Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Как сериал «Чернобыль» повлиял на перспективы атомной энергетики в Казахстане?

Как сериал «Чернобыль» повлиял на перспективы атомной энергетики в Казахстане?

23.07.2019

Автор: Ольга Сухаревская

Теги:

Сериал «Чернобыль» от телевизионной сети HBO снискал широкую популярность в Казахстане. Любопытно, что этот продукт масс-культуры стал для некоторых представителей казахстанского общества весомым аргументом против строительства АЭС в Казахстане. Наш автор, специалист в области внешней политики, правовед Ольга СУХАРЕВСКАЯ рассуждает о том, какое влияние оказывает современная массовая культура на сферу принятия политических решений и госуправление, и, в частности, о том, как сериал «Чернобыль» может отразиться на перспективах развития атомной энергетики на постсоветском пространстве.

Стоит ли изучать историю по сериалам?

В современном обществе с доминированием «масс-культуры» даже историю пытаются изучать по сериалам. Яркий пример – очередное творение компании HBO «Чернобыль». 

Тема чернобыльской катастрофы не может оставить равнодушным, пожалуй, ни одного человека на постсоветском пространстве. В 1986 году на беду откликнулся весь СССР, включая представителей республик Средней Азии. И до сих пор живы те, кто своим мужеством остановил радиационное заражение и спас десятки тысяч жизней. Но годы идут, реальные события забываются, и возникают сознательные спекуляции на «горячем сюжете». 

Сериал режиссера Йохана РЕНКА «Чернобыль» от телевизионной сети HBO вызвал противоречивую реакцию у ликвидаторов чернобыльской катастрофы. Как отмечает председатель областной Ленинградской организации «Союз Чернобыль» Александр Великин: «Мне больше всего запомнилось (в сериале – прим. ред.), когда работника станции в белом халате выгнали на крышу, чтобы посмотреть, действительно ли горит реактор. И он – страдалец, со слезами на глазах, трясясь внутри, выходит на крышу и заглядывает в провал. А в это время рядом стоит в парадной форме часовой с автоматом».

По мнению участников событий, фильм исказил их реальную картину. Не было ни захламленных палаток, ни ящиков водки, ни наставленных на людей автоматов, ни разрушенных и грязных больниц. Полностью искажен смысл самоубийства академика Легасова, которого попытались представить «борцом с режимом», целиком выдумана правозащитница Ульяна ХОМЮК, сознательно выпячен случай с отстрелом животных.

Но наиболее опасным заблуждением, которое пытается насадить фильм, является некая угроза повторного взрыва. В фильме У. Хомюк сообщает советскому руководству, что следующий ядерный взрыв будет иметь мощность в две-четыре мегатонны и уничтожит жизнь в Киеве и части Минска. Зрителями это, по-видимому, должно быть воспринято как непреложный факт, навсегда внушив страх атомной катастрофы. В самом же деле существовал риск теплового взрыва в случае контакта черной стеклянистой лавы, коринума, с грунтовыми водами. И совершенно не той мощности, которую вложил в уста вымышленной героини сценарист. 

Новые энергомощности нужны были еще вчера

Кино и телевидение, действительно, являются мощным оружием убеждения, способным через умело подобранный ряд образов навязать зрителю тот или иной взгляд на событие, подведя его к запрограммированным творцами выводам.

В этом контексте сериал «Чернобыль» крайне интересен не столько «развесистой клюквой», сколько заложенными в нем информационными минами. Эмоциональное воздействие фильма, особенно, на фоне произошедшего трагического инцидента в казахстанском Арысе, где взорвались склады с оружием, с человеческой точки зрения понять легко. Сериал просто не мог не сказаться на восприятии в казахстанском обществе идеи строительства АЭС в стране. Тем не менее, проблема требует осмысления «в ясном уме и твердой памяти». 

Согласно прогнозному балансу электрической выработки и мощности на 2019-2025 годы Министерства энергетики РК нынешний профицит электроэнергии в Казахстане уже к 2025 году обернется дефицитом. При потребности 20,3 ГВт с учетом старения действующих энергомощностей выработка электричества снизится до 16,8 ГВт. При этом к 2025 году планируется ввод 7325 МВт новых мощностей, из которых в графе 2019 год значатся 1729 МВт. Итого осталось ввести 5596 МВт.

Недавний блэкуат в Алматы, когда из-за неполадок на ТЭЦ-2 40% потребителей двухмиллионного мегаполиса остались на несколько часов без электричества, показал, что опасения относительно энергодефицита отнюдь не беспочвенны.

Восполнение недостающих мощностей за оставшиеся 6,5 лет теоретически можно осуществить за счет гидроэнергетики, восполняемых источников энергии, атомной энергии, а также увеличения доли ТЭЦ. У каждого из вариантов есть как достоинства, так и недостатки. В долгосрочном периоде прогнозируется сокращение стока рек. «Зеленая» энергетика по определению неспособна давать бесперебойные поставки электроэнергии.

Кроме того, как указывает известный казахстанский экономист Петр СВОИК, тарифы для малых ГЭС составляют 15 тенге за 1 кВт/час; ветровых электростанций – 20 тенге; солнечных – 22 тенге и биогазовых – 32 тенге за 1 кВт/час. То есть солнечная энергия будет обходиться казахстанцам примерно в 20 раз дороже, чем от действующих ГЭС. При этом их строительство отстает, составляя на данный момент всего 0,51% от общего объема вырабатываемой в Казахстане электроэнергии. И достичь запланированного на 2020 год 3%-ного объема крайне сложно, не говоря уж о 30% к 2030 году.

Имея значительные собственные запасы угля, Казахстан вполне может обеспечивать себя тепловой энергией. Но здесь возникает другая проблема: Казахстан является участником и активным лоббистом Парижского соглашения по климату и программы устойчивого развития ООН. Международное энергетическое агентство прогнозирует рост потребления энергии в мире до 2050 года примерно на 17% по сравнению с уровнем 2015 года без учета роста производства электромобилей. По официальной оценке климатологов, все болеарные леса в течение года поглощают до 1 млрд тонн углекислого газа. Если представить, что вместо действующих АЭС работают электростанции на ископаемом топливе, то это привело бы к дополнительным выбросам 2 млрд тонн углекислого газа, что сводит на нет требования Парижского соглашения. 

По подсчетам Всемирной ядерной ассоциации, для решения задач максимальной доступности электроэнергии и удержания глобального повышения температуры в пределах 1,5 градусов энергобаланс должен быть следующим: ископаемое топливо – 50%, ВИЭ – 25% и атомная энергетика – 25%. Для этого необходимо построить 1000 атомных энергоблоков. 

Пойдет ли по этому пути, подобно Узбекистану, Казахстан, имеющий 1,4 млн тонн запасов собственного урана и производство тепловыделяющих элементов (ТВЭЛ)? Решать, безусловно, казахстанскому обществу. Но необходимость строительства дополнительных энергомощностей стала очевидна еще вчера. 

Конкурентные войны

Помимо относительной экологичности – напомним, что сейчас разрешены к строительству только реакторы постфукусимского стандарта (российский ВВЭР-1200, американский АР-1000, французский EPR-1600 и китайский HPR-1000) – атомная энергетика – это символ престижа страны и свидетельство высокого уровня ее технологического развития. При этом появление новых членов «ядерного клуба» крайне нервно воспринимается рядом государств – яркой иллюстрацией чему служит обструкция ядерной программы Ирана.

Не потому ли так «вовремя» появился серил «Чернобыль»? Возможно ли, что этот продукт масс-культуры является частью конкурентных войн на рынке технологий «мирного атома»?

Обратим внимание на следующий факт. В мае 2017 года американская компания Westinghouse, производящая ядерные реакторы, подала в суды США заявку о защитных мерах согласно статье 11 Закона «О банкротстве». В январе 2018 г. инвестиционная компания Brookfield Business Partners выкупила акции Westinghouse у предыдущего владельца, японской компании Toshiba за 4,6 млрд долларов. Та же Brookfield Business Partners в июне 2018 года купила большую долю акций AT&T. А собственностью AT&T, в свою очередь, с июня 2018 года является холдинг TimeWarner, в который входит компания HBO, выпустившая в свет сериал «Чернобыль». Таким образом, Brookfield Infrastructure одновременно является владельцем и Westinghouse, и резко заинтересовавшейся чернобыльской темой HBO. 

Но и это еще не все. После долгого молчания 9 января 2019 г Westinghouse объявила о реорганизации своей структуры, цель которой — восстановление позиций на мировом рынке атомной энергетики.

Несложно догадаться, что репутационный ущерб «Чернобыля» направлен, прежде всего, в адрес «Росатома», который за время отсутствия на рынке Westinghouse занял 67% мирового рынка атомной энергетики.

В заключение хотелось бы отметить: конечно, сила искусства и его воздействие на эмоции и умонастроения не только отдельного индивида, но и целого общества огромна. Однако хотелось бы, чтобы решения в сфере госуправления принимались, исходя из прагматического расчета и экспертизы компетентных специалистов, а не художественного вымысла и эмоционального воздействия кино.


ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение