Дата:
Автор: Наргис Арабова
Пир после чумы: не рано ли открывается Таджикистан?

С 15 июня в Таджикистане официально начали работать кафе и рестораны, гостиницы, санатории, салоны красоты и рынки. Мэрия Душанбе заявила, что с 15 июня более 10.000 тысяч частных предпринимателей в сфере услуг возобновили свою деятельность. 

Карантина не было, но на деле…

Официально, в Таджикистане карантина не было. Большая часть населения самостоятельно уходила на самоизоляцию целыми семьями. Государство долгое время не признавало наличия COVID-19 в Таджикистане. Министерство здравоохранения РТ совместно с ВОЗ собирало целые конференции, где повторялась версия о невероятной везучести Таджикистана в период пандемии. Власти Таджикистана объявили о первых 15 заболевших коронавирусом в стране только 30 апреля. Тогда же все непродовольственные рынки, рестораны, гостиницы и салоны красоты в Таджикистане закрыли. 

Пандемия пришлась еще и на Рамадан (Священный месяц у мусульман). Президент Таджикистана, выступив перед населением, даже попросил людей не держать пост, так от этого страдает иммунная система, и сидеть по возможности дома. В стране, в которой не было и нет карантина – закрыли фудкорты, автомойки, салоны красоты и непродовольственные рынки. Предприниматели самого большого базара в стране – «Корвона» в страхе отозвали свои патенты, не доверяя заверениям Налогового Комитета о том, что нерабочие дни считаться не будут. Бизнесмены объясняли тогда свои действия отсутствием официального карантина в Республике.  

Кроме того, эксперты опасались взлета кривой нового вируса после праздника Ид-аль-Фитр (Ураза Байрам), на востоке и в Центральной Азии в целом его празднуют очень пышно и торжественно, компаниями посещая дома родственников. Однако верховное духовенство призвало граждан к ответственности, а улемы вообще отменили праздничную коллективную молитву в честь окончания Рамадана. Что в дальнейшем вызвало шквал критики у населения, которое возмутил факт открытых ресторанов и закрытых мечетей.

Таджикистанские власти боролись с пандемией по-своему, а активные пользователи социальных сетей организовали целые группы волонтеров по сбору денег, медикаментов и СИЗов для медработников, не дожидаясь распределения многочисленной гуманитарной помощи. 

Эксперты предрекали, что самоизоляция в Таджикистане продлится минимум до сентября. Однако многие таджикистанцы больше месяца дома сидеть не смогли, и еще в период изоляции начали выходить на работу. 

Выход из изоляции с таджикским уклоном

В этот понедельник, 15 июня, открылись ворота «Корвона», самого крупного и заполненного базара в стране. Посетителей пускали только после измерения температуры и только в масках, а сотрудники рынка следили за социальной дистанцией. Очень многие предприниматели выживали как могли в период вынужденных каникул – продавали свои вещи через социальные сети и по телефону. Многие, кто годами арендует места и вживую общаются с покупателями, онлайн работать просто не привыкли и не умеют. Мэрия в свою очередь разрешила работать рынку только при условии выполнения всех эпидемиологических норм. Как при такой загруженности (а в среднем в день «Корвон» посещает до 700 человек) это будет выполняться – непонятно. 

В Таджикистане сложно складывается ситуация и с информированием населения. Например, когда весь мир уже знал об элементарных правилах безопасности в период пандемии, в Таджикистане активно показывали концерты и танцы. Только сейчас выпустили пару-тройку социальных роликов, которые обучают мерам предосторожности в период COVID-19. Потому, немного непонятно, как страна будет возвращаться к нормальному режиму после месяца тишины. 

Те же самые салоны красоты подвергаются жесткой критике в социальных сетях, так как пользователи уверены, что все противоэпидемиологические меры не могут соблюдаться при полной загруженности бьюти-сферы. 

Для Таджикистана месяц самоизоляции, как для других стран – полгода. Сегодня экономика находится в плачевном состоянии, нет поступлений от трудовых мигрантов. Большинство из них работают в РФ, где тоже только начались послабления, но не во всех регионах. А как известно, 80% ВВП Таджикистана – денежные переводы от мигрантов. 

Власти обещали надбавки, снижение процентных ставок, освобождение от арендной платы. Однако на деле нет никаких послаблений. Международные организации, действующие в РТ, отправили своих сотрудников на изоляцию с полным содержанием. Все остальные, кто трудится на себя, на местные компании, выходят после почти 40 дней неоплачиваемого отпуска.  

На данный момент население Таджикистана пребывает в растерянности. Маски носят, так как за их отсутствие, согласно новому постановлению, которое кстати еще не рассмотрели на втором чтении, но активно им запугивают – штраф. Функционирует целая комиссия чиновников, которые с бумагами ходят по Душанбе, записывают нарушителей, чтобы назначить штраф, когда постановление вступит в силу (ориентировочно – 26 июня).

Заразивший должен сидеть в тюрьме

10 июня были приняты поправки в Уголовный и Административный кодексы страны. Согласно поправкам к статье 207 «Нарушение санитарно-гигиенических норм и противоэпидемических норма и правил», в стране вводится наказание за умышленное распространение инфекционных заболеваний.

По словам зампреда парламентского Комитета по законодательству и правам человека, нарушителя ждет наказание до 5 лет лишения свободы, а если был нанесен тяжкий вред здоровью, то и до 10 лет. 

Как собираются ловить носителей (чаще бессиптомников) – не уточнили. В Таджикистане сделать тест на коронавирус сегодня практически не реально. Большинство переболевших дома только по симптомам предполагают наличие вируса у себя. Бесплатный тест – это огромная очередь и большое количество справок и кабинетов. Тесты в частных лабораториях – большие деньги, а их у населения попросту нет. 

Также, по неофициальным данным, в больницах действует негласное правило «правильного диагноза». Пневмония, бронхопневмония и другие легочные заболевания не диагностируются. Сейчас в стране очень много «ангины», «стрептококковых инфекций», «фарингита». А при учащенном дыхании иногда ставится «астма». 

Однако на 9 июня в Таджикистане все равно более 4 тысяч заболевших. Самая сложная ситуация, наверное, в регионах, которые предоставлены сами себе, а все силы брошены на столицу и большие города. В отдаленной местности, а еще и после весенней сели – случаи патовые.

COVID-19 как причина покончить с независимой журналистикой?

Под раздачу после самоизоляции, также попали и независимые журналисты. С ними сначала воевал Минздрав, потом спецслужбы, а теперь еще и депутаты нижней и верхней палат (Маджлиси Милли и Маджлиси Намояндагон). Парламентарии приняли поправки к кодексу административных нарушений страны за распространение неточной и неправдивой информации через СМИ о пандемии. Штрафы внушительные – от 580 сомони (почти $60) для физических лиц и до 11 тысяч (больше $1000) для юридических. Это, безусловно, касается и комментариев в социальных сетях и в независимых изданиях.

Сейчас, когда журналисты могут подвергнуть критике быстрый выход из «карантина», власти решили перестраховаться. Информация подается очень лаконично и часто однобоко, что не может не бросаться в глаза, так как прежде публикации в СМИ были другого характера.  

На сегодня ситуация в стране не вполне ясная. Ведь перечисленные заведения функционирует в прежнем объеме пока только два дня. Но уже через неделю будет понятно, стоило ли 15 июня «возвращаться к жизни» или нет. 


Ia-centr.ru является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.    

Поделиться: