Дата:
Автор: Сергей Масаулов
Кыргызстан-2020: почему не перенесли выборы в Жогорку Кенеш

Начали прорисовываться контуры выборов в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики, которые назначены на 4 октября. 

Обращают на себя внимание два обстоятельства. Первое относится к условиям, в которых проходит процесс формирования списка партий; последние должны пройти все требуемые законом процедуры. А это – проведение съезда партии, при том, что там свои правила признания его действительно состоявшимся, и не ясно, возможно ли выдержать все процедуры в условиях запрета на публичные мероприятия из-за эпидемии коронавируса и пневмонии. Возможно сделать это в режиме онлайн, но утвержденных правил пока нет. Далее – формирование официального списка кандидатов, открытие избирательного фонда, внесение залога в размере 5 млн. сомов (почти 5 млн. рублей), и срок до 20 августа.

Второе обстоятельство относится скорее к взаимоотношениям внутри партий, а также между лидерами отдельных политических объединений.

Объявление даты выборов и фактического старта избирательной кампании совпало с новой волной заболеваний в Бишкеке и по всей стране. К коронавирусу добавилась пневмония, которая сразу привела к росту трагических исходов, в том числе среди представителей политического класса. С учетом трагических последствий, и – главное – резко возросшего их количества, при достаточно долгом затухании волны эпидемического заболевания, стала напрашиваться мысль о переносе выборов. Это тут же превратилось в действительно главную политическую тему, при состоявшихся уже попытках провести митинги в столице с требованием переноса голосования.  

Выборам быть  – доводы и причины

Одновременно ряд политиков со значительным опытом деятельности, позволяющим входить в традиционную обойму претендентов на попадание в списки партий, заявили, что в сложившихся обстоятельствах наоборот требуется провести выборы. Первый аргумент – это то, что состав Жогорку Кенеша VI созыва надо переизбирать в конституционные сроки, поскольку состав парламента оказался, по оценкам многих, неэффективным. И потому продлевать его роль еще на год будет весьма накладно для общества. Однако нелишним будет напомнить, что состав будущих депутатов в партийных списках подбирался специально по признакам соответствия требованиям руководства страны, имущественному цензу, и готовности следовать указаниям Белого дома. Так что, каков метод создания, таково и произведение. К этому мы ещё обратимся.

Второй аргумент – нельзя нарушать конституционный процесс, за сохранение стабильности которого столько сил отдано в предыдущие этапы политической борьбы. Однако в этом аргументе проглядывает опасение, что борьба с коронавирусом и пневмонией не просто отодвинет на второй план выборы в Жогорку Кенеш, но и создаст условия для выдвижения новых лидеров. 

Старые, но лучше сказать, прежние, лидеры партий и основной состав политических объединений никак пока не проявили себя в сложившейся ситуации, когда на первый план очевидно должно было выйти государство с его работающими функциями, в данном случае, функцией организованного здравоохранения. Вина за его провальное состояние: за отсутствие больниц и нехватку мест в имеющихся лечебных учреждениях, за отсутствие лекарств в необходимых количествах, за нехватку аппаратуры спасения умирающих людей, и просто отсутствие средств индивидуальной защиты для медицинских работников, несомненно несёт система управления здравоохранением. И это не только министерство и отделы здравоохранения, но и депутаты всех уровней, правительственные чиновники и структуры аппарата президентов за многие годы, когда здравоохранение не становилось важной темой в стратегиях развития страны, когда стратегии не переводились в конкретные планы и не осуществлялся контроль их выполнения, когда процесс был пущен на самотёк платной медицины, каковой она в действительности уже давно стала. А в бизнесе на первое место выходит прибыль, а не человек. Отсюда и все страшные проявления этой системы, многочисленные свидетельства развала которой можно наблюдать в соцсетях.

Поэтому, выходит, что второй аргумент в большей мере прикрывает этот провал, и имеет задачей закамуфлировать громкой избирательной кампанией трагическую ситуацию. К тому же для многих политиков той волны – это последний шанс попасть в парламент, ибо через 5 лет они точно выпадут из круга серьёзных претендентов на попадание в списки партий, а в следующем году могут оказаться вне обоймы, ибо сейчас нужны политические действия, а не выжидание старта очередной избирательной кампании. 

Партии: политические интересы и перспективы избирательной кампании

Теперь относительно формирующегося состава претендентов на депутатские места. Персонально мы еще увидим не один переход из списка в список. Речь пока только о партиях. Формально заявились на выборы 44 партии, но одна из них – «Республика» во главе с Мирланом Жээнчороевым уже продекларировала приостановку участия в выборах, и отказ от проведения съезда. Аргументирует такой шаг партийное руководство именно эпидемической ситуацией, необходимостью потратить 800 млн. сомов на борьбу с заболеванием, а не на агитацию. Причем один из аргументов основательный: если весной ЦИК КР перенёс местные выборы в 5 городах и 25 аймаках при наличии в стране всего 40-50 заболевших и введении карантинных мер, то почему сейчас при массовом заболевании процедуры выборной кампании не приостановлены?

Однако нельзя не заметить, что этот аргумент не про избирательные процедуры, а про необходимость введения строгого карантина, возможно, чрезвычайного положения и переноса выборов. Партия «Республика», тем самым, сделала свой долгосрочный политический ход. Посмотрим, окажутся ли расчеты верны. При этом заметим, что в партии вынужденно сменился ее лидер Омурбек Бабанов, и его неучастие в избирательном процессе может негативно отразиться на результатах партии, а при кардинальном изменении обстоятельств перенесённых выборов у Бабанова появится шанс. Так что ход может оказаться и верным, ибо множество партийных объединений в Кыргызстане закончили свою жизнь вместе с неудачным выступлением на выборах, или при неудачном столкновении лидеров партии с властью. Например, из списков претендентов уже исчезла партия «Ата Журт», которая 10 лет назад заняла на выборах первое место, хотя и не смогла сформировать свое правительство, поскольку получила жесткое противостояние других парламентских партий.

Политические лидеры не могут не учитывать изменение общественного мнения в стране в сторону резкой критичности относительно организационных способностей правящего класса. Это создает волну оппозиционности, на которой можно сыграть прямо сейчас, а можно делать расчёт на следующие, более высокие волны оппозиционных настроений. Если дела пойдут так, как сейчас, то этот взгляд на ситуацию может оказаться верным. И тогда некоторым известным политикам стоит подождать изменения обстановки.

Одновременно надежды власти на смену лидеров и появление молодых политиков, при обязательном сохранении стабильности в стране, выглядят сейчас упованием на «авось». Во-первых, молодость – это достоинство (или недостаток – как кому нравится), которые быстро проходят. И делать по-троцкистски ставку на молодёжь в биологическом смысле – это большой риск: как потом удержать распоясавшихся хунвейбинов, и как их заставить подчиняться правилам, когда они сами стремятся правила поменять. Во-вторых, стабильность этим не обретается.

Отсюда стремление отойти на время от дел ряда серьёзных политиков выглядит ещё раз как продуманный шаг, поскольку перспективы следующего созыва ЖК КР выглядят туманными.

    Оставшиеся 43 партии можно разделить на 3 неравные группы:

1.    Партии, явно претендующие на роль партии власти.

2.    Партии-союзницы в следующем составе Жогорку Кенеша.

3.    Партии, которые удовлетворятся ролью участников выборной гонки.

К первой группе нужно отнести партии «Мекеним Кыргызстан» и «Биримдик (Единство)». По формирующимся спискам этих партий можно будет увидеть цель их выдвижения – полная смена персоналий и возрастных лидеров на следующую, более молодую волну политиков в законодательном корпусе. Участие партии «Ордо», когда-то претендовавшей на роль партии власти, может быть номинальным, а список партии покажет, насколько серьёзны амбиции её участников, если многие представители партии вдруг окажутся в списках других, «проходных», партий.

Ко второй группе нужно отнести партии «Кыргызстан» и «Онугуу-Прогресс», и при определенных договоренностях на верхнем уровне – партию «Бир Бол», хотя последняя теряет своих ярких представителей. Парламентские партии не могут не претендовать на сохранение позиции участников формирования состава нового Жогорку Кенеша. Партия «Кыргызстан» очевидно идет в союзники, с соответствующими дальнейшими политическими траекториями её лидеров.

При 7-процентном барьере возможно прохождение в парламент 4-5 партий. Поэтому к трём победителям присоединятся еще 1-2 группы депутатов. Но кто это будет, уже не столь важно.

К третьей группе отнесем тех, кто традиционно претендует на попадание в парламент и имеет определенную узнаваемость. К этим партиям отнесём прежде всего «Ата Мекен» нового состава, и возможно «Бутун Кыргызстан». Понятно, что Омурбеку Текебаеву сложно будет попасть в предвыборный список своей партии, поскольку еще не завершены все судебные процедуры, и не сняты юридические препятствия для участия в выборном процессе.

Однако его политический вес и опыт, его противостояние прежним главам государства, делают его фигуру и партию узнаваемой, хотя и не всегда поддерживаемой в некоторых областях страны. Политический ход на объединение с партией «Акшумкар» Темира Сариева, с присоединением к ним молодых политиков и представителей отдельных политических групп, покинувших другие партии, такие как прежняя партия власти - СДПК и партия зеленых, оставляют шанс на активизацию деятельности. Любая открытая система имеет шанс на развитие за счёт обмена информацией, и ресурсами с окружающим миром, в отличие от закрытой системы, живущей только отъёмом и втягиванием ресурсов извне. Так что многоопытный Текебаев делает напрашивающийся ход.

Что касается многострадальной партии «Бутун Кыргызстан», которая останавливается каждый раз на самом пороге входа в парламент, то фигура лидера Адахана Мадумарова слишком заслоняет собой всех других в партии, что делает данную организацию парией одного лидера. А это несёт всевозможные риски сведения личных счётов и опасности подмены обсуждения целей партии разбором личных качеств главы политического объединения. Между тем, это любимая игра многих СМИ Кыргызстана, наполняющих свои страницы слухами и компроматом.

Другая часть третьей группы – это партии «Мекен Ынтымагы», «Чон Казат» и «Замандаш». Они выделены по признаку способности собрать определенное количество голосов. Однако только «Замандаш» при определенных организационных решениях по голосованию за пределами Кыргызстана способна объединить некоторую часть голосов мигрантов, и скорее всего пойдет на соглашение с партиями-победителями еще на стадии формирования списков, включив в них некоторых своих представителей. Что касается других партий, то здесь расчет на узнаваемость, поскольку они сделали в своё время ряд шагов в информационном пространстве. И не более.

Так что надежды на формирование нового парламента, отличающегося по качеству от VI созыва ЖК КР, выглядят иллюзорными. Каков метод, таков и результат.           

Поделиться: