Казахстан: Основания сохранения идентичности

Дата:
Автор: Сергей Масаулов
Казахстан: Основания сохранения идентичности

Очень интересный текст общественного деятеля Асхата Асылбекова опубликовал казахстанский ресурс «Exclusive.kz». Статья называется «Колонизация сознания». Не претендуя на подробный разбор множества авторских мыслей, тем более стремясь удержаться от жанра рецензии, хотелось бы поддержать общее направление размышлений, пронизанных тревогой за сохранение казахов, их обычаев и языка.

Казахи во многих сферах живут по чужим канонам - это автор называет колонизацией сознания. Значит, во-первых, нужно понять, а что значит жить по своим канонам, и как обеспечить переход к ним. Во-вторых, двигаясь к «своим канонам», нельзя игнорировать принцип историчности. В данном контексте, не правильно будет отвергать какой-то период развития Казахстана в противоположность другому, который только мыслится, и ещё не состоялся. Именно такое нарушение логики было характерно для публицистов конца 80-х и 90-х годов, ставивших задачу тотального разрушения всего «советского». А разрушали то, как оказалось, народное и национальное бытие.

Автор поднимает важнейшие темы. В чём идентичность казахов? Независимость в современном мире? Модернизация страны, догоняющее развитие и как сохранить Казахстан от подделок под чужое?

«Казахам нужно почувствовать себя казахам» – таков лейтмотив автора. И это можно только поддержать. Казахи продолжают ориентироваться на запад, - продолжает автор, добавим – можно найти ориентирующихся и на исламские страны. Но что значит быть казахом в понимании автора? Это - знать свою историю, свою письменность, свою религию, свои обычаи, свои игры и танцы, свои песни и свой язык. Именно знание языка является отправной точкой для этого, - утверждает А. Асылбеков. Только тогда казах может восхищаться удачными оборотами речи айтыскера. С этим можно полностью согласиться.

«Без гордости нет истинного суверенитета страны, без гордости нет патриотизма», - и с этим не поспоришь. Очень важно, что обычаи казахов и исламские традиции не совпадают, и это разбирается по пунктам.

Далее. Важнейшим различием является положение женщины в обществе, когда на протяжении всей истории казахская женщина не была на вторых ролях, или приниженной во всех смыслах. Здесь так и хочется вспомнить Маркса: уровень свободы общества определяется по положению женщины в нём.

Есть ещё одна важная фиксация: «в Степи споры решались с помощью биев и шешен (красноречивых), которые с помощью пословиц могли ясно показать суть спора». А вот это уже указывает на своеобразие общественного устройства в Казахстане, и необходимость определить, в какой мере данные традиции относятся к идентичности казахов. Потому что в этом случае надо искать средства внедрения традиции в современную жизнь.

До сих пор у автора речь шла о сложившейся ситуации, и в целом можно только поддержать его тезисы. Но ведь между описанием ситуации и решением, что нужно делать, лежит ещё целая область мышления, когда нужно помучиться над выявлением истинной проблемы, над продумыванием различных, часто альтернативных, путей и последствий разных вариантов решений этой проблемы. Наконец, нужен анализ конкретных средств, орудий и инструментов в вашем распоряжении для выработки решения. В противном случае делается ошибка: от ситуации сразу переходят к решению. А поскольку не получается добиться результата, то нужно найти, кто мешает нам достичь желаемого. Кто виноват в этом? Заметим, обращаются не к своим средствам мышления, не к себе, а ищут виновных на стороне.

Автор винит во многих бедах русификацию, уменьшение казахских школ и резкий рост русских школ. В результате, по мнению автора, многие казахи потеряли национальную самоидентичность, думая и говоря на русском. И тут же обвинение: иностранцы намного быстрее учат казахский, чем местные русские. Без сомнений, по мнению автора, дело в имперском сознании, которое так и не выветрилось из умов наших сограждан. Звучит странно, как будто знание двух, или больше языков, лишает человека национальной идентичности, а вот языковая глухота и закрытость только в одном языке, позволяет ли ему в полной мере обратиться к многообразной культуре человечества. Позволяет ли это ему работать…на благо развития собственной нации? Все ли иностранцы учат казахский язык? Почему люди стремятся овладеть английским языком, прежде всего, и сохранить знание русского языка? Язык ведь не самоцель, а средство общения и коммуникаций. И какую цель вы ставите при изучении языка, в такой мере вам этот язык и нужен, в такой мере вы и будете владеть им.

Итак, возникла связка «колониальное сознание – имперское сознание», разрыв которой и является средством возвращения казахов к своему канону. Здесь так много сложных взаимосвязей, что это потребует обращения к сути понятий.

Неоднозначность понятия «идентичность»

Идентичность (от англ. identity – тождественность) – многозначный житейский и общенаучный термин, выражающий идею постоянства, тождества, преемственности индивида и его самосознания. Социальная идентичность это переживание и осознание своей принадлежности к тем или иным социальным группам и общностям. Идентификация с определенными социальными общностями превращает человека из биологической особи в социального индивида и личность, позволяет ему оценивать свои социальные связи и принадлежности в терминах «Мы» и «Они», или даже «Мы» и «Чужие».

Для современного общества характерна не замена одних традиций и привычек другими, столь же стабильными, надёжными и рациональными, а состояние постоянного сомнения, множественности источников знания, что делает самость более изменчивой и требующей постоянной рефлексии. В условиях быстро меняющегося общества неустойчивость и пластичность социальной и личной идентичности становятся закономерными и естественными. Применительно к рынку труда лозунгом дня стала гибкость и пластичность. То, что мы привыкли считать «кризисом идентичности», – не столько болезнь, сколько нормальное состояние личности, которую динамичные социальные процессы вынуждают постоянно «отслеживать» изменения в своем социальном положении и статусе, этнонациональных, семейных и гражданских самоопределениях.

Так что казахи, как и другие народы, находятся под влиянием современных динамичных социальных процессов, что не может не вызвать изменений в самоидентификациях. Понятна тревога автора статьи по поводу «эрозии» казахской идентичности, но обвинять кого бы то ни было в этом нельзя. Проблема здесь лежит внутри самого казахского общества, глубины целеполагания и готовности к разумным и выверенным действиям...по своим канонам, но во благо развития собственной нации, а не для поддержания идеологии архаики.

Продолжение следует


Материалы по теме:

Казахстан 2018: Интеллигенция и национальные перспективы

Поделиться: