Чему научило Иран обострение отношений с Азербайджаном?

Дата:
Автор: Никита Смагин
Эксперт по #Иран'у Никита Смагин пишет о том, какие выводы Исламская Республика сделала из последнего раунда противостояния с Азербайджаном, что это означает для Каспийского региона и (уже не так очевидно) для будущего Афганистана.
Чему научило Иран обострение отношений с Азербайджаном?

После нескольких недель обострения отношений между Азербайджаном и Ираном в сентябре и октябре 2021 года ситуация постепенно нормализовывается. 27 октября глава иранского МИД Хосейн Амир-Абдоллахиян заявил, что этап публичной напряженности между сторонами позади. «Полагаю, что проблемы, которые у нас есть, будут постепенно решаться», – отметил он.

В начале сентября 2021 года в СМИ появились сообщения о том, что Азербайджан стал препятствовать поставкам иранского топлива в Нагорный Карабах. Почти сразу после этого вооруженные силы Ирана объявили о проведении учений «Покорители Хайбара» на границе с Азербайджаном. В начале октября уже Турция и Азербайджан провели учения «Нерушимое братство-2021» на границе с Ираном и Арменией.

После этого в середине октября иранская торговая палата сделала громкое заявление о том, что Азербайджан препятствует экспорту Ирана в Россию – в Баку эту позицию опровергали. Пикировки между странами велись по нескольким фронтам в публичном и дипломатическом поле. Только в конце октября глава иранского МИД заявил, что этап публичной напряженности между Азербайджаном и Ираном завершен.

В то же время минувший этап обнажил целый ряд нерешенных по сей день противоречий между сторонами и напомнил о долгосрочных последствиях региональных изменений, вызванных военным конфликтом вокруг Нагорного Карабаха в 2020 году.

Проблемы в отношениях Ирана и Азербайджана не решены. Более того, этот пример может повлиять на ряд других направлений во внешней политике Тегерана.

Азербайджан «собирает» партнеров

Главной причиной произошедшего можно назвать изменившийся статус Баку, который радикальным образом меняет расклад сил в регионе. Одним из символов этого процесса стало закрепление ключевой роли Турции и Израиля в качестве основных союзников Азербайджана. Анкара остается региональным конкурентом Тегерана, хотя по ряду направлений стороны активно сотрудничают. Что касается израильских сил, то их присутствие в непосредственной близости от иранских границ служит «красной тряпкой» для Исламской Республики. Особенно это важно на фоне нормализации отношений Израиля с ОАЭ и Бахрейном, а также контактов израильской стороны с властями курдской автономии в Ираке. Все эти страны находятся в непосредственной близости от Ирана.

В то же время расширение связей Азербайджана с Турцией и Израилем нельзя назвать новым явлением. Этот процесс проходил планомерно на протяжении последних лет, и никак не мог стать сюрпризом для Тегерана в 2021 году.

Изоляция Ирана не за горами?

По-настоящему новой можно назвать угрозу еще большей экономической изоляции иранской стороны, которая замаячила на фоне новых реалий на Кавказе. В ходе военных действий азербайджанская сторона получила контроль над небольшим участком единственной дороги, соединяющей Иран и Армению, Горис-Капан . Власти Азербайджана поставили на этом участке КПП и начали взимать с иранских водителей таможенные и дорожные сборы.

Формально Баку имеет полное право вводить пошлины для пересекающих ее границу фур. Однако Иран видит это несколько иначе. Нынешние изменения серьезно осложняют его торговые связи с Арменией. В ситуации, когда Тегеран и без того находится под жестким давлением американских санкций, иранская сторона особенно трепетно относится к вопросам своих торговых связей с другими странами. Более того, Азербайджан стремится не пускать грузовики, которые идут через этот участок в Карабах, что уже приводило к задержанию иранских водителей.

При этом вопрос дороги Горис-Капан должен быть в скором времени решен. Правительство Армении заявляло, что уже в ноябре закончит альтернативный маршрут, что позволит грузовикам объезжать находящийся под контролем Азербайджана участок шоссе. Однако этим беспокойство Тегерана не ограничивается.

Иранская сторона также с недоверием смотрит на планы Баку по созданию Зангезурского коридора, который будет соединять Нахичевань с Азербайджаном через территорию Армении. Опасения связаны с возможным получением азербайджанской стороной контроля над армяно-иранской границей. Логично предположить, что в этом случае Баку будет препятствовать торговым связям Тегерана и Еревана. Формально нынешние договоренности после военных действий такой сценарий исключают.

Однако продолжающиеся споры вокруг коридора с Нахичеванью и звучащие заявления с азербайджанской стороны о готовности пробить его силой нервируют Иран. Наконец, этот проект может связать Баку с Турцией, Израилем и Европейским Союзом по суше, исключив при этом Иран из своих транзитных проектов.

Неспокойный Каспий

Еще одним следствием региональных перемен стало изменение географии интересов политических игроков на Кавказе. Так, резкую реакцию в Тегеране вызвали совместные учения спецназа Турции и Азербайджана в Каспийском море. По заявлению иранской стороны, эти действия противоречат конвенции о правовом статусе Каспия, которая запрещает некаспийским государствам иметь военное присутствие в его акватории.

Однако именно Тегеран остается единственным государством, которое все еще не ратифицировало эту конвенцию, что мешает ей официально вступить в силу. До недавнего времени этот вопрос и не стоял для Ирана так остро, поскольку присутствие нерегиональных сил на Каспийском море казалось маловероятным. Иными словами, угрозы, о которых еще недавно рассуждали лишь теоретически, теперь актуализировались.

Афганский шанс для Ирана

В целом, можно сказать, что изменения ситуации вокруг Карабаха по ряду направлений могут угрожать интересам Ирана. Одной из причин стало то, что запрос Тегерана участвовать в карабахском урегулировании в 2020 году был фактически проигнорирован – вопрос решали Азербайджан, Армения, Россия и Турция. Связано это было с тем, что Тегеран на протяжении большей части истории конфликта не играл в нем значимой роли. Главным приоритетом для Ирана было и остается ближневосточное направление. Поэтому его неучастие в выработке итогового документа послевоенных действий можно назвать вполне ожидаемым и логичным.

Одним из следствий этого стало то, что сегодня иранцы пытаются активизировать усилия и собственными силами обеспечить свои интересы на Кавказе. Это и привело к последнему обострению отношений с Азербайджаном.

Другим последствием стали попытки Ирана не упустить свой шанс и принять участие в решении других проблемных вопросов в регионе. Так, иранская сторона фактически инициировала собственный афганский процесс урегулирования, первая очная встреча которого прошла в Тегеране 27 октября.

Понятно, что не брать в расчет позицию Ирана здесь вряд ли возможно – в отличие от ситуации на Кавказе, Тегеран имеет гораздо более серьезные позиции в Афганистане и может заметно повлиять на ситуацию там. Но все же опыт решения карабахского вопроса подталкивает иранскую сторону к тому, что инициативу никак нельзя отпускать из своих рук.

Поделиться:

Яндекс.Метрика