Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Заметки раздраженного алматинца: чем занимается маслихат?

Заметки раздраженного алматинца: чем занимается маслихат?

17.10.2017

Автор: Тимур Исаханов

Теги: Казахстан

Формально от маслихата (органа местной представительной власти) Алматы вреда нет. Но ведь и пользы никакой. Вернее есть, но совсем маленькая, поэтому без политического микроскопа ее не рассмотреть.

Изначально маслихат задумывался в качестве механизма балансировки местной исполнительной власти в лице акима и его аппарата. Он призван доносить до акимата потребности населения подведомственной территории и следить за реализацией их удовлетворения. Однако сразу стало ясно, что силы не равны. Исполнительная власть в Казахстане всегда сильнее хоть законодательной, хоть судебной, если последние не выступают в кумулятивной связке с исполнительной властью в форме какого-нибудь властно-финансового клана. В итоге получился киргизский вариант после первой и второй тюльпановых революций, когда кардинально картина не поменялась, но число политических игроков увеличилось.

Если взглянуть на персональный состав 37 членов маслихата г. Алматы, то бросается в глаза гипертрофированная доля представителей среднего и полукрупного (по меркам Казахстана) бизнеса. Здесь пролегает водораздел между маслихатом южной столицы и маслихатами дотационных городов и районов – там в депутатах доминируют всевозможные категории бюджетников. Интерес бизнесменов к депутатским мандатам маслихатов имеет в первую очередь экономическое объяснение. Даже если та или иная компания не нуждается в заказах и подрядах акимата, присутствие ее представителей в маслихате позволяет решать вопросы взаимоотношений с городскими властями и филиалами республиканских органов в мегаполисе, заниматься проблемами подключения к городским системам ЖКХ и прочей инфраструктуре. В общем, синтез власти и денег получается вполне рентабельный.

Избирательные технологии в маслихат специфические. Собственно электорального процесса как такового нет, ибо все решается с помощью административного ресурса. Однако борьба за возможность быть обласканным этим самым адмресурсом очень даже конкурентная. В свете того, что мир и городской социум не стоят на месте, в маслихате существует маленькая квота на инвалидов, этнических меньшинств (русские в Алматы этническим меньшинством не считаются, хотя их объективно меньше казахов), деятелей культуры. Несколько женщин для гендерной инклюзии – тоже обязательный штрих.

С коммерческой точки зрения наличие у Алматы маслихата способствует диверсификации финансовых потоков и связанных с ними линий жизни внутри города. В противном случае все ресурсы оказались бы сконцентрированы в руках маленькой кучки монополистов по принципу типового города в восточной деспотии.

Деньги любят тишину. На этой почве маслихаты редко сотрясают всевозможные скандалы. Последним громким событием было лишение Олега Нама, главы строительной корпорации «Куат», маслихатского мандата в 2009 году, когда компания обанкротилась и оставила тысячи дольщиков жилья ни с чем. Правда, тогда это было частью общереспубликанского процесса обрушения цен на недвижимость и коллапса среди застройщиков. Теперь финансовые вопросы решаются в спокойной рабочей келейной обстановке. На этой почве стал чаще возникать полюбовный компромисс.

Вечная тишина со стороны маслихата оказалась вредной с политической точки зрения. После того, как в Алматы прекратили деятельность всевозможные оппозиционные политические партии и движения с политическим окрасом, мегаполис погрузился в нездоровую общественно-политическую полуспячку. Ползучая исламизация в южной столице продолжается и где-то даже набирает темп, но данные группы индивидуумов тоже совсем непубличные и находятся вне легального информационного пространства.

Ответом на молчаливость маслихата стало создание общественного совета г. Алматы. Данный консультативно-совещательный орган, лишенный каких-либо серьезных полномочий, призван осуществлять обратную связь между городской исполнительной властью и населением. Смычку между маслихатом и общественным советом осуществляет Рахман Алшанов, ректор частного университета «Туран». Он одновременно является членом малихата южной столицы и председателем общественного совета. Сам он публично выступает мало, зато в общественном совете имеются кадры, которые регулярно выдают что-нибудь в медиа-пространство и социальные сети.

У маслихата двойственная позиция в восприятии его населением. Акимат, как орган реальной власти на местах, алматинцы не любят по определению, хотя у автовладельцев, пешеходов, пользователей общественного транспорта, экологов, архитекторов, пенсионеров, инвалидов, жителей домов с изношенными системами ЖКХ, торговцев на базарах, собаководов свои счеты с чиновниками, но вместе все это складывается в общий негатив. Маслихат как самостоятельную и весомую силу алматинцы не воспринимают, однако из-за того, что тот согласен со всеми решениями акимата, часть негатива в адрес городских властей достается и ему.

Если посмотреть на решения маслихата г. Алматы, то впечатляет сам спектр рассматриваемых вопросов. Здесь и переименование улицы Жамбыла Жабаева в улицу Розы Баглановой в микрорайоне «Коктобе» Наурызбайского района г. Алматы. И дополнительное предоставление лекарственных средств отдельным категориям граждан, больным орфанными и редкими заболеваниями. И внесение изменений в бюджет южной столицы на 2017-2019 годы. И определение перечня социально значимых автомобильных сообщений, подлежащих субсидированию в городе. Но если спросить на улице десять первых попавшихся прохожих «чем занимается маслихат?», то девять из них гарантированно затруднятся с ответом. Вопрос «защищает ли маслихат интересы жителей?» вообще получится провокационным.

Разумеется, Алматы не единственная административно-территориальная единица Казахстана, где обширная в бумажном измерении работа маслихатов не видна жителям на практических примерах и, что еще хуже, не воспринимается в качестве полезной. Аким хоть может предъявить празднование 1000-летия Алматы, велосипедные дорожки, перерытые улицы (городскими властями это почему-то воспринимается как положительное явление). А чем может похвастаться депутат маслихата? Правда, у них про работу и ее результаты никто не спрашивает, потому что эти функционеры находятся вне поля зрения не только горожан, но и журналистов. К ним никто не обращается с просьбой поделиться точкой зрения маслихата на тот или иной серьезный вопрос или взять комментарий. Поэтому маслихат как бы есть в системе органов государственной власти, а вроде бы его и нет.

Когда на последних выборах в маслихат туда рванули большим косяком бизнесмены, то многие наблюдатели ожидали жарких схваток за куски бюджетного пирога. Ведь подразумевался диалектический конфликт между бизнесами маслихатовцев и тем бизнесом, который «крышуют» чиновники акимата. Однако ничего такого не получилось. Обе группы смогли достичь компромисса, несмотря на их объективную прожорливость и естественные амбиции. Косвенно подобный результат свидетельствует о том, что ресурсная база Алматы остается большой и способной удовлетворить достаточно большую группу игроков с хорошими аппетитами. Правда, открытым остается вопрос, насколько быстро истощается кормовая база южной столицы и в какой точке процедура ее раздела станет приводить к мощным конфликтам участвующих сторон.   


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение