Казахстан и Евразийский союз в новых реалиях

Дата:
Автор: Петр Своик
«Попробуем понять, глядя из #Казахстан'а, что ждет нашу страну и Евразийский экономический союз на фоне того, что происходит с Украиной», – экономист Петр Своик объясняет, как украинский кризис повлияет на казахстанскую экономику и ее связи со странами Евразийского союза.
Казахстан и Евразийский союз в новых реалиях

Контуры будущего мира

При всем шоковом восприятии российской военной операции в Украине, она только ускоряет фрагментацию мира на раздельные, хотя и взаимодействующие между собой, валютные, экономические и культурно-цивилизационные зоны.

Недаром не откуда-нибудь, а из самого Вашингтона и еще при президенте Обаме, прозвучала формула «Китай – соперник, Россия – противник». Той же формулой руководствовался президент Трамп, а потом и президент Байден. При том, что смена этих американских лидеров всякий раз приводит к расколу в самих Соединенных Штатах.

Все так и есть. Китай – именно соперник США, отнюдь не собирающийся отказываться от концепта единого глобального рынка и всего мира, только уже в китаецентричном формате. «Сообщество единой судьбы человечества» на социалистической основе – общемировая цель Китая к 2049 году. Не попытайся США каким-то образом разорвать ими же созданную «Чимерику», Китай задолго до середины нынешнего века элементарно стал бы новым мировым доминатом. Однако катастрофический разрыв, бьющий по всем частям финансово-торгово-производственного симбиоза Запада и КНР – неизбежен. Хотя бы потому, что весь мир в китайскую модель глобализации все равно не умещается, а уж Запад – и подавно. По уже намеченной линии разрыва «Китай – Запад» грядут глобальные переформатирования, для которых украинские события тоже мощный катализатор.

А что до России – она, действительно, не соперник, а противник Запада. РФ не претендует на глобальное доминирование, а на установление своей определенной зоны интересов. В этом смысле «спецоперация» по «денацификации» и «демилитаризации» выстроенного в ходе Майдана проекта «Украина – анти-Россия», это и есть те самые «меры военно-технического характера», которые были обещаны США и НАТО в случае непринятия пакета предложений по юридическим гарантиям не просто отказа от расширения НАТО, но и возвращения военной инфраструктуры к границам 1997 года. Выдвинутый Россией пакет выглядел абсолютно неприемлемым – для переговоров в дипломатическом формате. Но, как выясняется, вполне реализуем военно-техническими средствами.

Украина будет переучреждена, по всей видимости, в таком близком к конфедеративному формате, который позволит пророссийской ее части войти в зону ЕАЭС, остальное же станет буферной зоной. Да, русофобии, обиды и реваншизма у определенной части украинцев, особенно в некоторых областях, теперь только добавится. Однако, что важно, внешнего покупателя на это товар теперь уже вряд ли найдется. По крайней мере, из Москвы об этом позаботятся.

По всей видимости, Молдова, насмотревшись на такое, сама откажется от намерений стать членом НАТО, а, значит, придется примериваться к членству в ЕАЭС.

Затем, вполне возможно, договор об инициативном выводе иностранной военной инфраструктуры в обмен на тесное экономическое взаимодействие будет предложен странам Балтии. И уж во всяком случае, дипломатическая часть переговоров по полному «меню» российских предложений к тому времени станет выглядеть вовсе не тупиковой.

Почему мы так уверены в таком видении будущего? Лучшее доказательство – от обратного. Победа Украины в нынешнем противостоянии, это ее немедленное принятие в НАТО и в ЕС, со столь же немедленным насыщением военным и экономическим могуществом. Если бы это было возможным для США и Евросоюза, то реализовалось бы сразу после Майдана.

Краха же России под санкциями тоже не будет. Крах, почти полный, наступает включению как России, так и всего постсоветского пространства, в систему международных расчетов, внешних инвестиций и внешних заимствований, основанную на долларе.

Да, потери и даже потрясения, вызванные таких крахом, предстоят немалые, но тем быстрее и определеннее будут выстроены заменяющие системы.

Место Казахстана в «новом мире»

Материальные потоки – экспорта-импорта товаров и услуг – тоже будут переформатироваться. В частности, поставки российской и казахстанской нефти на рынки Евросоюза. Однако быстро здесь ничего не изменишь. Кардинальный же отказ от таких поставок остается под вопросом даже в отдаленном будущем. Поэтому мудреная для иностранцев загадка про «А» и «Б», которые сидели на общей трубе, в варианте с ЕС и ЕАЭС имеет простую отгадку. Никто не упадет и ничего не пропадет, а союз «и» между партнерами тоже останется не сам по себе, а между ними. Что объективно станет основой для нового Европейско-Евразийского разделения зон интересов и ответственности.

Хотя расширение экономического взаимодействия в сторону Китая, и как объективная необходимость, и как контригра против западных санкций, тоже пойдет сейчас ускоренными темпами.

Конкретно для Казахстана ситуация означает, что мы являемся важной частью экономического и политического переформатирования, но – без возможностей собственной игры. Хотя бы потому, что три четверти определяющего для экономики Казахстана нефтяного и металлургического экспорта идут как раз в Европу, по российским трубопроводам, железным дорогам и портовым терминалам. Роль Казахстана, как свободной от санкций юрисдикции и территории, теперь возрастет, но воспользоваться этим можно будет только при совпадении с российским интересом, и уж никак не против него.

Казахстан сам пережил в начале января попытку госпереворота, подавленную при решающей помощи сил ОДКБ. Теперь основным вызовом для страны становится поиск своего места в ускоряемой украинскими событиями евразийской интеграции.

Да, стремления опереть национальную государственность не на гражданскую, а этническую основу, в правящих элитах и в среде казахской интеллигенции – тоже достаточно. В некотором смысле Казахстан – это «не проявленная» Украина, что сейчас видно в буквально-таки кипящем в соцсетях негодовании против России и в поддержку Украины. При всей своей публичной активности, на этой стороне явно не большинство казахстанцев, но дело даже не в количестве, а в качестве. 

Внешнего покупателя на проект «анти-Россия» в Казахстане никогда не было, а теперь и подавно. Внутри же Казахстана хотя и раздаются призывы выйти из Таможенного и Евразийского союзов и реализовать, наконец, в экономике окончательно либеральную модель, ничего путного на этом не выстраивается даже умозрительно.

На самом деле объективной проблемой казахстанской власти и казахстанского общества является явный переизбыток эдакой этно-патриотической прозападности, при полном отсутствии в общественно-политическом поле организованной про-интеграционной силы. Казахский креативный класс идет не в ту сторону в своих идеях, и это есть большая проблема прежде всего для него самого. Поскольку идти в будущее, не принимая происходящего и рассчитывая на неосуществимое – себе дороже.

Планы Евразийского союза – к общей криптовалюте?

Украинские события подстегивают пересечение и так уже осуществляемых в рамках Евразийского союза двух проектов. Это формирование общих рынков нефти, газа, ГСМ, электроэнергии и финансов, согласованное главами государств-участников на перспективу 2025 года. А такие рынки – это новые наднациональные органы для управления ими, большой вызов для нынешней структуры ЕАЭС и консенсусной системы принятия решений в ней.

Второй проект – это согласованные Россией и Белоруссией 28 дорожных карт, включая и те же самые общие рынки энергоресурсов, электроэнергии и финансов, в целом переводящие союзную государственность в практический формат.

Оба проекта пересекутся, по всей видимости, еще до 2025 года, и тогда другим участникам ЕАЭС останется на выбор либо присоединение к союзной государственности, либо согласие на то, что важные для них решения будут приниматься вне их представительства.

Возможно, общий финансовый рынок Евразийского союза станет формироваться если не на базе, то с использованием совместно эмитируемой криптовалюты. И чем жестче будут работать нынешние санкции, тем ближе и вероятнее появление евразийских цифровых денег.

Главная проблема для Казахстана – внешний платежный баланс?

Решение проблемы с несходящимся внешним платежным балансом у Казахстана лежит как раз в направлении евразийской интеграции.

Так, если у России сальдо текущего счета принесло по итогам прошлого года великолепные 120 миллиардов долларов плюса, то у Казахстана в очередной раз крупный минус. По балансу 2021 года – $5,7 млрд.

С таким дефицитом платежного баланса, понятное дело, долго жить невозможно. По либеральным канонам, это требует немедленной и глубокой девальвации национальной валюты, на что власти не пойдут. Пока же приходится ускоренно жечь валютные резервы, привлекать новые иностранные инвестиции и внешние займы.

Вывоз доходов на уже накопленные инвестиции и займы привел к устойчивому, перекрывающему экспортную валютную выручку оттоку валюты из казахстанской экономики. За 2021 год чистый (за вычетом импорта) экспорт товаров и услуг у Казахстана – $18,9 млрд, тогда как сальдо доходов инвесторов и кредиторов – 24,6 миллиарда долларов, с минусом. Отсюда и общее минусовое сальдо текущего счета.

Исправление такого положения – вопрос жизни или смерти для национальной экономики Казахстана. Решение достаточно очевидное: необходим национальный контроль над пока что осуществляемой за пределами национальной юрисдикции внешнеэкономической деятельностью. Экспортеры, а это сплошь солидные транснациональные компании, должны возвращать в страну не нынешнюю часть валютной выручки, определяемую всего лишь их внутренними затратами, а достаточную для поддержания положительного баланса. Плюс, реинвестировать внутри страны в импортозамещение и развитие несырьевого, прежде всего, продовольственного экспорта.

Создание общего рынка энергоресурсов ЕАЭС может помочь в решении этой задачи, поскольку, пусть не сразу, но рынок покупателя трансформируется в рынок продавца.

Конечно, в общий минус платежного баланса Казахстана свой существенный вклад вносит и Россия. За 2021 год экспорт из Казахстана – $6,9 млрд, импорт из РФ – $17,3 млрд, итого сальдо экспорта-импорта товаров и услуг – 10,4 миллиарда долларов, не в пользу нашей страны. Не зря же у нас «многовекторная» экономика: если Евросоюз и Китай выкачивают из Казахстана природные ресурсы, заодно с доходами от внешнего инвестирования и кредитования, то Россия сполна берет свое за счет доминирования собственных товаров на казахстанском рынке. Преодолеть свое примышленное отставание Казахстан может только за счет углубления той же интеграции.

Одним словом, вызванное военными действиями чудовищное перенапряжение в экономике и политике, в людских умах и душах все равно уляжется, а вот жить в резко изменяющихся мировых реалиях нам опять вместе и надолго. И такую перспективу стоит обдумать без излишних эмоций.

Текущий счет платежного баланса Казахстана замкнулся с недостатком в пять миллиардов семьсот миллионов долларов, что по всем либеральным канонам, требует немедленной и глубокой девальвации национальной валюты. Не сейчас, а еще по ходу прошлого года или позапрошлого – счет платежного баланса у нас в минусе далеко не первый год. Но поскольку девальвировать тенге в отрыве от рубля наши Нацбанк и правительство робеют, и правильно делают, приходится ускоренно жечь резервы Нацфонда, влезать в зависимость от иностранных инвестиций и кредитов. Тех самых, что уже наладили вывод валюты из страны, с лихвой перекрывающий всю экспортно-сырьевую выручку.

В этом смысле нынешнее ослабление рубля, позволившее тенге опуститься вслед за ним, это даже некий подарок нашим «финансистам», а еще больше – сырьевым экспортерам. Ведь чем ниже курс местных денег, тем меньше экспортной выручки для оплаты внутренних затрат можно возвращать в страну, и тем больше откладывать за границей. А вот подарком казахстанской экономике и всем казахстанцам это, точно, не назовешь. 

Худа без добра не бывает – говорит русская пословица. В этом смысле перспективой для нас может обернуться начавшийся разрыв на финансовых рынках – если правильно все понять и не остаться в стороне от процесса.

Поделиться:

Яндекс.Метрика