Казахстан лишился президентской партии

Дата:
Автор: Сергей Ким
26 апреля на внеочередном съезде партии «Аманат» (ранее «Нур Отан») президент Республики Казахстан вышел из состава правящей партии. В марте 2022г. глава Казахстана уже анонсировал свой уход из партии и с поста председателя «до конца года», что стало частью его политических обещаний по предстоящей конституционной реформе в стране. Ожидалось, что первые официальные шаги будут сделаны ближе к лету, когда власти успеют тщательно проработать проект политических реформ. Однако на конец апреля Конституционным Советом Казахстана уже принято к производству обращение президента по поправкам к Конституции, а сам Касым-Жомарт Токаев передал председательство в партии «Amanat» спикеру нижней палаты парламента Ерлану Кошанову. Зачем реформам придают ускорение и что это означает для политического поля Казахстана – в материале Сергея Кима
Казахстан лишился президентской партии

О том, что глава Казахстана может покинуть партию власти (на тот момент «Нур Отан» – ред.), заговорили сразу после январских событий. Было понятно, что имидж института, который упрекали в бездействии в ходе казахстанского кризиса, как-то не согласуется с образом президента, наоборот, получившего политические очки по итогам января.

Предполагались самые разные варианты развития событий – от роспуска парламента до роспуска самой партии власти. Самыми близкими к действительности стали прогнозы по ребрендингу правящей партии, отходе президента от партийного поля в целом, заявке на серьезные политические преобразования на самом высоком уровне. Так и произошло.

В ходе своего весеннего Послания народу Казахстана президент Токаев озвучил ряд грядущих масштабных изменений, которые, в том числе, должны быть зафиксированы поправками в Конституцию страны. Среди этих реформ: отход Казахстана от модели суперпрезидентской республики. 

Важный пункт здесь выражен в уточнении: «На период осуществления своих полномочий Президент Республики Казахстан не должен состоять в политической партии». Аналогичные требования по беспартийности, кстати, будут теперь предъявляться к председателям и судьям Конституционного Суда, Верховного Суда и иных судов, председателям и членам ЦИК, Высшей аудиторской палаты и т.д. То есть по итогам конституционной реформы Токаев и так бы покинул правящую партию, однако эта отставка произошла сейчас, до одобрения поправок. К чему такая спешка?

С одной стороны, Казахстан сегодня по понятным причинам находится под серьезным давлением западных партнеров. Потому европейским дипломатам в Казахстане уже несколько раз за последние месяцы представили программу предстоящих политических реформ. Посыл – демократические преобразования, борьба с коррупцией, права человека, плюрализм. А побывавшая в апреле в Казахстане Узра Зея, заместитель Госсекретаря США по вопросам гражданской безопасности, демократии и прав человека с удовлетворением отметила, что «если реформы будут реализованы, то помогут Казахстану стать более справедливым местом для всех казахстанцев».

С другой стороны, есть и еще один важный аргумент для проведения внеочередного съезда, на котором в состав «Аманат» тоже уже ожидаемо влилась партия «Адал». Как пишет известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев: «"Срочная" ликвидация партии "Адал" имеет очень конкретный практический смысл. Не секрет, что в течение многих лет некоторые представители либеральной, национал-популистской и околоолигархической общественности просили отдать партию (тогда ещё "Бiрлiк") им – "в аутсорсинг". И те, и другие, и третьи прекрасно понимали, что сами создать партию не смогут и клянчили её в АП, обещая в ответ лояльность и "канализацию" того или иного электората. Администрация Токаева в эти игры играть не захотела, предложив им играть в политиков на общих основаниях». Перехватывание инициативы у партии, создание которой связывали с зятем первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева – Тимуром Кулибаевым, само по себе объяснимо. Вопрос в том, как идеологически сочетаются посылы центристов из «Аманат», которая теперь теряет часть позиций с уходом президента, с правыми идеями для бизнес-среды, которые предлагали в «Адал».

«Адал» не все в Казахстане восприняли всерьез и по итогам зимних парламентских выборов в 2021 году. Хотя если не в самом Мажилисе, то на уровне областей и некоторых районов представителям этой «партии бизнеса» все же удалось закрепиться.

Мало кто обратил внимание, но сейчас у правящей партии, которая привычно преподносила себя как представитель интересов широких масс населения, появился и новый идейный посыл. Президент на съезде пояснял: «Довольно часто наши граждане задаются вопросом: что такое Новый Казахстан? Думаю, можно ответить на этот вопрос коротко и емко. Новый Казахстан – это, по сути, Справедливый Казахстан». Именно «социальную справедливость» назвал Токаев и первым приоритетом современной «Аманат».

Однако переход такой повестки к правящей партии выглядит странно на фоне объединения центристов пускай даже с малочисленной партией правого толка. Тогда вопрос, в каком русле будет развиваться единственная официальная «левая» партия в Казахстане – НПК? Ведь идея этой самой справедливости в государстве сейчас очень актуальна для казахстанцев, переживших январский кризис. Потому как, с одной стороны, это предполагает развитие страны в русле правового государства – условно, все виновные будут наказаны. И, с другой стороны, это поворот в сторону равного распределения благ, что в реалиях Казахстана – про новые социальные программы, контроль цен и т.д.

В целом левые партии могли бы быть чрезвычайно популярны в Казахстане, если бы долгие годы против них не велась идеологическая борьба. Это при том, что теперь общественное одобрение получают как раз идеи «передачи земли народу» (в Конституции народ Казахстан теперь назовут собственником земли и других природных ресурсов) и социальной справедливости, к которой отсылают текущие процессы деолигополизации и ожесточенная борьба с коррупцией.

Поделиться:

Яндекс.Метрика