Казахстан и антироссийские санкции: мы не при делах?

Дата:
Автор: Петр Своик
Казахстан и антироссийские санкции: мы не при делах?

Заместитель министра иностранных дел России Александр Панкин в кулуарах Петербургского международного экономического форума поделился новостью: проработка консолидированного ответа на санкции Запада поставлена в повестку дня Евразийского экономического союза. Он, конечно, сказал еще, что вопрос имеет множество нюансов и все должно соответствовать нормам ВТО, что тема слишком чувствительна и подробно, шаг за шагом, освещаться не будет. Все равно, слово было сказано и громко отозвалось в Казахстане: вот еще один «подарок от русского народа», нас втягивают в санкционную войну! Так, во всяком случае, отозвалось в казахстанских СМИ и соцсетях, с рефреном – это не наша война. До утверждений, правда, что наше место – на другой стороне фронта, дело не дошло.

Значимость очередного пришедшего из России «вопроса», пусть и кулуарно и не первым лицом озвученного, оценили и в МИД Казахстана, опубликовав специальный комментарий. Основная мысль нашего ведомства – интеграционные процессы в рамках ЕАЭС носят сугубо экономический характер, наделение органов евразийской интеграции несвойственными функциями неприемлемо, наша страна традиционно выступает против политизации объединения и что Республика Казахстан никаких переговоров о «консолидированных мерах» стран ЕАЭС в ответ на санкции других государств не ведет. А ведь и вправду, это – не наша война!

Новая мировая война, а мы в ней?..

Идущая сейчас Четвертая мировая (после Третьей – Холодной, в которой СССР капитулировал) гибридная война – это столкновение сил, пытающихся сохранить за собой или перетянуть на себя сформировавшийся после Холодной войны однополярный миропорядок. 

Противоборствующие стороны добиваются разделения мирового рынка на контактирующие-соперничающие зоны, для характеристики которых чаще всего употребляют определение «валютные». 

Хотя швы, по которым начинает расходиться глобализация, правильнее было бы назвать цивилизационно-историческими.

На то эта очередная война и гибридная – что фронтов в ней, не как в предыдущих, много больше, и проходят они не только между странами, но и внутри них.

Так, главным интересантом в сохранении глобального миропорядка является как раз не США, а Китай. Страна выдвинула «Концепцию единой судьбы человечества» – все как сейчас, только с передислокацией руководящего обкома из Вашингтона в Пекин. Недаром Штаты совершенно справедливо и определили Китай главным для себя вызовом и соперником. 

Выстроить еще один «конец истории», только уже не в либеральных, а в конфуцианских ценностях – идея вряд ли осуществимая, но посмотрим.

Что же до самих США, то при товарище Трампе они воевали на стороне скорейшего перевода глобализации в формат национальных государственностей, а при Байдене вернулись на традиционную для себя сторону фронта. Сколько еще будет таких перекидываний – неизвестно. На то она и война, исход которой почти никогда не совпадает с раскладами генштабов.

Оружием же в такой войне выступают санкции, то есть выборочное отлучение от внешнеэкономических операций, благо – они осуществляются в долларах и контролируются США. Причем оружие это – отнюдь не массового поражения, а исключительно «высокоточное» – ни наказующая сторона совершенно не желает выдавить наказуемую из расчетов в мировой валюте, ни наказываемый не собирается громко хлопнуть дверью. Появление на мировом рынке нескольких расчетных систем и «новая Ялта», определяющая зоны влияния и правила взаимодействия между ними – это вероятное, но далеко еще не состоявшееся будущее. 

На пути к такому сценарию стороны совершают тактически важные, но пока еще далекие от стратегических развязок маневры, вроде предстоящего саммита Байдена и Путина.

На чьей стороне КазахстанЗапад или Евразийская интеграция?

За этой войной мы из Казахстана можем наблюдать и заинтересованно комментировать, но это – не наша война. Сразу в двух смыслах не наша. Во-первых, мы не дотягиваем до субъектности ни по размерам экономики, ни по политическому статусу. Однако это – не столько причина, сколько следствие гораздо более важного «во-вторых» – Казахстан прочно прописан в окопах … всех воюющих сторон. Потому, принять какую-то одну сторону попросту не может. 

Наоборот, должен обязательно отыгрывать любое свое действие на какой-то стороне обязательной «контратакой» с другой. К примеру – «уравновешивать» членство в ЕАЭС переводом казахского языка на латиницу.

Политизация Евразийского объединения, причем в самого полном – геополитическом формате уже произошла, и еще на стадии образования Таможенного союза. Что Западом сразу же и было воспринято, как попытка образования нового СССР. Именно тогда, в преддверии перехода ТС в ЕАЭС, случился Майдан как способ оторвать Украину. С тех пор все экономические и политические события на пространстве «от Лиссабона до Владивостока» и далее имеют своей подложкой не что иное, как т.н. «новое собирание земель» Россией и всяческое препятствование этому со всех других фронтов. Включая и фронты внутри самого ЕАЭС.

С Украиной поступили по замечательно самоироничной украинской пословице: не съем, так понадкусываю. Но там, по крайней мере, остается национальная мечта – вступить в НАТО и стать частью Европы.

У нас же, у Казахстана, своей игры еще меньше – ни реальной, ни даже в мечтаниях. Мы никак не могли отказаться от роли сооснователя ТС и ЕАЭС, когда, по возвращению на пост президента Путина, такой вопрос созрел в России. Компенсацией же столь безальтернативного включения в Большую Игру и стало наше тщательное отстаивание исключительно экономического наполнения Евразийской интеграции, без «политизации». 

Конечно, можно было бы поиронизировать над самой постановкой вопроса «экономика без политики», но в нашем случае эта формула имеет вполне конкретное содержание: «никакого выхода экономической интеграции за исключительно торговый формат». Который, кстати, существовал и до создания ТС и ЕАЭС, причем в буквально разорительных для Казахстана соотношениях экспорта-импорта. С упразднением же внутренних таможенных границ и укреплением внешней, доминирование российских товаров на казахстанском рынке еще более усилилось.

Тут, что называется, нашу страну «заклинило»: тезис о крайней невыгодности торговых отношений с Россией широко используется национально- и либерально ориентированной общественностью, но за смелым выводом – «валить из такого ЕАЭС» мысль либо обрывается, либо закругляется печальной констатацией: валить – некуда.

Но если выйти назад уже невозможно, то почти столь же невозможна и собственная инициатива Казахстана по переводу интеграции в совместный инвестиционный формат.

Почему Казахстан не может получить всех бонусов от интеграции?

Казалось бы, чего естественней поставить в рамках ЕАЭС вопрос о преодолении промышленного отставания Казахстана и выравнивании торговых перекосов. Но, во-первых, это слишком подставляет казахстанскую компрадорскую верхушку, укорененную в схемах экспорта сырья и завода в страну иностранных инвестиций и кредитов. Так можно доиграться и до собственных адресных санкций.

Во-вторых, инвестиционный цикл России пока еще и сам внешне зависим, ресурсы развития тесно связаны с долларовой базой, их и для себя не хватает, делиться нечем. Объективно, до разделения глобальной экономики на те самые валютные зоны, в пределах которых участники будут решать вопросы совместного развития, дело еще не дошло. А когда дойдет и дойдет ли – еще вопрос.

Вот и приходится руководству нашей страны свято блюсти нейтралитет: мы, конечно, безусловные участники Евразийского союза, где-то даже основоположники, но вообще-то не при делах. Прямо по еще одной смешной украинской прибаутке: а нас-то – за что?!

Поделиться:

Яндекс.Метрика