Дата:
Автор: Марсель Хамитов
Д. Ашимбаев: Уволить легко, найти замену сложно

Эпидемиологическая ситуация в Казахстане с каждым днем становится все хуже. На грани взрыва и социальная сфера. Если оценивать настроения в обществе по социальным сетям, люди в буквальном смысле готовы взяться за вилы. Однако нельзя сказать, что руководство страны не видит и не слышит того, что происходит. Правда, власти решают эту проблему традиционным способом – ищут козлов отпущения, чтобы общество могло спустить пар в свисток. Но достаточно ли этих мер?

На прошлой неделе президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев провел расширенное заседание правительства, на котором поставил членам кабмина жесткий ультиматум: улучшить текущую ситуацию в двухнедельный срок – в противном случае будет ставиться вопрос о возможности работы нынешнего состава правительства в целом.

«Министерство здравоохранения в своей работе допустило ряд системных ошибок. Многие акимы не исполняли свою работу на должном уровне. Не было контроля со стороны правительства. Необходимо создать специальную комиссию по расследованию допущенных ошибок и упущений. Эта комиссия, не препятствуя общей работе, должна провести проверку и внести мне предложения. Нужно провести расследование, всех виновных в возникших трудностях и привлечь к ответственности. Руководителей «СК Фармация» нужно уволить, и если в этом есть необходимость, провести следствие. В последнее время очень много разговоров вокруг Фонда обязательного медицинского страхования, туда нужно поставить более делового и менее гламурного человека, и чтобы вокруг этого фонда не было разного рода слухов и сплетен. И со стороны правительства должен быть анализ деятельности фонда. Настало время наладить производство многих видов лекарств и медицинских изделий в Казахстане. До каких пор мы будем зависеть от импортных лекарств? Где наша честь? Все вопросы связанные с пандемией должны решаться в оперативном порядке. Рекомендации и требования министра здравоохранения для других членов правительства и акимов должны быть приоритетной задачей. Считайте, что при пандемии министр здравоохранения обладает особым статусом и полномочиями. Поручаю правительству и акиматам ежедневно предоставлять министерству отчеты и информацию по борьбе с пандемией», – заявил Президент.

Он также отметил, что кризис наглядно показал не только имеющиеся социальные диспропорции в обществе, но и скепсис и недоверие граждан к местным и центральным властям.

«Наш госаппарат и, в целом, система госуправления серьезно отстали от веления времени. Идеологическому аппарату тоже не хватает знаний, опыта, креативности, смелости. Нужна перестройка госуправления. Она станет частью политической реформы, предусматривающей значительное усиление местного самоуправления. Без такой реформы, убежден, мы не сможем придать реально действенный импульс социально-экономическому развитию страны

Надеюсь, что сложившаяся ситуация улучшится через две недели. В противном случае будет поставлен вопрос о возможности работы этого состава правительства в целом», – подчеркнул глава государства.

Справедливости ради, необходимо отметить, что казахстанские власти частенько прибегают к подобной риторике. Однако громкие заявления «наказать виновных» впоследствии забываются и максимальное наказания для проштрафившихся – перевод на другую работу. Какова вероятность, что на этот раз все будет по-другому? С этим вопросом мы обратились к известному казахстанскому политологу, главному редактору биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияру Ашимбаеву.

– Данияр Рахманович, угроза «двух недель» – это реально желание исправить ситуацию или же просто для острастки?

– Есть старая поговорка «Пинок под зад способствует продвижению вперед лучше, чем дружеское похлопывание по плечу». И наши власти частенько применяют этот метод. И это заявление – из той же серии. Возьмем ситуацию с лекарствами. Мы видим, что страну уже несколько недель лихорадит от отсутствия лекарств, от очередей в аптеках. Но только после того как президент поручил силовикам заняться этим вопросом, проблема начала, пусть медленно, но решаться. Ни акиматы, ни минздрав, ни силовые структуры до этого момента данной проблемой не занимались. Такое ощущение, что пока сверху нет указаний, никто не хочет брать на себя груз ответственности.

Вспомните: во время первого карантина какие-то меры по социальной поддержке населения озвучивались непосредственно главой государства. То есть были крики и жалобы со стороны населения по тем или иным моментам, но профильные министерства на них не реагировали. Ровно до тех пор, пока свои распоряжения не дал президент. В этом плане наши чиновники отличаются повышенной безынициативностью и пассивностью: даже в кризисные моменты без указания сверху никто палец о палец не ударит. Поэтому критика президента была направлена, что называется, на раскачку этих вопросов.

– А какова вероятность того, что кабмин будет обновлен?

– Президент уже не раз говорил о том, что не видит необходимости в ротациях, тем более с целью набора популярности. Но здесь надо отметить, что главный виновник – министр здравоохранения Елжан Биртанов – был отправлен в отставку, и сейчас формируется новая команда. Также президент поручил уволить главу Фонда социального медицинского страхования Айбатыра Жумагулова и главу ТОО «СК-Фармация» Берика Шарипа, которые, к слову, были освобождены от занимаемых должностей буквально в тот же день. Что касается остальных, надо отметить: у нас немало недостатков в работе и отдельных чиновников, и отраслей, и ветвей власти. Но проблема в том, где найти замену? Ведь нужно найти таких людей, которые будут работать, как минимум, не хуже предшественников. А с этим проблемы. 

Уже прозвучала определенная, так скажем предварительная, критика в адрес новых руководителей Фонда социального медицинского страхования (ФСМС) и ТОО «СК-Фармация». То есть вопрос системный: уволить легко, найти замену сложно. 

Возьмем, к примеру, Алматы. Кого бы вы поставили акимом города вместо Бакытжана Сагинтаева? Да, есть варианты. Но для этого их надо освободить с занимаемых должностей. А кто придет им на замену? У нас сильных управленцев априори не так много! Поэтому вопрос не в том, чтобы уволить, а в том, чтобы заставить аппарат работать хотя бы в половину своих возможностей.

– Ну раз вы упомянули того же Биртанова. На его место пришел Алексей Цой, который при Биртанове был вице-министром и, получается, имеет непосредственное отношение к той провальной работе, о которой говорил президент. Так был ли смысл?

– Надо исходить из имеющихся возможностей. Во-первых, мало кто рвется на эту позицию. А те, кто рвутся, не факт, что они могут внести какие-то кардинальные изменения. Поэтому вариант Цоя не самый худший. Человек работал в минздраве, знает, что и как изнутри. Был дважды руководителем Медицинского Центра Управления Делами Президента, главным врачом больницы. То есть знает и основы низовой работы, скажем так, и министерской. Кроме того, как говорят коллеги, он не связан с медицинской мафией. Не стоит также забывать, что часть решений по реформированию здравоохранения уже принято. Сейчас надо только их корректировать. Но надо понимать, что общая часть стратегий и реформ были приняты не в минздраве, а одобрены свыше. И отказ от этих стратегий и реформ, пагубность которых мы уже все осознаем, не обсуждается. То есть Минздрав вынужден работать в коридоре решений, которые уже приняты. А ведь здесь есть сильный коммерческий интерес, противостоять которому по силам только на самом политическом верху. Вот в чем дело! Поэтому с февраля, когда началась пандемия, мы ни разу не видели какого-то общереспубликанского совещания с экспертами. Где наши вирусологи, эпидемиологи, главврачи? Ощущение такое, что на политическом уровне был сформулирован некий алгоритм решения проблемы, который оказался ошибочным, но его те же самые люди продолжают корректировать – вправо, влево, вверх и вниз, но при этом сам диагноз не поставлен. То есть медицинские проблемы обсуждают люди, которые в лучшем случае могут себе только измерить температуру и выписать аспирин. А решения, принимаемые ими, затрагивают огромное количество людей, если не всю страну. И в этой ситуации, на мой взгляд, нужно выработать алгоритм. 

Первая проблема у нас – медицинская. Надо поставить диагноз – что за всплеск двусторонней пневмонии со смертельными исходами, насколько адекватно принимаемое лечение. Это должны сделать медицинские специалисты. Если они не в состоянии, то привлечь зарубежных специалистов. 

Второе – нужно понять, в каких коррективах нуждается развитие здравоохранения в целом. Слишком много у нас было приватизировано и сокращено, и теперь вопрос в том, как это отмотать обратно и что нужно сделать, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации. Понятно, что вопрос переходит уже в категорию управленческих ошибок. У нас ситуация усугубляется тем, что нет четкого планирования задач – ни в экономике, ни в политике, ни в социальной сфере. И нет жесткого контроля над исполнением принятых решений. И только после этого нужно будет уже переходить к серьезным политическим реформам.

– Эти проблемы в Минздраве, в «СК-Фармация», в ФСМС, о которых говорил президент, не могли ведь возникнуть только на уровне руководителей этих компаний и сотрудников министерства. Понятно же, что все это – было не без ведома вышестоящих инстанций. Будет ли в данной ситуации применен пресловутый принцип ответственности руководителей за подчиненных или же все опять спустят на тормозах?

– Я думаю, что определенные действия силовики предпримут. Но тут, главное, чтобы не случилось как в том анекдоте: в поиске виновных главное не выйти на самих себя. Решения принимались на всех уровнях. У каждой проблемы есть свои виновники. Можно пересажать всех, и общество это бы приветствовало. Да, наказать виновных, особенно в коррупционных преступлениях, нужно, но главная задача в том, чтобы перестраивать систему принятия решений. Проблема есть, все ее понимают. Но никто не хочет ее решать, поскольку всех устраивает статус-кво. Государство спихнуло огромный пласт работы на квазигоссектор («СК-Фармация» в этом плане не исключение) и при этом контроль над ними не вело и ответственность с себя за это сняло – причем больше, чем передало полномочий.

– А вы сами верите в то, что ни Агентство по противодействию коррупции, ни глава правительства Аскар Мамин, ни сам президент Касым-Жомарт Токаев обо всех этих проблемах и нарушениях не знали и даже не догадывались?

– По своему опыту общения с госслужащими могу сказать, что знание и понимание всех этих вопросов есть. Но у нас даже ответственного и хорошо работающего человека всегда нужно контролировать. Однако кто должен контролировать контролера? Ощущение такое, что на определенном политическом уровне все уже устали заниматься вопросами и просто пустили все на самотек. Карантин показал, что наше государство оказалось вообще неэффективным – ни в плане постановки проблемы, ни в плане принятия решений, ни даже в вопросах контроля ранее принятых решений. Все функции госуправления оказались, по сути, провалены. А все принятые в последующем решения эту ситуацию только ухудшили. То есть понимание есть, но ему недостает желания исправить ситуацию. И если этого желания не возникнет в ближайшее время, то мы столкнемся с социальными катаклизмами.

– Токаев на том расширенном заседании заявил также, что в ряде системных ошибок виновато, в том числе и правительство, которое не осуществляло контроль на должном уровне. Означает ли это, что премьер-министр Аскар Мамин не справился с возложенными на него задачами? И есть необходимость смены главы кабмина.

– А вы можете назвать фигуру, которая могла бы возглавить правительство? Есть ли у нас сейчас опытный управленец, руководивший и отраслью, и регионом, и умеющий принимать решения? Я лично считаю, что Мамин, как премьер, со своими обязанностями вполне справляется. Проблема в том, что на правительстве висит гигантская текучка. А решения, которые принимаются по изменению системы контроля, изменению качества госуправления и принятия стратегий – это вопросы политические. Они должны исходить и от главы государства, и от лидера нации и должны рассматриваться на уровне законов и указов, а не на уровне постановлений правительства. То есть ответственность за них должна висеть на всех уровнях всех ветвей власти. Поэтому от простой замены правительства, на мой взгляд, толку не будет. Министры труда, образования и культуры, я считаю, нуждаются в подвижках, но если есть на кого заменить!

 Недавно вы сказали, что мы уже столкнулись с экономическим и социальным кризисом и политический кризис уже недалеко. Что нужно предпринять, чтобы его не допустить и выправить ситуацию?

 Как я уже говорил, политический кризис вырастает из кризиса управленческого. Он возникает тогда, когда государство не в состоянии организовать выполнение своих решений. У нас управленческий кризис сейчас возник на основании медицинского кризиса. Поэтому, думаю, надо сначала разобраться с корнями медицинского кризиса, поскольку наше население сейчас дезориентировано и находится в панике, мягко говоря. Нужно поставить диагноз, трезво оценить степень медицинской проблемы и сопутствующие ей организационные вопросы и начать их решение. И ни в коем случае не заменять эту работу лозунгами-призывами к единству. Иначе потом сделать что-либо будет уже поздно.

Поделиться: