Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Партия устремилась к досрочным выборам, но нужна ли такая срочность президенту?

Партия устремилась к досрочным выборам, но нужна ли такая срочность президенту?

28.11.2019

Автор: Петр Своик

Теги: Казахстан

Первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, в данном случае в качестве председателя партии «Нур Отан», недавно провел довольно рядовое, даже не прописанное в уставе мероприятие – встречу с региональными активами. Мероприятие, которое приобрело далеко выходящее за внутрипартийные рамки значение.

Собрание получилось воистину предвыборное. «Мы должны сосредоточить все ресурсы для достижения победы» - ключевая цитата.

И здесь же конкретные поручения: разработанные на следующий электоральный цикл программы развития территорий должны стать основой предвыборных программ партии на выборах в маслихаты (ред-местные представительные органы) по каждому региону. А премьер-министру, как члену бюро политсовета, поручено персонально возглавить работу над программой для выборов в Мажилис (ред- нижняя палата Парламента Республики Казахстан).

Указания вполне детальные, и акцентированно предстартовые: предвыборные партийные списки в каждый маслихат должны включать не менее 30% женщин и 20% молодых людей до 35 лет, там должны быть возвратившиеся на родину соотечественники, люди с особыми потребностями, предприниматели и представители СМИ.

Еще бы, ведь уже названа и дата предвыборного съезда – февраль. Из чего хоть сколько-нибудь понимающие в наших реалиях наблюдатели сделали вывод: в марте ждем досрочных выборов. И в Мажилис, и в маслихаты.

Все, как говорится, в срок: предыдущие (и также совмещенные) выборы тоже прошли в марте, вот только…лишь четыре года назад, а не пять, как определено в Конституции, в конституционном законе «О выборах» и в законе «О местном государственном управлении и самоуправлении». Впрочем, это тоже нормально, ведь и очередные внеочередные выборы в марте 2016 года также были досрочными.

Понимающие как пользоваться нашим законодательством знают, что за строчкой о сроке полномочий депутатов – 5 лет, идет более значимая запись о том, что внеочередные выборы проводятся в течение двух месяцев со дня досрочного прекращения полномочий. И этот срок, уверяем вас, будет соблюден, а потому соблюдена и вся конституционная законность.

Однако поскольку мы с вами не юристы, да к тому же и не обладаем правом обращения в Конституционный совет за верным толкованием, гораздо более интересен вопрос, чем обусловлена досрочная срочность на этот раз. Уверяю вас, при всей устоявшейся традиции назначать выборы дна год раньше, это никогда не было самоцелью. Любой, кто не поленится наложить все происходящие в нашем электоральном поле события, со времен еще «самороспуска» Верховного Совета в 1993 году, на происходящие в той же России – в этом убедится.

К примеру: почему именно март 2016 года? А здесь подсказку дает ответ на вопрос: почему на год раньше, в апреле 2015г., прошли досрочные перевыборы президента?

Знатоки российской истории сообразят - это произошло вскоре после того, как рубль, вслед за украинским кризисом, санкциями, контрэмбарго и спуском чуть не до дна мировых цен на нефть, совершил девальвационный маневр, уполовинив свою стоимость. После чего, вдвойне разбогатевшие казахстанцы начали опустошать российские автосалоны, магазины бытовой техники, а заодно сметать с полок вообще все российское. Разоряя и приводя в ужас местных производителей. 

Наши же старожилы вспомнят: апрель 2015г. с последующей инаугурацией -это как раз перед августом, в котором тенге вдруг был отпущен в свободное падение, и не только догнал рубль в традиционном соотношении пять к одному, но и с разгона улетел до шести наших единиц за одну российскую.

Соответственно, сокращающие (по требованию самих депутатов) на полгода депутатский срок весенние выборы 2016 года – это вскоре после окончания девальвационного пике уже и тенге, какого-никакого восстановления мировых нефтяных цен и завершения «исторической миссии» (по депутатскому же определению) парламента по обеспечению законодательной базы антикризисного президентского Плана нации «Сто шагов».

И вот, благодаря транзиту и наличию сразу первого и второго президентов, мы имеем, наконец, подлинно суверенный момент очередного приближения выборов. Все дело, по видимости, в несовпадении и все большем расхождении планов того, кто передал президентские полномочия и того, кто их принял.

Нам уже приходилось говорить, что план Нурсултана Назарбаева состоит в том,чтобы перевести реальную власть из персонально-президентского в партийно-корпоративный формат. И это вынужденный план – по отсутствию осуществимых вариантов прямого наследования. Рисков же у такого плана достаточно, начиная с далеко не гарантированной массовой поддержки избирателями партии «Нур Отан». Риском является и заложенное в такой план согласие второго президента на добровольное уменьшение своих полномочий, с передачей права формировать правительство, назначать акимов и руководителей нацкомпаний от главы государства к парламенту. В обмен на то, что в финале он сам партию «Нур Отан» и возглавит.

Мы вполне можем допустить, что президент-наследник перед назначением подписался, как говорится, именно под такой план. Но нам трудно представить, чтобы он этим планом и руководствовался, терпеливо дожидаясь завершения транзита.

Как человеку практическому, президенту Токаеву необходимо, и чем скорее, тем лучше, перевести все сегодняшние властные механизмы на себя, а уже потом думать, как лучше ими распорядится. Но тут возникает прежде небывалая и совершенно невероятная для за много лет устоявшихся наших представлений ситуация: представительская власть – тоже власть!

То есть, мы надежно привыкли, что депутаты маслихатов (которых на самом деле «выбирают» акимы), как и депутаты Сената, которых выбирают через такие маслихаты, - это все вспомогательные инструменты одной и той же президентской вертикали. Равным образом и мажилис, набор партий в котором и персональные списки депутатов определяются в Администрации, - тоже вспомогательный инструмент той же вертикали.

Но это лишь при том условии, что схема допуска исключительно готовых играть по этим правилам депутатов, и отсева желающих прорваться для собственной игры – работает централизованно и гарантированно без сбоев. Причем в основе всей такой схемы – формирование избирательных комиссий, которые и обеспечивают заранее заданные результаты любых местных или национальных выборов.  Формируемая акимами снизу (с использованием маслихатов) и Администрацией сверху (с использованием парламента) избирательная вертикаль – это и есть основа вертикали президентской – вот как обстоит дело у нас в Казахстане.

И странно было бы думать, что президент-наследник согласен ждать, чтобы все это надежно отлаженное в прошлом, но с совершенно ненадежными перспективами хозяйство, медленно перетекло бы в его ведение. Это означало бы его попытку не просто дважды войти в одну реку, но надежду, что река сама потечет к нему вспять. 

Но зато уже сейчас обнаруживается, что парламентская часть власти, ни в прошлом, ни в настоящем властью не являющаяся и никогда раньше никаких хлопот реальной власти не доставляющая, уже сейчас является … препятствием для вступившего в формальное полновластие второго президента.

Суровая правда жизни: кто не с нами, тот против нас!

Парламент, ну никак не способный к самостоятельным действиям – даже любой законопроект он может рассматривать лишь с согласия правительства, свободно может затруднить, а то и заблокировать работу исполнительной власти – через право заслушивать отчеты министров и выражать им недоверие. Как и депутаты маслихатов вполне могут воспользоваться правом отвергать кандидатуры назначаемых по вертикали акимов или требовать их снятия. И сам президент, не имея надежного большинства в Сенате, не может менять и назначать своих людей на ключевые посты, включая правоохранительную систему.

И вот мы наблюдаем буквально гонку: партии «Нур Отан», впервые в своей истории, надо выигрывать всю вертикаль выборов не как привычное ритуальное действие, а как залог собственного выживания. И здесь чем скорее – тем надежнее.

Президенту же Токаеву это, как минимум, не нужно. Зато очень не помешала бы некая встречная волна, как минимум, разбавляющая партийную монополию «Нур Отана», а, как максимум, заменяющая старую правящую партию – новой. Не даром мы наблюдаем то инициативы по созданию новых партий, то по проведению референдума по избирательному законодательству.

Далек от утверждения, что за нынешним оживлением партстроительства в Казахстане стоит второй президент – само наличие двух центров власти в системе, налаженной на единовластие, порождает не слишком уже контролируемые движения различных элитных, клановых и корпоративных группировок, уводящие первоначальный план транзита в новые вариации.

И тут вот еще какая возможная вариация. Если раньше на строгое требование депутатов распустить их досрочно или, допустим, Ассамблеи народа насчет назначения досрочных президентских выборов, президент Назарбаев всегда откликался, то не факт, что президент Токаев назревающую досрочно-предвыборную инициативу партии «Нур Отан» сразу поддержит. Не исключено, что назначенный на февраль съезд правящей партии сам окажется досрочным. 


ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.  


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение