Экономика первого срока Шавката Мирзиёева: что изменилось в Узбекистане

Дата:
Автор: Станислав Притчин
#Узбекистан за последнюю пятилетку при президенте Мирзиёеве пережил большое количество изменений, в том числе в экономической сфере: за эти годы страна стала «модной» для зарубежных инвесторов, повысила свои международные рейтинги, нарастила внешнюю торговлю. Признание и новый статус – результат успешных, но порой и болезненных для самой экономики Узбекистана, реформ и шагов с заявкой на продолжение. Что удалось реализовать за эти пять лет и что еще предстоит сделать Республике Узбекистан – анализирует в своем обзоре к.и.н., старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.
Экономика первого срока Шавката Мирзиёева: что изменилось в Узбекистане

24 октября 2021г. в Узбекистане состоятся досрочные президентские выборы. Ожидаемо, главным фаворитом стартовавшей предвыборной гонки за высший пост в республике считается действующий президент Шавкат Мирзиёев, который может пойти на второй срок. Ожидаемо – потому что именно с фигурой второго главы Узбекистана связывают системные изменения во внешней и внутренней политике страны, реализуемые с 2016 года. Из чего эти перемены состоят и как их отобразить в практических показателях и цифрах – разберем на наглядных примерах.

После своего избрания в декабре 2016 года президент Мирзиеев объявил о запуске «Стратегии действий по пяти направлениям дальнейшего развития на 2017-2021гг.». Документ фактически стал дорожной картой реформ на пятилетку президенства нового главы республики. Стратегия предполагала реализацию плана действий по ряду важных для республики направлений: совершенствование системы государственного и общественного строительства, обеспечение верховенства закона и реформирование судебно-правовой системы, развитие и либерализация экономики, развитие социальной сферы и обеспечение безопасности, межнационального согласия, религиозной толерантности, а также проведение взвешенной, взаимовыгодной и конструктивной внешней политики.

Не все достижения реформ по этим направлениям могут быть объективно измерены. Так, например, сложно дать оценку результатам совершенствования государственного строительства или оценить итоги работы по обеспечению верховенства закона. Поэтому сосредоточимся на измеримых показателях.

Рейтинги и прогнозынасколько страна привлекательна для инвестиций?

В 2018 году Республика Узбекистан (РУз) после долгого перерыва, наконец, получил свой рейтинг от международного рейтингового агентства Standard & Poor's, а в декабре 2019 года агентство подтвердило суверенные рейтинги Узбекистана на уровне «ВВ-/В» со стабильным прогнозом. Как отмечено в пояснении к рейтингу «Прогноз отражает наши ожидания того, что в течение ближайшего года бюджетные и внешнеэкономические показатели Узбекистана останутся сильными». Схожие оценки получила республика и от двух других ключевых агентств – Moody's и Fitch. Для любой зарубежной компании, финансовой организации или инвестиционного фонда оценка кредитной устойчивости от этих агентств является важным индикатором безопасности инвестиций и кредитов.

Проблемы же с инвестклиматом, политическая зарегулированность экономики, недостоверность макроэкономической статистики, регулярные трудности инвесторов не давали Узбекистану шансов до запуска реформ стать реальным магнитом для инвестиций, несмотря на весь свой потенциал.

Работа по улучшению атмосферы по ведению бизнеса также была отмечена в других международных рейтингах. Так, Узбекистан стремительно поднялся в рейтинге Doing Business, переместившись со 150 места в 2011 году до 76 места в 2019, а по итогам реформ в 2019 г. влиятельный журнал «Economist» признал Узбекистан страной года, государством, наиболее динамично осуществляющим реформы.

В ежегодном рейтинге инвестиционной привлекательности стран Центральной Азии и Южного Кавказа, проводимого экспертным центром ECED, Узбекистан заметно улучшил свои позиции в вопросе создания привлекательной и потенциально интересной для внешних инвесторов среды, заняв в 2020 году второе место в регионе после Казахстана.

Валютный вопрос

Признание успехов во многом стало итогом запущенных реформ – часто очень болезненных. Одним из самых сложных было решение о либерализации валютного рынка. Ситуация с валютным вопросом до 2017 года являлась ключевым сдерживающим фактором для работы иностранных компаний в РУз.

2 сентября 2017 г. президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал приказ «О первоочередных мерах по либерализации валютной политики», который отпустил национальную валюту в «свободное плавание». Для республики, где спустя четверть века после распада СССР официальный курс национальной валюты в разы отличался от реального обменного курса, событие стало по-настоящему революционнымТак, с принятием указа юридические лица получили возможность без ограничений приобретать иностранную валюту и расходовать ее для своих нужд; для экспортеров отменялась обязательная продажа валютной выручки; частные предприниматели и фермеры, имеющие доходы в валюте, получили право снимать ее со своих банковских счетов. Конечно, решение имело и обратную сторону – курс сума упал по отношению к основным мировым валютам фактически в два раза после запуска реформы.

За время президенства Шавката Мирзиёева разработаны и приняты в реализацию еще несколько важных стратегических документов, нацеленных на развитие страны до периода 2030-2035 гг. Среди них Концепция комплексного социально-экономического развития Республики Узбекистан до 2030 года и Стратегии развития транспортной системы Республики Узбекистан до 2035 года.

Внешнеторговая активность и выход на Центральную Азию

По итогам 2020 года объем внешней торговли составил $36,3 млрд, что на $5,5 млрд меньше, чем в 2019 году, когда объем был рекордным. Временное падение во многом было обусловлено влиянием пандемии COVID-19 и, вероятнее всего, не изменит поступательный рост внешней торговли Узбекистана, наблюдаемый с 2016 года. Тогда он составил 17.2 млрд. долларов.

Рост внешней торговли отчасти является показателем успешности внешней политики Узбекистана, в которой прошла еще одна «революция». Буквально за несколько месяцев своего руководства Узбекистаном президент сумел превратить республику из разделяющей регион Центральной Азии – в ключевое связующее звено.

Еще до избрания (будучи и.о. главы государства) Мирзиёев обозначил внешнеполитические приоритеты, среди которых на первом месте числились соседи по региону. И это не стало просто предвыборным обещанием. В считаные недели Ташкент перезапустил диалог и региональное сотрудничество с Кыргызстаном и Таджикистаном, отношения с которыми были фактически заморожены. Первые внешнеполитические поездки также пришлись на центральноазиатских соседей. Первый государственный визит в качестве официально избранного президента Шавкат Мирзиёев совершил в Туркменистан, где в начале марта 2017 г. провел переговоры с его лидером Гурбангулы Бердымухамедовым и подписал Договор о стратегическом партнерстве. Спустя две недели, в важный для региона праздник Наурыз, новый глава Узбекистана уже прилетел в Нур-Султан (тогда Астана), где провел переговоры с казахстанским коллегой Нурсултаном Назарбаевым и подписал целый комплект двухсторонних соглашений, нацеленных на развитие сотрудничества.

Личная заинтересованность нового президента РУз позволила запустить пятисторонний формат сотрудничества на высшем уровне в виде консультативных встреч. Первая такая встреча прошла в Астане в 2018 году, затем лидеры Центральной Азии собрались в Ташкенте в ноябре 2019 и в туркменской Авазе в августе 2021 года.

Успешно у Ташкента развивались отношения и с внерегиональными игроками Россией, Китаем, США, ЕС и др., с каждым из которых отмечен и рост внешней торговли, качественное улучшение политического и экономического сотрудничества.

Сумел Узбекистан при президенте Мирзиееве и сделать серьезную заявку на выход за рамки региона через реализацию амбициозного проекта «Центральная Азия – Южная Азия». Обсуждалось строительство транспортного коридора через Афганистан в Пакистан и далее в бассейн Индийского океана. Стремительное изменение ситуации в регионе, связанное с выводом американских войск, кардинально изменило геополитическую ситуацию вокруг проекта. Однако, учитывая то, что Узбекистан прагматично выстраивает свою афганскую политику, а также в условиях объективной потребности новых властей Афганистана в крупных инвестиционных проектах, у самой идеи коридора между Центральной и Южной Азией есть шансы на реализацию.

Итоги пятилетки реформчто осталось нереализованным?

Экономические реформы 2016-2021 гг. заметно улучшили инвестиционный климат Узбекистана, создали моду на республику в кругах иностранных инвесторов Европы, способствовали запуску целого ряда крупных проектов в самых разных отраслях экономики. Но еще очень много нужно сделать. Банковская система Узбекистана пока не соответствует необходимому уровню эффективности, чтобы стать полноценным драйвером и источником роста экономики.

Уровень присутствия и контроля государства в экономике пока остается запредельно высоким и пока непонятно, как решать этот вопрос в условиях низкой ликвидности выставляемых для приватизации предприятий. Высокая инфляция и стремительный рост государственного долга также являются пока серьезными макроэкономическими вызовами для властей Узбекистана.

На внешнеполитическом поле для Ташкента на следующие пять лет придется решить вопрос с дальнейшими интеграционными планами. Очевидно, что статус наблюдателя в ЕАЭС – лишь промежуточный шаг. Пока вопрос, куда будет двигаться республика в сторону углубления связей с соседями или поддерживать автономную, равноудаленную линию, не решен. Предстоит определиться по вопросу членства в ВТО, имиджево принципиальному для Узбекистана. В геоэкономическом же плане в ближайшее время для Ташкента будут актуальными задачи расширения возможностей для внешней торговли на южном направлении и шаги по железной дороге через Кыргызстан в Китай.

Поделиться:

Яндекс.Метрика