистана и рассчитывающего на реализацию своих проектов по маршрутам «Пояса и пути». Может ли появление на территории стран региона военных компаний стать реальным методом защиты интересов для Китая? Ждать ли Центральной Азии появления китайских частных военных компаний?

Министр иностранных дел Китайской Народной Республики Ван И с 12 по 16 июля совершил рабочие визиты в Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан, а также принял участие в заседании Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по Афганистану и международной конференции по связям Центральной и Южной Азии.

Безопасность региона, местных месторождений и инфраструктурного потенциала – не пустое слово для Китая, поставляющего газ из Туркменистана и рассчитывающего на реализацию своих проектов по маршрутам «Пояса и пути». Может ли появление на территории стран Центральной Азии частных военных компаний стать реальным методом защиты своих интересов для Китая?

Ia-centr.ru поговорил с китаистом, заведующим сектором международных военно-политических и военно-экономических проблем Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василием Борисовичем Кашиным.


Под частными военными компаниями (ЧВК) часто понимают любые компании, оказывающие услуги в сфере безопасности за рубежом, но это не так. Общепринятое определение дано в Документе Монтрё, согласно которому, частная военная компания оказывает услуги по вооруженному сопровождению конвоев, охране объектов, по обслуживанию военной техники, обучению персонала работе с пленными, включая ведение допросов, по работе с разведданными.

Любую охранную деятельность называть деятельностью частной военной компании нельзя.

Документ Монтрё – итог инициированных в 2006 году правительством Швейцарии и Международным комитетом Красного Креста международных переговоров. Призван содействовать уважению международного гуманитарного права и стандартов в области прав человека.

В Китае, как и в России, нет законодательства о частных военных компаниях, но КНР имеет мощнейший сектор охранного бизнеса, связанный либо с Народной вооруженной милицией (аналог Росгвардии), либо с Народно-освободительной армией Китая (НОАК). Личный состав компаний формируется вышедшими в отставку старшими офицерами этих структур.

Китайские охранные компании уже действуют в Центральной Азии, в частности, в Кыргызстане, но порой обслуживаются местным персоналом и маскируют свою национальную принадлежность. Присутствие таких частных структур неизбежно везде, где есть крупные китайские инвестиции.

Китай уже поднимал вопрос о возможности присутствия более масштабного охранного бизнеса, но у руководителей центральноазиатских государств это не встречает энтузиазма. Возможен поиск промежуточных вариантов, когда китайцы будут либо действовать в каких-то рамках, либо будут создаваться совместные предприятия с российскими и местными компаниями. Остро проблема стоит не в ведущих странах региона, а там, где слабое государство и проблема с обеспечением безопасности, например, в Кыргызстане.

В 2017 году появились публикации о строительстве китайцами двух крупных тренировочных лагерей в Афганистане по подготовке сотрудников охранных компаний, работающих за рубежом, куда консультантом был приглашён бывший руководитель компании Blackwater – Эрик Принс. В дальнейшем это сотрудничество, выгодное обеим сторонам, прекратилось. Возможно, из-за острого кризиса в американо-китайских отношениях.

Китайская инвестиционная активность в странах Центральной Азии снижается в последнее десятилетие. Приоритетом для китайских охранных компаний сейчас является, во-первых, район Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК), где действительно имеют место огромные инфраструктурные инвестиции и большие проблемы с безопасностью, а во-вторых, Африка.

Отдельная тема – это то, что может произойти в случае резкой дестабилизации обстановки в центральноазиатском регионе, прежде всего из-за Афганистана. Китай осторожно подходит к применению своих вооруженных сил за пределами страны, но может финансировать отдельные структуры, как это сделали в Афганистане, или оставить персонал, который будет помогать эксплуатировать технику, как это было, например, на севере Мьянмы.

Поделиться: