Дата:
Автор: Святослав Антонов
Город двух берегов: какие смыслы заложены в архитектуру Нур-Султана?

Архитекторы, причастные к проектировке Нур-Султана как столицы страны, рассказали Ia-centr.ru – как формировался яркий образ нового города.

Нур-Султан в этом году отмечает 22-летие в качестве столицы независимого Казахстана. За эти два с лишним десятка лет город активно застраивался, обретая современный футуристичный облик. О том, в чем заключается символизм архитектуры столицы, как появлялись необычные здания, ставшие достопримечательностями города, и что сформировало городскую планировку?

Рассказали архитекторы, причастные к созданию облика Нур-Султана, – руководитель группы, работавшей над первым генпланом столицы, вице-президент Ассоциации проектировщиков Казахстана Серик Рустамбеков и один из авторов монумента «Астана-Байтерек» и президент Союза архитекторов Казахстана Акмурза Рустамбеков.

Расскажите, как создавался план столицы? В результате интенсивной застройки город разделился на старую часть на правом берегу и новую «хайтековую» – на левом. Как появилось такое разделение?

Серик Рустамбеков: Когда разрабатывали первый генплан Астаны, мы не уделяли внимание смыслам, так как нужно было найти практические, инженерные решения и грамотно их воплотить.

Существовал опорный план города с его социальной и инженерной инфраструктурой, но теперь город менял масштаб, и ему были нужны новые территории. Город приобретал столичные функции – нужно было найти пространство для их воплощения. Советский Целиноград, а позже Акмола, развивались на правобережье Ишима. 

Город был ограничен рекой и железной дорогой и развивался с запада на восток. В восточном направлении дальше двигаться было нельзя, потому что русло реки там сближалось с железной дорогой. В западном все было застроено типовыми многоэтажками, а со стороны железной дороги – промышленной зоной. Нужно было идти либо на тотальный снос существующей застройки, либо искать место на левобережье Ишима, где в основном стояла частная застройка и дачные участки.

Перенос столицы осуществлялся в сложные годы, людям месяцами не выплачивали зарплаты. В такой обстановке изъять частные участки было проще, чем сносить жилую застройку. Проблема с освоением левого берега и побережья Ишима заключалась в том, что эта территория периодически затоплялась. Кроме того, грунтовые воды подходили слишком близко к поверхности. Строительство нового административно-делового центра требовало инженерной подготовки местности. Этим мы занимались при разработке генерального плана. Перед нами также стояли вопросы коммуникаций, связи правого берега с левым через мосты.

xVAKqqDB2v0w.jpg

Акмурза Рустамбеков: Астана строилась как новый город. Было две концепции его развития – восстанавливать старую существующую часть города или строить новый город на левом берегу. Было проведено несколько конкурсов, и в результате выиграл проект японского архитектора Кисё Курокава. Было принято решение остановиться на втором варианте. Левый берег рассматривался как новый центр города и в то же время как абсолютно новый город.

Это должна была быть территория с административным центром и жилыми районами, а также всеми необходимыми градостроительными комплексами. Это новый, современный город, гармонично связанный со старой частью. Территория должна была переходить с правого на левый берег. При этом не ставилась задача выбора конкретных примеров или устоявшихся стилей.

Какой, на ваш взгляд, была концепция и философия архитектурного облика Нур-Султана, когда он формировался? Как она изменилась, и каким город стал в итоге?

С.Р.: Когда Астану официально презентовали в качестве новой столицы, мы показали Первому Президенту свои эскизы на тематической выставке. Он должен был остановиться у нашего стенда на 15 минут, а в итоге мы общались полтора часа. Однако наш варианты понравился далеко не всем в тогдашнем руководстве страны. К разработке альтернативного варианта генплана привлекли саудовскую компанию Saudi Binladin Group. В итоге в 1996-ом году был проведен международный конкурс среди архитекторов. В нем победил японский архитектор Кисё Курокава. Финансировало разработку генплана японское агентство по международному сотрудничеству. Они выдвинули условие, чтобы вместе с Курокавой работали казахстанские архитекторы, и он обратился к нам.

unnamed-11.jpg

Кисё Курокава – японский архитектор и один из основателей движения метаболистов.

Был образован международный консорциум. Чтобы понять, какой тогда задумывалась столица, надо знать каким человеком был Кисё Курокава. С 60-ых годов он продвигал идею архитектуры симбиоза, концепцию линейного города.

Работая над генпланом, он делал быстрые наброски и вкладывал в них идею единения человека с природой, создание городской структуры как живого организма. Побережье реки превращалось в линейный парк, который пронизывал весь город в виде экологического коридора. Притоки реки стали «зелеными языками», которые должны были вклиниваться в структуру города.

Вокруг реки группировались парки, а вокруг самого города создавался зеленый пояс. Когда столицу только перенесли, город располагался практически в голой степи, а ближайшие леса росли в 60 км. Курокава впервые высказал идею о создании монумента в самом центре нового делового района высотой 97 метров, что символизировало бы год переноса столицы.

95f3eee6c72445919124dcdf4547ee44.jpg

В ходе работы над генеральным планом совместно с Курокавой было разработано четыре модельных проекта. В одном из них учитывалось строительство социального жилья в виде высотных домов с дворами колодцами, как в Южной Корее или Бангкоке.

Другой проект моделировал парк, в котором была бы представлена вся флора и фауна Казахстана, и все климатические зоны. Уже тогда была модель развития общественного транспорта, предусматривающая строительство линии легкорельсового транспорта – ЛРТ. 

Еще один проект предусматривал создание водно-зеленого бульвара (бульвар Нуржол) с осью правительственных зданий. Была идея трехъярусного молла длинной 3 км, где нижний ярус был бы отдан транспорту, средний – под развлечения, торговлю и общепит, а верхний ярус отводился бы для прогулочной зоны с фонтанами. 

К сожалению, не все планы были воплощены в жизнь, так как в генеральном плане был сделан неверный прогноз по росту численности населения. Мы заказывали несколько исследований на эту тему, и по самым оптимистичным прогнозам к 2020-му году население города должно было составить 800 тысяч человек. Кроме того, в Нур-Султане было проведено несколько крупных международных мероприятий, которые повлияли на организацию территории и схему города. 

А.Р.: Город строился в сжатые сроки. Для строительства различных объектов применялись разные методы инвестиций и финансирования: привлечение зарубежных и казахстанских инвесторов, свободная экономическая зона и.т.д.

Каждой компании, желающей принять участие, предоставлялись налоговые льготы, а также участки под застройку. В итоге город получился в смешанном, евразийском стиле. При застройке центра обязательным было соблюдение осей, то есть чёткое распределение на жилую и административную зоны. 

kruglaya-plochad.jpg

Определялись габариты зданий, как оно будет располагаться относительно магистральных сетей. Основной осью нового центра стал водно-зеленый бульвар. Вокруг него формировались административные здания, культурно-развлекательные центры и жилая застройка, и это закладывалось в генеральном плане. Я много общался с зарубежными архитекторами, они говорят об оригинальности идеи водно-зеленного бульвара. Она несет в себе большую эстетическую и функциональную нагрузку. Бульвар должен был находиться на двух уровнях, но, к сожалению, до конца этот план осуществить не удалось.

Чтобы быстрее привлечь инвестиции и осуществить свои идеи, каждый автор, смотря на регламент предлагал свои концепции и проекты. Была основная ось – это здание Акорды, Байтерек, Хан Шатыр и т.д. Вдоль этой оси появлялись какие-то доминанты, жилые дома, офисы, коммерческие объекты. Формирование какой-то идеологии или стиля изначально не предусматривалось. Стиль и архитектурные образы складывались самостоятельно у каждого отдельного автора проекта.

11893399.jpg

ЖК «Северное сияние»

Было довольно много экспериментов, такие как ЖК «Северное сияние» в виде танцующих домов и другие. Подобные здания имеют особую оригинальность и отличия по высоте или форме. Каждый застройщик утверждал эти проекты в особом порядке.

Расскажите о ваших любимых зданиях в столице и смысловом посыле их архитектуры?

C.Р.: В общем ряду столичных построек выделяются проекты британского архитектора Нормана Фостера. Это конечно «Хан Шатыр» – довольно крупный развлекательный центр, который в день посещают до 15 тысяч человек.

Благодаря своему необычному образу огромного остроконечного, немного наклоненного шатра, он стал одним из символов города. Казахи, конечно, традиционно не использовали шатры в качестве жилища, но в этом здании все равно прослеживаются мотивы быстровозводимых степных конструкций и намек на кочевнический характер быта наши предков.

11038019.jpg

Хан Шатыр

Пирамида Дворца мира и согласия выглядит скромнее «Хан Шатыра», но это также одна из достопримечательностей столицы. Когда она возводилась наш Президент загорелся идеей регулирования мировых конфликтов мирным путем.

Он решил провести съезд мировых традиционных религий и для него было решено построить отдельное здание, под куполом, а в данном случае под общим пространством пирамиды собрались бы представители различных наций, культур и религий. Идею пирамидальной формы предложили заказчики, то есть руководство страны, а воплотил ее британец Фостер.

xhFMTv1ObaA.jpg

Дворец мира и согласия 

А.Р.: За прошедшие 20 лет технологии строительства и производства материалов шагнули далеко вперед. Они позволяют строить ещё более качественно и в сжатые сроки. Тем не менее мы можем сказать, что некоторые здания, построенные тогда в Астане даже сегодня могут соперничать с лучшими европейскими и азиатскими проектами. Я, конечно, говорю только об отдельных сооружениях.

Мне лично очень нравится «Хан Шатыр», его обтекаемость и наклонно-вертикальное покрытие выделяется на общем фоне и в то же время гармонично вписывается в пространство.

Очень люблю «Байтерек» – он имеет необычную форму и поражает простотой и каким-то естественным величием. Есть очень много красивых зданий, например – Пирамида, она как бы завершает общую композицию. 

Все три здания, которые расположены по данной оси: Хан Шатыр, Байтерек и Пирамида – они разного стиля, но со своими интересными формами трактовками и объёмами.

казахстан-астана-фото-1-.jpeg

При проектировании и строительстве «Байтерека» закладывался смысловой посыл. Большое внимание уделялось нашей национальной мифологии, в частности, легенде о птице Самрук, которая откладывает яйцо в кроне мирового древа, это символизирует солнце и дневной свет. Прилетающий дракон съедает яйцо, таким образом наступает ночь. Происходит как бы вечная борьба света и тьмы, добра и зла.


Когда «Байтерек» задумывался как символ Астаны, предлагались самые разные варианты: арка с Золотым человеком, здание в виде шапки султана. Мне казалось, что этот объект не должен быть просто памятником. Хотелось, чтобы человек мог взаимодействовать с ним. Поднимаясь на высоту любой, может наблюдать и любоваться как строится и развивается город.

На тот момент высота сооружения была довольно солидной. Сегодня, конечно, есть множество гораздо более высоких зданий, и тем не менее Байтерек гармонично вписался в нашу столицу и стал настоящим символом, построенным по мотивам тюркских легенд.  

Если говорить о комплексе правительственных зданий, то на тот момент они решали свою задачу. С точки зрения градостроительства длинное, около одного километра здание Правительства, замыкающееся высотками Парламента и Сената, вполне оправдывает себя функционально. Видеть здесь какие-то архитектурные образы очень сложно, это обыкновенное, современное, административное сооружение.

5718265.jpg

Здание Акорды немного отличается, здесь явно представлен образ дворца, созданного на стыке европейской и азиатской культур. Накрывающий здание купол символизирует восточный шатер, величественная колоннада – прямая отсылка к европейским традициям.

67516.jpeg

Удалось ли в Нур-Султане сформировать единый стиль архитектуры?

А.Р.: Город не несёт определенной архитектурной стилистики. Есть отдельные элементы и объекты, имеющие чисто европейский или чисто азиатский стили. В отдельных зданиях присутствуют даже китайские и кавказские мотивы. При этом как такового единого стиля не наблюдается. Может быть, в будущем появятся кварталы, выполненные в единой стилистике. В то же время – это современный город, который впитал в себя всё многообразие и культурное различие участников его проектирования и застройки. Наверное, в этом и есть главная особенность и неповторимость нашей столицы. Город строился и одновременно заселялся жителями, и каждый вносил свою лепту в его развитие.

Уникальным в Нур-Султане является вкрапление зеленой зоны в город. Изначально, когда деревья были небольшими, это выглядело странно, существовало много пустых пространств. Сейчас, спустя 20 лет, пространство стало приобретать форму и образ. Пройдет ещё лет 15 лет, и это будут уникальные перетекающие друг в друга парково-зеленые массивы, что очень важно в таких климатических условиях. Эта идея была заложена в генеральном плане, и в будущем она должна дать огромный эффект. К сожалению, сегодня многие новые широкие проспекты слабо поддерживаются зеленым поясом и насаждениями. Думаю, потом эту проблему можно будет решить, но это упущенное время и дополнительные затраты. 

Как вы думаете сформировала ли необычная архитектура новой части города место, где удобно и приятно жить?

А.Р.: В советские времена город строился по четкому регламенту и стандартам. Ширина улица, расстояние между домами – всё четко прописывалось в нормах. Естественно, человек привыкает к этим параметрам и ждет, что они будут воссозданы. Например, если взять жилищное строительство – на каждого человека предусматривалось не более 18 кв. м.

В столице мы строили новый город, менялись нормы и подходы, постепенно меняется и менталитет, и восприятие города людьми. Нередко совершали ошибки, к примеру, когда привезли алюкобонд и стали отделывать им жилые дома. Это был трудный путь проб и ошибок.

В 2018-ом году проходил международный конгресс архитекторов, на котором высказывались разные, порой очень полярные мнения экспертов об архитектуре Нур-Султана. Некоторые архитекторы утверждали, что город пустоват, в нём много свободных пустых пространств. Другие говорили, что здесь чувствуется дыхание западной культуры и город очень современный.

Говорить, что он стал суперуникальным очень сложно, но в то же время бесспорно, что этот город уже признан всем мировым архитектурным сообществом. В относительно короткий промежуток времени, всего 20 лет, население увеличилось в 3,5 раза. Для полноценного проживания необходимо было создавать комфортную и современную среду для проживания, работы и отдыха, и с этой задачей мы справились неплохо.

Каким Вы видите будущее архитектуры Нур-Султана?

Акмурза Рустамбеков: Я верю, что в будущем в городе появится ещё не мало уникальных зданий и архитектурных комплексов. Развитие идет постепенно, многие знаменитые города мира до сих пор меняют свой облик. Будущее развитие сильно зависит от экономической ситуации, но думаю, что столица будет расти приобретать новый облик и обрастать современными районами. Жизнь не стоит на месте, и в Нур-Султане мы ещё построим немало зданий – символов всего Казахстана.       

 

Поделиться: