На место политизации – научный подход: в Казахстане изучат историю голода 30-х годов

Дата:
Автор: Сергей Ким
На место политизации – научный подход: в Казахстане изучат историю голода 30-х годов

16 февраля в Национальной академической библиотеке Республики Казахстан председатель Сената Парламента РК Маулен Ашимбаев заявил, что массовый голод (т.н. «Ашаршылық») является общей для стран бывшего СССР трагедией.

«Ашаршылық – трагедия, через которую прошел не только казахский народ, это страшное гуманитарное бедствие для всех стран бывшего Союза. По этой причине мы к проблеме "Ашаршылық" должны подходить, прежде всего, с научной точки зрения, не придавая вопросу политическую окраску», – заявил Маулен Ашимбаев.

Заявление было сделано спикером Сената в рамках круглого стола: «Тернистый путь к свободе: исторический взгляд на последствия Ашаршылық».

Общая трагедия, а не геноцид – о характере голода 30-х годов

За призыв «не политизировать» тему и непризнание голода 30-х годов геноцидом – второму лицу в государстве уже «прилетело» от национал-патриотов в сети. Ведь Маулен Ашимбаев публично развенчал миф о якобы намеренном геноциде казахской нации: 

«Нельзя говорить, что голод является преступлением против какой-то определённой нации. Прежде всего, это последствия неправильной политической системы того времени».

В поддержку данной позиции отписался позже на своей странице в соцсетях и казахстанский политолог Данияр Ашимбаев:

«Голод был, его никто не отрицает, но считать его актом геноцида – на мой взгляд, совершенно неадекватно. Имели место перегибы при проведении коллективизации, но, отметьте, что аналогичная политика проводилась по всей территории страны и голод был локализован в отдельных республиках. Причем, у наших соседей, которые проходили через аналогичные мероприятия, такой проблемы и в таком объеме не было.

Следует признать, что ошибки планирования имели место, как и перегибы при проведении коллективизации. Руководство ЦК ВКП(б) и СНК СССР их, как известно, признали и скорректировали. В одной из малоизвестных у нас монографий отмечался тот факт, что СНК РСФСР направлял в КАССР 1 млн. руб. на восстановление поголовья скота, но республика их потратила на другие нужды».

Кстати, факт о поставках помощи в национал-патриотической среде Казнета вообще как-то умалчивается. Представление о том, как боролись с голодом и его последствиями, можно получить, ознакомившись с регулярно, порой, по несколько раз в неделю, выходившими правительственными и партийными решениями о выделении продовольственной помощи голодающим регионам. Часть из них опубликована в «Коллекции документов ГАРФ, РГАЭ, РГАСПИ, ЦА ФСБ России по теме «Голод в СССР. 1930 – 1934 гг.».

Тема не для политических баталий, а для исторической работы

Еще одним посылом спикера Сената стал вопрос изучения темы голода: «В обществе существуют разные мнения об этой гуманитарной катастрофе. Однако мы должны отдать приоритет, в первую очередь, научным изысканиям. Потому что только учёные могут раскрыть горькую правду об Ашаршылық и донести её до нашего народа».

Это видение вторит мысли президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, заявившего в январе о «белых пятнах в истории Казахстана, которые до конца не изучены».

Как пишет политолог Данияр Ашимбаев о процессе исследования голода в истории тех лет:

«Как представляется на основании изученных архивных документов, основной причиной являются ошибки местных руководящих работников, как сознательные, так и вызванные некомпетентностью и склонностью к кампанейщине. Конечно, политически выгодно все свалить на Голощекина, припомнив его национальность. А тот факт, что практически все руководители республики, проводившие коллективизацию, впоследствии были репрессированы, не снимает с них политическую и моральную ответственность за голод в республике».

Напомним, что в 1925-1927 гг. в республике (по рекомендациям местных руководителей – Жандосова и Ходжанова) была развернута кампания по передаче пахотных земель от баев беднякам. Однако кампания не принесла плодов – поскольку казахи пользовались землей на родовой основе, новые «владельцы» участков стремились восстановить справедливость и возвращали их баям. Казахская интеллигенция предложила конфискацию скота у баев, чтобы «ослабить класс». Голощекин как ответственный секретарь Казахстанского крайкома ВКП(б) это поддержал и активно стал приводить в жизнь идею национализации скота. Сам Голощекин за перегибы в осуществлении коллективизации и сочувствие троцкистам был арестован и расстрелян в 1941 году.

Размышляет на тему вины Голощекина и другой казахстанский политолог Марат Шибутов, подмечая, что многие виновники и организаторы кампании на местах в итоге не дожили до 40-годов XX века:

«Вот берем кадровый состав разных органов власти в Казахской АССР и копаем, кто конкретно отвечал за кампанию по оседанию. А отвечала постоянная комиссия по оседанию при Казкрайкоме, образованная в ноябре 1932 года в следующем составе:

1. Филипп Голощекин

2. Ураз Исаев

3. Узакбай Кулумбетов

4. Кабылбек Сарымулдаев

5. Хаким Дюсенов

Как видно, далеко не один Голощекин принимал решения, большинство в комиссии были местными кадрами. И никто из них не пережил 1937-1938 годы – все были репрессированы».

Нераскрытые архивы откроют факты?

Тема исторических документов периода 20-30-х гг. XX века в целом получила отражение в нескольких выступлениях экспертов круглого стола от 16 февраля. Так, например, Лариса Харитонова, доцент Карагандинского университета им. Е.А. Букетова отметила, что:

«Разработка этой проблемы, несмотря на столетнюю давность событий, хронологически началась не более 30 лет назад. В архивах поднят лишь первый пласт документов, огромный массив источников остается недоступным и ждет своего изучения».

Кроме того, директор Института истории и этнологии им. Ш. Уалиханова Зиябек Кабылдинов также заявил: 

«Видимо, по итогам этого круглого стола будут приняты рекомендации, согласно которым мы, учёные, историки, правоведы обращаемся к руководству страны, правоохранительным органам, чтобы рассекретили закрытые фонды КНБ, МВД, прокуратуры. Без открытия этих фондов нам трудно узнать ход, состояние, последствия голода 20-30-х годов».

Схожим мнением с Ia-centr.ru уже как-то делился В.В. Кондрашин, историк, д.и.н., объясняя, что для адекватного изучения истории тех лет требуется открытость архивных данных: 

«Статистика демографического кризиса 1932-1933 г. основана на примерных оценках, но нужен анализ текущей статистики. Для этого необходимо, чтобы все бывшие республики СССР раскрыли свои архивные данные».

Выбор спикеров определяет отношение к проблеме?

Участниками мероприятия в Национальной академической библиотеке РК, как заявляют СМИ, стали «отечественные и зарубежные историки и общественные деятели». На встрече, например, выступили Талас Омарбеков, Смагул Елубай, Бейбит Койшыбаев, Берик Абдыгалиулы и др. Однако в прессе помимо упомянутых в тексте фамилий из зарубежных ученых СМИ цитируют только американсую исследовательницу Сару Кэмерон – автора книги с говорящим названием «Голодная степь: голод, насилие и создание советского Казахстана». 

Ее выступление отметили сразу несколько казахстанских информационных порталов. Именно Кэмерон, кстати, официально трактует события голода в КазССР если не как геноцид, то, как «культурное, политическое, социальное уничтожение» казахов советской властью, что уже не сходится с официальной позицией спикера Сената РК Маулена Ашимбаева.

С другой стороны, имен историков, приглашенных на мероприятие, из современных стран, переживших испытание тем же голодом 30-х годов в составе Советского Союза (России, Украины, Беларуси и др.) в сводках СМИ и Казнете не появилось. Почему приоритет был отдан американской исследовательнице, а не коллегам-экспертам из стран переживших, по словам спикера Сената РК, с Казахстаном общую трагедию – очень большой вопрос.

Поделиться:

Яндекс.Метрика