Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Русские в Центральной Азии: проблемы и перспективы

Русские в Центральной Азии: проблемы и перспективы

24.09.2019

Автор: Ольга Сухаревская

Теги:

Являясь колыбелью ряда цивилизаций и перекрестком торговых путей, Центральная Азия представляет собой сложный и многонациональный конгломерат народов, исторически обосновавшихся на ее просторах. Не стали исключением и русские, на протяжении столетий живущие в государствах центральноазиатского региона. 

   Экскурс в историю

История заселения русскими Центральной Азии насчитывает несколько веков. Например, в Северном Казахстане русские впервые появились в конце XVI века, в Средней Азии – в середине XIX века. Массовый приток русского населения на территорию региона наблюдался во второй половине XIX - начале XX веков, особенно во время столыпинской аграрной реформы. В 1920-е годы переселение русских в Среднюю Азию и Казахстан было вызвано гражданской войной и голодом, наиболее сильно затронувших европейские районы России. В 1930-е годы приток некоренного, главным образом, русского населения был следствием оргнабора в промышленность, в годы Великой Отечественной войны – эвакуации персонала промышленных предприятий и учреждений, а в 1950-1960-е годы – кампании по освоению целины.

К моменту распада СССР в Казахстане проживало 6,1 млн русских, в Узбекистане – 1,6 млн, в Кыргызстане – 917 тыс., в Таджикистане – 388,5 тыс., в Туркмении – 333,9 тыс. Большинство из них – потомки переселенцев XIX-ХХ веков, то есть люди, которые являются коренным населением центральноазиатских страан. Об этом красноречиво говорит тот факт, что по состоянию на 2007 год в Центральной Азии оставалось около 60% русских, проживавших на ее территории к моменту распада СССР.

Распад Советского союза обернулся значительной эмиграцией русского населения. Ее темпы зависели от внутриполитической и экономической ситуации в республиках Средней Азии. Так, в Казахстане сейчас проживает около 3,5 млн русских (-43%), в Узбекистане – 650 тыс. (-60%), в Кыргызстане - 364,5 тыс. (-61%), в Таджикистане – 34,8 тыс. (-91%). По Туркменистану данных местных статистических органов нет, но, по данным МИД РФ, к 2005 году количество русского населения в республике сократилось с 9,5% до 3,5%.

В 90-е годы основной поток мигрантов устремился в Россию и другие страны СНГ, и этот процесс продолжается до сих пор. В частности, по данным комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, за первые пять месяцев текущего года Казахстан покинули порядка 11 тыс. русских, а в среднем ежегодный поток эмиграции составляет около 40 тыс. человек в год. Национальный статистический комитет Кыргызстана сообщает, что в 2018 году. страну покинуло 2626 русских. В 2010-2016 годах положительное сальдо миграционного обмена между Россией и Кыргызстаном составило в пользу РФ 141,1 тыс. человек. Из Узбекистана в ФМС России в 2018 году поступило 3,8 тыс. заявлений на участие в программе переселения соотечественников. 

С одной стороны, русское население на сегодняшний день чувствует себя в государствах Центральной Азии достаточно комфортно. В 2017 году Православный Свято-Тихоновский университет при поддержке фонда «Русский мир» провел исследование в православных общинах Узбекистана, результаты которого показали: 67 % прихожан, живя в Узбекистане, чувствуют себя комфортно и в безопасности, еще 73 % уверены, что можно говорить о дружбе узбекского и русского народа. С другой – «чемоданные» настроения по-прежнему сохраняются. В чем же причина? 

   «За 15 лет и медведь бы выучился государственному языку»

Приведенная в заголовке фраза первого президента Казахстана Нурсултана НАЗАРБАЕВА наиболее точно отображает языковую ситуацию в Центральной Азии. Провозглашение независимости республиками стало толчком для изменения национальной политики, введения национальных языков в качестве государственных и проведения своеобразной «коренизации» кадров. И хотя волна воинствующего национализма, к счастью, схлынула, русское население столкнулось с трудностями в языковой адаптации и выпало из веками складывающейся в Центральной Азии системы родовых связей, что в определенной мере закрыло перед ним социальные лифты. 

В каждой из стран Центральной Азии ситуация индивидуальна. В Казахстане и Кыргызстане русский язык является официальным, в Таджикистане имеет статус языка межнационального общения, тогда как в Узбекистане и Туркменистане его статус никак не определен. Тем не менее, постепенная дерусификация наблюдается везде. 

Даже в наиболее либеральных в отношении русского языка Казахстане и Кыргызстане реализуется концепция «триединства языков» в сфере образования. Существуют опасения, что перевод части предметов на казахский и английский языки будет осуществляться за счет русского, и это уже вызывает у русского населения страны обеспокоенность по поводу будущего детей. 

Еще одна инициатива – перевод казахского языка на латиницу, объявленный президентом РК Н. Назарбаевым в 2017 году. Несмотря на декларативные уверения о том, что реформа направлена на интеграцию Казахстана в мировое информационное пространство, документы говорят о другом. Как, в частности, сказано в предварительной аналитической справке «О переходе казахской письменности на латинскую графику» Минобразования и науки РК, «кириллица как письменность казахского языка несет на себе печать колониального прошлого Казахстана. Выбор кириллицы не был свободным выбором казахского народа, она была внедрена сверху тоталитарным государством».

Между тем проведенные в 90-е гг. Узбекистаном и Туркменистаном аналогичные языковые реформы привели к неоднозначным последствиям для системы образования и поколенческому разрыву. Обучившиеся на латинице студенты не могут прочесть накопленные за десятилетия научные труды и книги, а старшее поколение не способно прочесть надписи на латинице.

Не способствуют межнациональному диалогу и инициативы по переводу на государственные языки законодательных актов и работы органов власти. 

   Социальные лифты или социальные фильтры?

Ни одно из центральноазиатских государств нельзя обвинить в дискриминации национальных меньшинств. Вместе с тем в Кыргызстане с 1 января 2018 г. все госслужащие обязаны сдавать экзамены на владение государственным языком. Справятся ли с ними этнические русские и представители других народов – большой вопрос. Подобное требование может изменить ситуацию в сфере государственного управления, где русские традиционно были широко представленными. 

В Казахстане политика в отношении внедрения казахского языка в сфере государственного управления половинчатая. С одной стороны, действует ст. 7 Конституции страны, оговаривающая официальный статус русского языка, с другой в 2018 года парламент и правительство были обязаны полностью перейти на делопроизводство на казахском языке, а в 2019 г. с национальной валюты тенге исчезли надписи на русском. Нынешний глава государства Касым-Жомарт ТОКАЕВ пообещал усилить роль казахского языка как государственного и выразил уверенность, что когда-нибудь казахский станет языком межнационального общения. Впрочем, национальный состав структур госуправления, руководства и депутатского корпуса говорит сам за себя. В высшем эшелоне русских и представителей других народов крайне мало. В августе 2019 г. известный казахстанский политолог Ербол ЕДИЛОВ составил рейтинг ТОП-50 перспективных управленцев Казахстана, абсолютное большинство в котором было представлено казахами. 

Как ни странно ни в Узбекистане, ни в Таджикистане особых требований к государственным служащим в языковой сфере нет. Правда, это не меняет коренным образом картину национального состава управленческого звена. 

Но если в Узбекистане и Таджикистане русские составляют 1,8% и 0,5% населения соответственно, то в Казахстане численность русских достигает 19,76%, а в некоторых регионах страны, например, в Северо-Казахстанской области, русские по-прежнему составляют большинство. Еще в 2013 году исследователь Женис БАЙХОЖА провел статистический анализ соотношения национального состава управленческих кадров и национального состава населения. Для Северо-Казахстанской обл. ситуация следующая: «Аким области и трое его заместителей из четырех, 12 из 14 акимов районов и города Петропавловска, а также 35 из 40 их заместителей (некоторые вакансии, видимо, не заполнены) имеют имена и фамилии, не оставляющие сомнений в принадлежности этих людей к коренному этносу. 13,8 процента руководителей акиматов областного и районного уровня представляют другие национальности, удельный вес которых в общей численности населения СКО составляет почти две трети (66,1 процента). А в половине районов области среди акимов и их заместителей «нетитульные» и вовсе отсутствуют как класс». 

Конечно, не всем быть министрами, акимами и депутатами, но русское население беспокоят и другие вещи. 

   Оккупанты или соотечественники?

Пережив постсоветский всплеск национализма, русское население с настороженностью относится к проявлениям «этногенеза» в странах Центральной Азии. 

По мнению председателя ОО «Республиканское славянское движение «Лад» Максима КРАМАРЕНКО, транзит власти в Казахстане прошел спокойно, но «определенную категорию людей все же беспокоит возможность усиления националистических тенденций. Такое беспокойство вызвано, в частности, предвзятой интерпретацией ряда исторических событий, например, голода 30-х годов ХХ века, от которого гибли не только казахи, но и русские, и не только в советском Казахстане, но и во многих регионах РСФСР. Или, скажем, переименованием улиц и населенных пунктов, что преподносится националистическими активистами как исторический реванш, как победа в какой-то необъявленной войне».

Увы, но необдуманные заявления ряда общественных деятелей дают для этого беспокойства основания. Например, председатель попечительского совета Фонда развития «Казахстан Барысы» Арман ШУРАЕВ заявил, что в связи с отсутствием в РФ казахских школ, численность которых соответствует количеству проживающих в России этнических казахов, «я имею полное право требовать от своего правительства принять зеркальные меры и закрыть все полторы тысячи русских школ в Казахстане». А директор Республиканского центра «KAZBILIM» Аятжан АХМЕТЖАН призвал родителей не отдавать детей в русские школы, т.к. «отрекшимся от своего языка не достичь высот в Казахстане». 

В Кыргызстане обеспокоенность русских вызывает исламизация республики. Что же касается Узбекистана, то 47% опрошенных прихожан православной церкви хотели бы покинуть эту страну. При этом на первый план выходят экономические причины. 51,4 % опрошенных назвал причиной желаемой эмиграции низкие заработки, а 42,2 % - отсутствие работы. Но и Узбекистан не обошли проявления национализма. Не будем вспоминать 90-е годы, но в мае 2019 г. власти не дали разрешения на проведение акции «Бессмертный полк», а в обществе разгорелась горячая полемика по поводу использования георгиевской ленточки, которую многие, включая госслужащих, посчитали «символом российской агрессии». 

Было бы несправедливым говорить, что на данном этапе националистические и антирусские тенденции являются господствующими в Центральной Азии, но рядовые граждане русской национальности подчас чувствуют себя чужими и сомневаются, есть ли у них будущее на Родине. Ведь у большинства из них другой родины, кроме Центральной Азии, нет. 

Как выстроить сбалансированные межнациональные отношения, и может ли в этом помочь Россия – читайте в следующем материале.



Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение