Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Сергей Рекеда. Казахстан сосредотачивается. А что Россия?

Сергей Рекеда. Казахстан сосредотачивается. А что Россия?

Главный евразийский союзник России находится на исторической развилке. От того, каким будет дальнейшее направление движения элиты и казахстанского общества зависит сохранение этих близких, союзнических отношений. Что представляет потенциальную проблему для перспектив нашего диалога?

Вопрос первый – экономика. Казахстанская элита начинает осознавать, что Россия и Запад в ближайшей перспективе едва ли достигнут согласия, противоречия вышли на тот уровень, когда взаимные санкции будут только умножаться. Примирительная позиция Акорды и лично президента Казахстана может дать плоды по линии сирийского урегулирования, но тема Востока Украины и Крыма слишком острая и сложная, чтобы посредническая миссия Астаны могла быть реально востребована.

Это означает, что союзники России могут оказаться под более высоким уровнем давления. Прежде всего, в сфере технологий, торговли, экономических проектов, инвестиций. Готовы к этому казахстанские элитарии? Да и сейчас позиции российского бизнеса в Казахстане не следует переоценивать. Как отмечает эксперт РИСИ Дмитрий Александров, «надо понимать, что те же западные инвесторы вошли в Казахстан еще в 1990 годы, в ту пору, когда у России были серьезные проблемы с восстановлением экономики. К тому времени, когда экономика России окрепла, то многие выгодные ниши оказались заняты другими игроками».

В этом вопросе так много нюансов, что оставим пока его открытым. Понимая при этом, что тема ресурсов, сохранения собственных активов – горячий сюжет для постсоветских элит – и для казахстанской и для российской и для всех остальных. 
Но главное на данный момент личная позиция Елбасы. А она выражена абсолютно четко и ясно - -"Уже завтра я встречаюсь с Владимиром Путиным на региональной конференции. И сейчас, в условиях тяжелых санкций против России, мы должны ее поддержать", - сказал Нурсултан Назарбаев в ходе встречи с зарубежными инвесторами в Костанае. И какие бы сомнения не терзали элиту - есть стержень, есть Гарант.

Вопрос второй – русский язык, национализм и история. Гуманитарная составляющая российско-казахстанского диалога всегда относилась к категории противоречивых вопросов. Где каждый сюжет имеет много подводных камней, часто невидимых при проведении конференций, круглых столов, концертов и выставок. Есть формальная сторона темы, количество проведенных совместных мероприятий, масштабы студенческого обмена, форумы ректоров и рабочая группа историков двух стран.

Есть закулисье гуманитарного сотрудничества – проблемы с качеством преподавания русского языка, спекуляциями отдельных общественников на сложных исторических сюжетах нашего общего прошлого, рост конкуренции на рынке евразийских образовательных услуг, где нашим вузам приходится доказывать свою состоятельность по сравнению с китайским и западным образованием.

Есть гуманитарные темы, которые являются сугубо внутренним вопросом Казахстана – например, выбор латиницы, есть сюжеты, которые напрямую касаются двустороннего диалога. Проблемы адекватного осмысления событий общей истории – тема, по которой ученым России и Казахстана стоит взаимодействовать намного активнее, нежели это происходит в настоящий момент.

Близко к этим проблемам стоит и вопрос молодежных коммуникаций. Школы и вузы дают мировоззренческую подготовку по разным учебникам, методикам, оценкам – можно сказать, что это закономерно и неизбежно. Не настолько прочными являются каналы студенческого общения, не так много точек соприкосновения. То, что сейчас не кажется такой большой проблемой, может проявиться как вызов через 10-15 лет.

Вопрос третий – будущее евразийского проекта. Нельзя допустить, чтобы ЕАЭС постепенно превратился в чемодан без ручки. Между тем, в информационной сфере наметилось явное падение интереса к самой тематике евразийского проекта. Это, кстати, касается России даже в большей степени, нежели Казахстана.

Москва пытается найти «среднюю позицию» в конфликте между Бишкеком и Астаной, но этот случай, когда в обиженных могут остаться обе стороны.

Информационных дровишек подбрасывают и западные эксперты. В недавней публикации BBC, Хью Барнс рисует алармистский сюжет, «одна из проблем с членством в ЕАЭС для Астаны - это параллельные отношения с Китаем, который сейчас выступает крупнейшим инвестором и торговым партнером для Казахстана. Пекин продвигает свой "Один пояс и один путь" - гигантский торговый проект, предусматривающий поступление в Китай нефти из Казахстана и газа из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан. Для Казахстана это способ уменьшить зависимость от России».

Несмотря на все высокоумные аналитические выкладки, путь в следующее десятилетие для России и Казахстана не прочерчен даже в проектном варианте. По законам жанра, подобная неопределенность развития системы – это и проблема, и возможность. Происходящие на постсоветском пространстве события настолько стремительны, что вряд ли сейчас возможен какой-то один реалистичный прогноз. Поэтому с экспертных позиций сейчас необходимо сценирование нашего совместного будущего с выявлением предпочтительного направления развития. Это серьезный вызов для политико-экспертного сообщества наших стран, однако задача вполне посильная. Важность сегодняшнего момента заключается в том, чтобы не упустить из виду собственно само наличие описанной развилки и не пустить события по неуправляемому сценарию.  


Теги: Казахстан, Россия, ЕАЭС

0
Kathleenjamesr0809@outlook.comjamesr0809@outlook.com
Имя Цитировать 0
0
Guest
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение