Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Пора повзрослеть: зачем Кыргызстану заниматься проектированием?

Пора повзрослеть: зачем Кыргызстану заниматься проектированием?

09.03.2020

Автор: Сергей Масаулов

Взрослый человек строит осмысленные сценарии и планы своей жизни. Человек, не вышедший из детства, не способен на это в любом возрасте. Действия, необходимые в реальной ситуации, подменяется мифологическими представлениями и самоубаюкиванием: надеется, что придёт взрослый человек, и обеспечит его жизнь. Так и со странами…

Год 2020-ый политически характеризуется в Центральной Азии не только выборными кампаниями, но и своей символической «рубежностью». Помнится, еще в середине «нулевых» в среде экспертов принято было говорить о будущем, которое ждёт страны региона, причем ориентиром был задан 2025-2030 годы. Во многих концепциях, программах и стратегиях эти ориентиры предполагались символическими показателями результата, поскольку эти годы совпадали с приходом в ответственную жизненную позицию поколения, рожденного на рубеже нового тысячелетия. Одним словом, год нынешний, в этом смысле, символический.

Наступивший год должен показать, куда в действительности направлено движение стран Центральной Азии, какие сценарии будут разыгрываться на пространствах региона.

Приведем пример основных моделей (сценариев) развития одной страны, например, Кыргызстана.

Сценарный подход  хороший метод обоснования среднесрочных проектов для развития страны. А это ведь то, с чем сейчас к избирателям будут выходить все группы политиков, объединенных в виде партий. Сценарий рассматривается не как предсказание будущего, но как инструмент управления проектами, увязывания их в проектной политике государства. Поэтому сценирование оказывается хорошим средством только тогда, когда страна имеет проектное поле.

Кыргызская Республика слабо пригодна к сценированию по следующим причинам:

а) Проектное пространство страны практически пусто, ведь многочисленные стратегические планы управляющих структур и учреждений не случайно остались только на бумаге. Действительных проектов, т.е. системы мер и шагов, положенных на стрелу времени и бюджет, так и не возникло. Как прожекты, т.е. придумывание без опоры на реальные возможности реализации, их принять конечно можно, но и только. В последние годы появились, справедливости ради, документы, в которых четко разведены позиции, обеспеченные бюджетом, и желаемые действия, под которые нужно искать доноров. И это уже большой шаг вперед. Однако, в связи с отсутствием плотности реальных проектов, переход на сценарный уровень невозможен, да и не нужен. 

б) Кыргызстан не является субъектом управления собственными сценариями. Значимые для этих сценариев параметры определяются внешними по отношению к стране «игроками». 

в) Информация, необходимая для сценирования, по Кыргызской Республике и окружению – прежде всего региону Центральной Азии – не вполне надежна.  

г) Поскольку «кочевая» культура не является ориентированной во времени, но по глубинным интенциям является «цикличной» (ориентированной на повторение ситуаций), постольку для Кыргызстана не должна ставиться динамическая задача, а управленческие действия не должны описываться в сюжетно-сценарных терминах. Культура кочевника – в умении ждать, он бесконечно терпелив. Неподвижность и скорость, оцепенение и порывистость, «стационарный процесс», неподвижность как процесс – эти черты в полной мере характеризуют кочевника.

Сценарии или проекты?

В настоящее время для Кыргызстана актуальной является не сценарность, а проектность, т.е. заполнение государственного проектного пространства конкретными и ясными шагами. Прежде всего, необходимо преодолеть характерную для периода, начиная с середины 90-х гг. прошлого века, дефицитность мотивации. Суета и стремление захватить ресурсы, лежащие в поле видимости, не позволяет взглянуть за горизонт событий. А политическому классу страны нужно ответить на вопрос: что возможно и нужно хотеть? 

Взрастить элиту

Следует также иметь в виду немногочисленность и пространственную сосредоточенность республиканских элит. Благодаря этому, изменения качества управленческого аппарата можно достичь методом прямой передачи (задача модернизационная) и проектирования (задача развития) современных средств управления через проводимый управленческими слоями анализ и выработку курса действий. Тем самым, модернизации и развития ждет сфера управления. Сам процесс поиска проектов, сценариев, логик развития может обеспечить профессиональный и личностный рост кыргызстанской элиты с последующим развитием государства и государственности. Необходимо продолжение проекта удержания в работоспособном состоянии коммуникационного пространства страны. Но делается ли это? 

Далеко до интеллектуализации экономики?

Известно, что интеллектуализация труда становится сейчас главным фактором глобальной конкуренции.

В случае Кыргызстана, возрастание роли интеллектуализации экономики приобретает значение особой проблемы, так как этот фактор является решающим и чуть ли не единственным ресурсом развития страны. И здесь очевидны ограниченность возможностей частных (в Кыргызстане, к тому же, малых или средних) политико-финансовых структур в качестве субъекта обеспечения интеллектуализации экономики: финансовой сферы, сферы услуг, туризма, образования и т.д. Отсюда необходимость повышения эффективности государства как единственного реального субъекта модернизации и развития страны, способного решить эту задачу. 

Проблемы от политики к экономике – снежный ком

Однако, политическое наследие, которое оставили после себя предыдущие президенты независимого Кыргызстана, крайне противоречиво. Достижение, как по учебнику, быстрых темпов демократических реформ, появление многопартийной системы и многочисленных неправительственных организаций, проведение радикальных экономических реформ; вступление в ВТО; создание основ рыночной экономики в таких сферах, как торговля, услуги, транспорт. И одновременно раскол политического класса республики и появление широкой политической оппозиции. К проблемным моментам относятся масштабная коррупция, появление огромного внешнего долга, низкий жизненный уровень населения и массовая безработица; политические репрессии и гонения независимой прессы.

В экономике произошла приватизация государственной собственности по сценарию, характерному для всех постсоветских республик. Она сопровождалась многократным падением промышленного производства, банкротством большинства промышленных предприятий, кризисом сельского хозяйства и практически бесконтрольным присвоением собственности. При этом режим, как считают его оппоненты, всегда демонстрировал неспособность последовательно отстаивать стратегические интересы Кыргызстана в спорных вопросах с Казахстаном, Узбекистаном, Китаем, международными компаниями и корпорациями в стратегических областях: вода, электроэнергия, пограничные территории, золото, табак. Ко всему этому добавляется несбалансированная политика в межклановых отношениях, хотя вроде бы только этим и занимаются наверху пирамиды управления.  

В стране возник новый политический класс, который окончательно закрепился у власти на гребне экономической либерализации и политической демократизации. Масштабная международная помощь снабдила его ресурсами для проведения реформ и обеспечила его личное благосостояние.      

Однако экономические проблемы, которые приобрели доминирующий политический характер, свели на нет все достижения по реформированию экономики, приватизации госсобственности и введению рыночных институтов. Данные проблемы возникли под влиянием как объективных условий: бедность ресурсами, неудачное географическое положение, неразвитость коммуникаций, падение производства и развал советской инфраструктуры и т. д., так и субъективных факторов: коррупция, непотизм, клановость.

К чему привело неумелое управление? 

  • Безысходность и социальное отчаяние вызывали массовую трудовую миграцию. Из республики мигрировало, по разным оценкам, около миллиона человек. В какой-то момент создалось впечатление, что вся экономика республики держится на эксплуатации золотоносного месторождения Кумтор, которое обеспечивает львиную долю экспортных поступлений страны.
  • Социальным итогом проведенных преобразований в аграрном секторе Кыргызстана явилось резкое обнищание сельского населения, деградация социальной сферы села, в значительной степени передача социальной сферы с баланса сельхозпредприятий на баланс местных органов власти, которые не располагают ни финансовыми, ни материально-техническими ресурсами.   

Проекты политического класса «для себя»

Все президенты Кыргызстана начинают именно в таких условиях. Следовательно, основные проекты-для-страны должны лежать в сфере необходимых шагов по снятию негативных экономических и социальных последствий реформ, проведенных по учебнику, но не сообразовавшихся с реальной ситуацией страны. Главное – выстроить проектное поле страны для обретения в буквальном смысле слова самостоятельности, т.е. возможности стоять на собственных ногах. Между тем, политический класс предпочёл заняться проектами-для-себя, т.е. устроением политического поля для столкновения групп интересов, и так и остаётся в этом поле, периодически сотрясаемом недовольством тех, кто именуется народом. 

Не все в Центральной Азии пошли этим путем. Вот почему говорить о регионе как целом пока не приходится. Однако относительно Кыргызстана 2020 год должен стать временем разработки простых, ясных и результативных проектов, меняющих жизнь массы людей в сторону обретения перспективы жить и работать в родном отечестве, заниматься производством, а не реэкспортом, укреплять взаимовыгодные связи с партнерами, а не прикидывать, как выманить очередную порцию финансовой помощи. 

Только тогда возникнут условия для разумного сценарного подхода, и Кыргызстан войдет в фазу взрослого и ответственного решения своих проблем.  


ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.     



Теги: Кыргызстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение