Дата:
Автор: Никита Мендкович
Каким будет следующий президент Таджикистана? В конце апреля Таджикистан официально признал факты заражения коронавирусом в стране. Двумя неделями ранее спикером Маджлиси Милли (Сената Таджикистана) стал сын главы государства Эмомали Рахмона ­– Рустам Эмомали, что произошло своевременно, так как при введении карантина в государстве ход политического процесса мог бы измениться. В борьбе с последствиями COVID-19 стране нужен сильный лидер, каким будет следующий президент Таджикистана?

После избрания спикером Сената Таджикистана Рустама Эмомали Рахмона мнение, что он станет преемником отца на посту президента, стало едва ли не общим. Все чаще говорят, что на следующих выборах еще будет выдвинута кандидатура Эмомали Рахмона-старшего, однако затем, возможно, раньше окончания срока официальных полномочий, президентское кресло займет старший сын.

Настоящий материал попытка проанализировать личную и политическую биографию Рустама Эмомали и оценить перспективы его возможного президентства. Целью работы не является реклама или изобличение обсуждаемой персоны, а интересен процесс наследования власти.

Некоторые называют его недемократичным, однако передача власти внутри семей – часть региональной политической культуры, а многими гражданами воспринимается, как естественное и дающее надежду на стабильность и сохранение мира.

Первые шаги Рустама Рахмона

Основной проблемой Рахмона-младшего стали направленные на его фигуру завышенные ожидания, связанные с личностью отца. Как ни оценивай заслуги действующего президента Таджикистана, он проявил неординарные публичные и аппаратные политические таланты, чтобы возглавить страну в период гражданской войны и стабилизировать ситуацию. Рустам Рахмон же совершенно не рвется возглавить государство, избегает публичности и не проявляет ярко выраженного интереса к политике, что заставляет многих не воспринимать его в качестве реального игрока.

Между тем, нельзя полностью игнорировать имеющийся опыт Рустама Рахмона как политика и управленца. Первым его серьезным самостоятельным проектом стал футбольный клуб «Истиклол», президентом и вице-президентом которого Рахмон-младший долгое время был. Его лоббизм позволил со временем развить студенческий кружок, созданный группой сверстников, в серьезный международный клуб, успешно участвующий в состязаниях АФК (аналог УЕФА в странах Азии).

С 2010 года Рустам Эмомали вошел в руководство Федерации Футбола Таджикистана, в период которого национальные сборные стали в среднем чаще занимать призовые места на региональных чемпионатах. В 2019-м он был избран президентом Центральноазиатской Футбольной Ассоциации. Учитывая, что ключевой страной данного объединения является Иран, находящийся с Таджикистаном в конфликте с 2016 года, – достижение нетривиальное.

Безусловно успеху карьеры футбольного функционера для Рустама Рахмона помогал контакт с отцом и возможность аккумулировать средства для развития клуба и ФФТ. Однако это задача любого спортивного чиновника в любой стране. Он должен быть посредником между руководством государства и слоем спортивных экспертов, выбивать средства и выделять наиболее удачные инициативы и проекты.

Политическая карьера

Примерно с 2006 года Рустам Рахмон находится на госслужбе. Он успел поработать в Министерстве экономики, Таможенной службе, Агентстве по борьбе с коррупцией, а также несколько лет провел на посту мэра Душанбе. В первых трех случаях на счету Рустама Эмомали не так уж много, с точки зрения публичных достижений. По отзывам источников, на Таможне и в Агентстве он выступал наблюдателем и блюстителем интересов действующей власти.

В случае Агентства Рахмон-младший также явно политически обеспечивал чистку ведомства. После получения им кресла директора свои посты потеряли более 90 сотрудников, в основном, по компрометирующим причинам. Кроме того, было произведено не менее 20 арестов и изъятие многомиллионных ценностей. Утверждают, что следствие вышло на высокопоставленные контакты арестованных. Называлась даже имя мэра Душанбе Махмадсаида Убайдуллоева, чье место вскоре занял сам Рустам Эмомали.

Период работы в администрации Душанбе показал серьезную проблему с его собственной командой. 5 из 7 членов городской администрации, назначенной в 2017 году, были сотрудниками органов власти республиканского уровня из поколений 1960-1970-х гг., и скорей являлись назначенцами самого Эмомали Рахмона.

Правда, в течение следующего года двое назначенцев Рахмона-старшего покинули команду, а еще в 2017 году Рустам Эмомали объявил об открытом конкурсе на 30 мест в горадминистрации среднего звена. Впрочем, их судьба, квалификация и отношения с новым шефом неизвестны.

За время его пребывания на посту мэра в городе реализовалась серия новшеств, хотя сложно установить, что из них придумано главой администрации, а что окружением. Проводилась массовая кампания по благоустройству жилых домов и дворов, строительство детских площадок. Были закуплены новые автобусы, введена система транспортных карт для них, усилен контроль над общественным транспортом. Также отмечают украшение города на праздники, увеличение числа массовых мероприятий, конкурсные программы для школьников и студентов.

Не менее важной стала антикоррупционная кампания. Рустам Рахмон несколько раз обращался в антикоррупционную службу и Счетную палату республики для проверки работы городских структур. Результатом стало очень громкое дело ГУП «Доступное жилье», руководство которого расхищало средства вкладчиков и срывало стройку домов. Новой администрации удалось не только завершить долгострой, но добиться суда и конфискации имущества чиновников, приговоренных к длительному тюремному заключению. С коррупцией связывают также отставку Саидзоды Тагая, заместителя мэра по транспорту из «отцовской» команды и некоторые другие перестановки.

Вообще, как минимум, масштабные антикоррупционные чистки, повторявшиеся на двух местах службы, можно назвать визитной карточкой Рахмона-младшего. Кроме того, прослеживается явный интерес к молодежной политике. В управлении в целом он, как минимум, не мешал команде решать поставленные задачи, что для некоторых руководителей становится просто неподъемной задачей.

Личные качества

О Рустаме Рахмоне существует и масса негативных слухов, но большинство сообщений не выдерживают элементарной проверки. Достоверно известны его сугубо нейтральные «мужские» увлечения: футбол, автомобили и оружие. Рассказывают, что он даже какое-то время занимался на стрельбище республиканского ОМОН и завел за это время знакомства среди офицерского состава МВД.

В сфере формального образования он показал себя весьма средне. Во всяком случае, учебу в московском РАНХиГС он бросил в течение одного года, а оценки в ТНУ и Академии МВД республики нельзя назвать достоверными. Лично знакомые считают Рахмона-младшего не любителем «книжных» знаний и отвлеченных бесед. Ради справедливости, почти то же самое говорят – о многих членах семьи президента, который родился сам в семье потомственных декхан.

Официально считается, что Рустам Эмомали знает минимум три иностранных языка, но, в основном, на уровне «бытовой» лексики.

Были свидетельства, что в первой половине 2010-х Рустам Эмомали появлялся в «просаудовских» и «просалафитских» кругах и даже общался какое-то время с Гулмуродом Халимовым, позже присоединившимся к террористам. Однако он сам не перенял какого-либо религиозного радикализма. Во всяком случае, в период руководства Душанбе власти стали проводить больше мероприятий на европейский Новый Год, в том числе с традиционной для христианской культуры атрибутикой.

Ближний круг

Ближний круг Рустама Рахмона связан с системой МВД. Например, его ближайший друг Шохрух Саидзода является главой управления уголовного розыска республиканского МВД, причем, по отзывам, работает активно и лично участвует в оперативных мероприятиях по громким делам. Рассказывают, что он лично общался со многими функционерами МВД, включая министра Рамазона Рахимзоду. Трудно сказать, импонируют ли Рахмону-младшему силовики или речь о долгосрочном плане по созданию «команды».

Есть ли перспективы?

Несмотря на предубеждение многих против Рустама Рахмона, как политика, президентом он стать вполне может, хотя, наверное, и предпочел бы избежать этой судьбы, если б не риски для семьи и политической системы, связанные с отказом от власти.

Опыт работы в ФФТ и в администрации Душанбе показывает, что минимум при формировании или наследовании управленческой команды институт под руководством Рахмона-младшего – продолжит нормальную работу и некоторое развитие. Если он реально заинтересуется работой, то эффективность может существенно вырасти. Реакция на нестандартные или масштабные вызовы под вопросом, но здесь проблема не столько в личности преемника, сколько в общих проблемах госаппарата Таджикистана.

Политическая команда вокруг него не вполне сложилась, но ее формированию помогают и усилия отца, и восприятие политическими элитами как «легитимного» наследника.

Политическая традиция республики требует от президента Таджикистана регулярных публичных выступлений, что противоречит наклонностям и желаниям Рахмона-младшего. Впрочем, минимальная работа команды политтехнологов могла бы исправить ситуацию.

Судя по всему, Рустам Эмомали усвоил несколько политических стереотипов. Он больше привержен работе подчиненных в рамках формализованных правил, а не общих традиций. Нетерпим к коррупции. Большое значение придает силовым структурам. В ходе учебы в Москве перенял интерес к электронным системам контроля и управления, а также веру в «эффект разбитого стекла» – влияние внешней чистоты и порядка на функционирование предприятий и городов.

Сформированный и реальный образы политика позволяют рассчитывать на минимальное чувство ответственности и попытки понять реальные нужды общества страны.


Поделиться: