Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алматы между мальтузианской ловушкой и туристическим кластером

Алматы между мальтузианской ловушкой и туристическим кластером

Все началось с наблюдения за «водной пробкой». В горах под Алматы в этот год выпало снега на 25% выше среднегодовой нормы, сейчас пришла жара и специальные службы систематически сливают воду по артериям горных рек. В мегаполисе реки убраны в своеобразные прямоугольные бетонные бассейны, которые цепочкой переходят один в другой из верхних районов южной столицы Казахстана до нижних, а потом вода теряется в полупустынях. Зарубежные гости Алматы из равнинных территорий называют эти водно-архитектурные сооружения «водопады», чем повергают в изумление горожан, которые видели в прилегающих горах реальные природные водопады.
 
Великая Степь в отношении республики – это все-таки художественный образ, наша реальность – это Великая Полупустыня. Степь здесь тоже имеется, как леса и чисто пустыня, но по занимаемой территории они уступают полупустыням. Вода – жизнь. В Казахстане данное утверждение понимаешь предельно отчетливо. В Алматы вода есть и потому в городе, фактически находящемся в оазисе, проживает (реально, а не по официальным данным) 2,5 млн. человек. Еще 0,5 млн. жителей приходится на ближайшие окрестности. Алматинская агломерация фактически существует, но административно никак не оформлена. Правда, все последние десятилетия собственно город распространяет свою границу на все новые и новые пригороды.
 
При общем населении страны в 18 млн. человек и площади в пять Франций 3 млн в одном месте получается реально много. Пока в Алматы бушевал строительный бум, где застройщики и вовлеченные в процесс чиновники делили между собой 7000% (семь тысяч!) прибыли на каждый вложенный доллар, мегаполис умудрялся переваривать поступающие в него человеческие ресурсы. Сегодня строительный пузырь пусть и не лопнул, но все равно за восемь лет сдулся основательно, былого притока нефтедолларов нет, а люди так и продолжают приезжать за лучшей долей в главный мегаполис страны.
 
Мальтузианская ловушка в своем классическом виде предполагает обгоняющий рост населения по сравнению с ростом производства продовольствия в доиндустриальном обществе. Алматы – это все-таки де-индустриализированный город. Бывшие промзоны советского периода превращены в торгово-развлекательные центры, склады, сервис-центры (в первую очередь по обслуживанию автомобилей) и офисные блоки. Вот только продолжающегося притока людей на фоне общего понижения доходов в экономике подобная модель хозяйствования мегаполиса переварить не в состоянии. Работа в Алматы есть, но размер ее оплаты не позволяет сводить концы с концами , в условиях местных цен (жилье, ЖКХ, продукты питания, лекарства). Если ничего не менять, то конечный результат получится как в типовой мальтузианской ловушке – беспорядки такого масштаба, при котором бишкекские побоища 2005 и 2010 годов поблекнут, а ошские события 2010 года будут однозначно превзойдены количеством жертв и разрушений.
 
Вернемся к «водной пробке». Наблюдая ее спуск по Большой Алматинке мы увидели, как с моста через реку падает мусор. Оказалось, уличный дворник сметает таким образом наметенное в водоем. Хотя специальный контейнер на колесиках для мусора у него имеется, но возить его дворнику не очень хочется. Следом мужчина в районе сорока лет, доев донер-кебаб (турецкий фаст-фуд, пожалуй, самый массовый в городе), выбросил пакет из-под еды в ту же реку. А город и без этого сильно пострадал за время строительной вакханалии. Если в 70-ые годы прошлого века на жителя тогда Алма-Аты приходилось 86 квадратных метров общественной зелени (парки, аллеи, клумбы, лужайки), то сегодня их менее 7-ми. Плюс площадь частного сектора с его деревьями и цветами сократилась очень сильно.
 
Брендом Алма-Аты всегда были тенистые аллеи в обрамлении журчащих арыков, которые создавали прекрасный микроклимат и позволяли приятно переносить жару. В нынешнем Алматы сохранились подобные участки, но они скорее исключение, чем правило. PR-усилиями городских властей город удревлен до 1000-летней истории, но даже со времен царской России в нем мало что осталось. Например, ровная планировка улиц в старой части мегаполиса, предназначенная для его проветривания ночными бризами, была перекрыта для потоков воздуха еще в позднесовесткий период. А уж современные новостройки это безобразие усугубили еще больше.
 
Советские градостроители считали город комфортным для жизни при населении в 400 тысяч жителей. Максимальная нагрузка виделась в 600 тысяч при том уровне развития технологий. Потом верхнюю планку подняли до 800 тысяч горожан. Но как ни крути, это в разы меньше, чем имеющиеся 2,5 млн постоянных жителей, плюс полторы сотни тысяч в день по маятниковой миграции. Излишне напоминать, что транспортная система города находится на грани дисфункции. В настоящее время мальтузианская ловушка действует в том отношении, что люди, прибывающие в Алматы за работой и зарплатой, вместе с уже осевшими в городе подрывают фундамент, который и обеспечивает всех работой и зарплатой.
 
Чтобы разорвать порочный круг, городским и республиканским властям необходимо взглянуть на южную столицу как на туристический кластер. Кочки, на которые можно опереться, до сих пор имеются. Мегаполисов у подножия гор с четко выраженной высотной поясностью в середине Евразии единицы, а значит потенциальная ниша на мировом туристическом рынке уже имеется («пляж и пальма» всегда в приоритете, однако это далеко не единственное направление для турпотоков).
 
Всемирная туристическая организация говорит о том, что до 30% мотивации, когда человек выбирает место для поездки, приходится на вопросы чего поесть, продегустировать и выпить. В этом отношении Алматы почти идеален. Богатая разнообразная кухня – очевидный козырь мегаполиса. В отличие от «зеленых легких» города или чистоты на улицах, эта составляющая привлекательности южной столицы Казахстана с годами не меркнет. Кому-кому, а гурману (особенно обеспеченному) можно развернуться в системе здешнего общественного питания с полной выкладкой желудка и печени.
 
Гости города, прибывающие сюда по вопросам бизнеса из-за рубежа, часто забывают о главном предназначении деловых обедов и ужинов, уходя в раж поглощения пищи. Список только основных кухонь Алматы уже немаленький. Сюда входят казахская, русская, то, что принято называть «европейская», поскольку она представляет собой набор продуктов и блюд, традиционно относимых к французской (салаты), немецкой (колбаски), итальянской (пиццы) и другим кухням европейских стран. К югу от мегаполиса Средняя Азия с ее пловом и своими характерными яствами. На восток – Восточный Туркестан, а там блюда уйгурской, дунганской кухонь. Еще дальше к восходу солнца – корейская и китайская кухни. Шашлык вроде бы считается атрибутом кавказской кухни, но в Алматы воспринимается как имманентно (внутренне) присущий городскому общепиту. Из тех, кого занесло ветрами глобализации сравнительно недавно: японская, индийская, мексиканская, аргентинская (мясо, жаренное на решетке) и кубинская кухни. Турецкая вроде бы тоже из новичков, однако в нише алматинского фаст-фуда является одним из очевидных лидеров. Если кому-то нужны Макдоналдс, Бургер-кинг и KFC – тоже пожалуйста.
 
Разумеется, превращение Алматы в туристический кластер не в состоянии произойти само по себе. От республиканских властей требуются послабления в визовом и таможенном режиме, перестройка сознания полицейских по отношению к туристам и понижение налоговой нагрузки на туристическую отрасль. Для начала необходимо хотя бы создание отдельного министерства туризма, которого никогда не было. Городские власти обязаны бороться с мусором, решать транспортно-логистические проблемы, снимать шлагбаумы в направлении горных ущелий или хотя бы делать их легко преодолимыми. Физическая безопасность всех – отдельная комплексная проблема, где требуется участие всех заинтересованных сторон.
 
Естественно, что для достижения туристических высот, придется бороться с высокой культурой лени и еще более высокой культурой безответственности, понижать уровень коррупции. Но по большому счету выбора у Алматы нет. В противном случае децивилизационные процессы превратят мегаполис в большой талдыкорган – и это еще далеко не худший вариант. Мальтузианская ловушка относится к числу системных проблем, которые просто не в силах рассосаться сами собой и требуют стратегического подхода с пошаговыми действиями.    
 

Теги: Казахстан, Алматы

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение