Китай на Памире: переходить реку, ощупывая ногами камни. Ч.2

Дата:
Автор: София Мусофир
Китай на Памире: переходить реку, ощупывая ногами камни. Ч.2 Продолжение обзора китайского присутствия на Памире от Софии МУСОФИР. В первой части материала – об истории территориальных претензий Китая и процессе делимитации границ в современный период таджикско-китайских отношений.

Китай на Памире: переходить реку, ощупывая ногами камни. Ч.1

Р
оль Памира в китайской инициативе «Один пояс один путь»

Отдельным пунктом выделим продвижение инфраструктурных проектов КНР, реализация которых повлияет на памирский регион и Таджикистан в целом. 
Китай активно инвестируют в дорожную инфраструктуру в Центральной Азии в рамках инициативы «Один пояс – один путь» (ОПОП). К примеру, в прошлом году Пекин выдал Душанбе очередной грант в размере 357 млн долларов на реконструкцию трассы Душанбе-Кульма, которая проходит через ГБАО и связывает КНР с Таджикистаном.

Эпидемия COVID-19 в Китае и последующая пандемия, конечно, ослабила международное влияние страны, была приостановлена или замедлилась большая часть работ в рамках китайской инициативы «Один пояс – один путь». 

Однако, по данным на июнь 2020 года, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) интенсивно идет строительство аэропорта Ташкурган. Расположенный на плато Памира город Ташкурган находится недалеко от границ Афганистана, Таджикистана и Пакистана. Воздушная гавань на Памирском нагорье будет сдана в эксплуатацию в 2022 году. Как сообщают китайские источники, аэропорт предназначен «для улучшения транспортного обслуживания местных жителей и содействия развитию туристической индустрии».

В случае удачной реализации проекта, который является частью Китайско-Пакистанского экономического коридора (КПЭК) и самой ОПОП, Ташкурган станет первым аэропортом региона. 

Геологическая разведка недр Памира

Памир, с позиции некоторых экспертов, уже стал сырьевым придатком Китая. Как определил экономическое взаимодействие Таджикистана с Китаем бывший посол РТ в КНР Рашид Алимов – «инвестиции в обмен на природные ресурсы».  

Если китайцы пришли на Памир исследовать горы, то скоро они будут разрабатывать и месторождения. Исследование территории ГБАО велось в  течение 6 лет, с апреля 2011 года, по соглашению между Геологической службой министерства земли и запасов КНР и Главным управлением геологии Таджикистана «О проведении совместных геологических исследований на приграничных участках». Территория изучения должна была ограничиться только приграничными районами, но китайская сторона также исследовала территории в глубине Памира: ГБАО, начиная с Мургаба, и далее по всей ГБАО.

Китайские исследователи совместно с таджикскими геологами определили и нанесли на карты месторождения – по меньшей мере 47 точек по ГБАО.  На западном Памире был обнаружен большой запас глинозема, который используется для первичного производства алюминия, запасы руды в нем составляют 75 миллионов тонн.

14 июня 2019 года парламентарии Таджикистана ратифицировали соглашение, по которому китайская компания «Кашн Синьюи Дади Майнинг Инвестмент» приступила к разработке уникального серебряного месторождения Акчилга (Бозор Дара), которое по запасам серебра в 50 тысяч тонн занимает четвертое место в мире, и китайцы, конечно, там работают уже с 2015 года. Здесь китайская сторона построила трехэтажный цех и 70 км дороги соединяющую Бозор Дару и Аличур в Мургабском районе.

Руководство республики освободило компанию от уплаты всех налоговых и таможенных платежей на ввоз оборудования и техники в течение последующих семи лет.

Стратегические интересы Китая

Памир может стать не только сырьевым придатком Китая, но и зоной военно-стратегических интересов восточного гиганта. Если прежде КНР свое присутствие ограничивала исследованием природных ресурсов на Памире, то сейчас медленно и верно забирается не только в таджикскую экономику, но и в сферу безопасности. 

Военное присутствие КНР на территории ГБАО началось после освоения природных ресурсов. Летом 2016 года под протекторатом и при финансовой поддержке Китая в городе Урумчи (СУАР) состоялось совещание начальников генштабов вооруженных сил Таджикистана, Китая, Афганистана и командующего сухопутными силами армии Пакистана. Была достигнута договоренность о создании коалиции и формировании четырехстороннего механизма для совместной борьбы с терроризмом и экстремизмом. Зона, которую они координируют – труднодоступные регионы ГБАО Таджикистана и афганского Бадахшана в районе Мургаба и Ваханского коридора.

До пандемии Китай патрулировал границу Таджикистана от Мургаба по Харгуши на границе с Ваханским коридором, который и находится на приграничье Афганистана, Пакистана, Индии, Китая и Таджикистана. На границе с Афганистаном в Ишкашиме, в районе Лангара и Вахана стояли китайские посты. А на территории афганского Малого Памира Китаем был даже построен военный учебный центр с китайскими военными инструкторами, которые обучали афганских военных. Проект военной базы был разработан в конце 2017 года в ходе визита делегации Афганистана в Пекин. Путь из Китая к новой базе в Афганистане лежит исключительно через таджикский Бадахшан – Мургаб и Ишкашим.

Так же Китай и Таджикистан осенью 2016 года подписали соглашение об укреплении таджикско-афганской границы, для этого Китай построил в приграничных районах Таджикистана 3 военных комиссариата, 4 воинских части, 4 штаб-квартиры и тренировочную базу для пограничных войск. В августе 2019 года в Ишкашимском районе Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, которая и граничит с Афганистаном, проходили трехдневные совместные учения таджикской и китайской армий. Подобного типа учения проходили и в 2016 году. Военнослужащие двух стран провели операцию по захвату и ликвидации условных террористических групп, вторгшихся в граничащий с Афганистаном Ишкашимский район таджикского Горного Бадахшана.

Насколько после пандемии коронавируса Китай сможет использовать Памир не только как транзитную зону, но и как трамплин для продвижения собственных экономических и военных интересов в ЦА, а также Афганистане и Пакистане – скоро станет ясно, но регион ГБАО по-прежнему остается т.н. залоговой землей, с помощью которой Таджикистан покрывает и в ближайшем будущем будет покрывать свой долг Китаю.


Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.        

Поделиться: