Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Б.Султанов: Для Казахстана региональное сотрудничество в рамках Евразийского экономического союза архиважно

Б.Султанов: Для Казахстана региональное сотрудничество в рамках Евразийского экономического союза архиважно

16.10.2018

Автор: Ольга Казанцева

В эксклюзивном интервью ИАЦ МГУ заслуженный работник дипломатической службы РК, директор казахстанского Исследовательского института международного и регионального сотрудничества Булат СУЛТАНОВ рассказал об актуальности регионального сотрудничества в рамках интеграционных проектов для Казахстана.

- Каким образом в концепцию Большой Евразии вписывается Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, подписанная в августе этого года главами прикаспийских государств в Актау? Какие ее положения вы считаете наиболее значимыми?

- Каспийский регион имеет стратегическое значение, поскольку дает возможность прикаспийским государствам развивать торгово-экономические отношения не только в направлении Восток – Запад, но и в векторе Север – Юг. Россия уже отладила вопросы по развитию направления транспортировки грузов из Астрахани на Казахстан, до Жанаозена (Нового Узеня) и далее – до туркменской и иранской границы. К этому маршруту также подводится дорога из Китая.

Но успешное торгово-экономическое сотрудничество в регионе может развиваться лишь при условии наличия доверительных отношений между прикаспийскими государствами. Они в свою очередь могут быть таковыми в том случае, если сюда не будут допущены вооруженные силы внерегиональных игроков.

Это очень чувствительная тема, и не случайно, когда встал вопрос транзита через казахстанские порты Актау и Курык на территорию Афганистана грузов специального назначения США, он получил широкий резонанс в российских СМИ. Хотя, следует признать, накручено было очень много из того, чего не было в реальности – в соответствующем соглашении нет ни слова о размещении военных баз или контингента США на территории Казахстана.

С прагматичных позиций это неплохая возможность для нашей страны заработать деньги. Но есть и другая сторона медали, внеценовая: если США оказывают санкционное давление на Россию, а Россия – наш союзник, то, очевидно, следовало десять раз подумать, нужна ли нам прибыль от транспортировки подобных грузов?

Это проблема всех постсоветских государств. Но, по моему мнению, когда стоит вопрос о получении прибыли за счет коммерческой деятельности, нужно иметь в виду, что любое действие имеет прямую и косвенную цену. Это нравственная категория, и такие вопросы должны обсуждаться очень деликатно с учетом интересов всех стран министерствами иностранных дел наших государств, тем более, что возможности для этого есть – мы члены ОДКБ, СВМДА, СНГ, мы члены ООН, наконец.

Поэтому важнейшим пунктом Конвенции о правовом статусе Каспийского моря я считаю положение о недопустимости присутствия в регионе вооруженных сил внерегиональных государств. Это очень важно. Решения Пятого Каспийского саммита показали: прикаспийские государства, несмотря на то давление, которое, уверен, оказывалось и на Казахстан, и на Азербайджан, и на Туркменистан, проявили, если не мудрость, то предусмотрительность, подтвердив, что Каспийское море – не предмет для торга.

- Центрально-азиатский вектор, какое у него будущее? Стоит ли его рассматривать в общем контексте евразийской интеграции, либо это альтернативное направление, в котором Казахстан стремится играть доминирующую роль?

- В СМИ очень часто поднимается вопрос: кто лидер в Центральной Азии, Узбекистан или Казахстан? Я думаю, амбиции и свои преимущества есть у каждого государства региона, и каждое государство в определенной сфере является ключевым: Узбекистан – по населению, Казахстан – по территории, но Кыргызстан и Таджикистан тоже ключевые, от них идет вода.

Поэтому термин «лидер» – неправильный по определению, и пора уже нам отказаться от бессмысленных претензий на лавры.

Безусловно, странам Центральной Азии необходимо тесно сотрудничать, но, опять же, встает вопрос: в каком формате?

Попытки объединения государств региона в некие союзы предпринимались еще с момента обретения независимости. С подобными инициативами неоднократно выступал, в частности, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Но все форумы сотрудничества, которые создавались – ЦАС, ЦАЭС, СЦАГ – оказались нежизнеспособными, потому что страны Центральной Азии не взаимосвязаны в экономическом плане, на них приходится лишь 5% внутренней региональной торговли. Все они – поставщики сырья, все они не заинтересованы в том, чтобы развивать внутренний региональный рынок.

Поэтому ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе я не вижу возможностей для интеграционного сотрудничества. Но возможности кооперационного сотрудничества есть. Например, в транспортно-коммуникационной и в водно-энергетической сферах, в сфере агропродовольственного комплекса, экологии. И такое сотрудничество можно и нужно налаживать.

В марте 2014 года мы вместе с послом Венгрии в Казахстане  Имре Ласлоцки провели в Алматы конференцию по изучению опыта Вышеградской четверки – структуры регионального сотрудничества, которую накануне вступления в Европейский союз создали Чехия, Словакия, Венгрия и Польша, чтобы совместно решать проблемы, связанные с присоединением к ЕС.

В Европейский союз они вошли, но не распустили свое объединение. И теперь уже внутри ЕС совместно отстаивают свои интересы.

Формат объединения не предполагает наличия наднациональных органов и коллективных структур, просто лидеры стран, главы правительств и министерств регулярно собираются и вырабатывают общую позицию, о которой заявляют не только в ЕС, но и в ООН, в других международных организациях.

Так вот, тогда же, в 2014году, я предложил создать в Центральной Азии аналогичную организацию, которая бы предусматривала механизм консультаций. Не только на уровне глав государств и правительств. Известно, что решения на высшем уровне принимаются на основе трех источников, это разведка, экспертное сообщество, СМИ. Поэтому на уровне этих трех сегментов также необходим диалог. 

В прошлом году, уже на конференции в Астане, я вновь выступил с этой инициативой, предложив назвать такое объединение «Туркестанская пятерка», а центром рабочих встреч определить Туркестан – город, где находится главная святыня тюркских народов – мавзолей Ходжи Ахмета Ясави.

К большому моему удовлетворению, в ноябре прошлого года в Самарканде, на проводимой под эгидой ООН международной конференции «Центральная Азия: одно прошлое и общее будущее, сотрудничество ради устойчивого развития и процветания», президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев выступил с созвучной инициативой создания Ассоциации глав регионов стран Центральной Азии.

Это подтверждение того, что вопрос кооперационного сотрудничества государств Центральной Азии очень важен. Однако это вовсе не означает, что они будут создавать какой-то союз. Более того, в этом нет необходимости: Казахстан и Кыргызстан уже входят в Евразийский экономический союз, и я знаю достоверно, что большинство граждан Узбекистана и Таджикистана тоже заинтересованы в этом, чего не скажешь о политических элитах, не желающих ограничивать себя какими-либо обязательствами. 

Но если эти две страны захотят участвовать в ЕАЭС – милости просим, двери открыты! При этом, правда, нужно понимать, что новые участники будут приниматься в ЕАЭС иного «качества» – ориентированный на сопряжение с ЭПШП, на создание пространства экономического партнерства Большой Евразии.   


Теги: Казахстан, ЕАЭС

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение