Д. Ашимбаев: Нурсултан Назарбаев остается в политике

Дата:
Автор: Марсель Хамитов
Двухнедельное исчезновение Нурсултана Назарбаева из информационного поля #Казахстан'а породило бурную дискуссию, а последующие отставки ближайших родственников и соратников Елбасы подлили масла в огонь. Версии выдвигались самые разные: от «уехал» до «тяжело болен». Однако 18 января первый президент Казахстана выступил с видеообращением к народу, в котором заявил, что находится в столице и никакого конфликта или противостояния элит в стране нет и не было. Но чем объяснить столь долгое молчание Елбасы? Почему его появление в инфополе произошло аккурат перед отменой режима ЧП в республике? Об этом и многом другом Ia-centr.ru поговорил с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ.
Д. Ашимбаев: Нурсултан Назарбаев остается в политике

– Данияр Рахманович, в первую очередь хотелось бы услышать вашу оценку выступления Назарбаева.

– Давайте для начала отмотаем назад. Назарбаев в свое время принял решение уйти. В марте 2019 года оно было оглашено, с тех пор первый президент строго придерживался этой линии. Он передал власть Касым-Жомарту Токаеву и ни разу не давал повода усомниться в своем решении.

Понятно, что было немало фигур, которые не были заинтересованы в том, чтобы Токаев стал главой государства и, тем более, не были заинтересованы, чтобы он оставался президентом. С этим и были связаны последние события, во время которых Назарбаев передал свой третий пост Токаеву – должность председателя Совета безопасности. После этого первый президент РК демонстративно ушел в тень. Это было сделано, потому что в условиях ЧП важно единоначалие. Важно было показать, что в стране есть один президент и не вызывать дезориентации как внутри страны, так и у наших союзников.

То есть Назарбаев лишний раз подтвердил свое решение. Понятно, что Совет безопасности – структура, скорее, символическая, нежели орган непосредственного управления. А после всех этих событий первый президент появился в публичном поле, чтобы подтвердить свое решение.

То есть он сказал, что он ушел. И он ушел. Те посты, которые Назарбаев оставлял за собой после ухода – глава Ассамблеи народа Казахстана (АНК), председатель партии Nur Otan и председатель Совбеза – он оставлял для того, чтобы обеспечить устойчивость смены власти. Мы же помним, сколько людей боролось за статус «наследника Назарбаева» и понимаем, что амбиции у них не угасли даже после отставки Елбасы и избрания Токаева президентом.

Опять-таки не стоит забывать, что система согласия и стабильности в Казахстане во многом держалась именно на Назарбаеве. И вот эти прошедшие два с лишним года были нужны для того, чтобы Токаев наработал авторитет в качестве самостоятельного лидера.

– Вы сказали «он ушел». Ушел когда? В марте 2019-го года или 18 января 2022, когда выступил с обращением?

– Назарбаев ушел в 2019 году. Совет безопасности и АНК являются в Казахстане консультативно-совещательными органами. То есть Назарбаев оставался на правах президента-наставника: не вмешиваясь непосредственно в управление, но своим весом ограждая укрепляющийся режим Токаева от игр нашего олигархата. Именно этим и объясняется то, что передача власти была разделена на несколько этапов.

Надо понимать, что мы – восток. У нас, помимо того, что записано в Конституции, есть масса неформальных каналов управления – прежде всего авторитет как в глазах власти, так и в глазах населения. И Назарбаев дал Токаеву возможность под своим зонтиком наработать этот авторитет. И научить его быть президентом, потому что, сами понимаете, в Казахстане опыт работы президентом был только у одного человека.

Да, Назарбаев ушел с поста президента, но в политике он остался. Даже если бы он сразу передал эти три поста Токаеву, он бы все равно остался Назарбаевым. Этой фамилии особых должностей не надо. Все равно бы к нему приходили советоваться и спрашивали бы его мнение по любому поводу – а так был обеспечен символический переход.

Даже сейчас, когда Назарбаев ушел с поста главы Совбеза, понятно, что он все равно остается в политике. Все равно к нему будут также апеллировать, но уже в меньшей, конечно, степени, потому что президент Токаев окреп и показал себя самостоятельным лидером, способным принимать непопулярные и жесткие решения, а не просто говорить. Если бы он не принял этих решений, то непонятно в каком Казахстане мы бы проснулись. Тоже бы в новом, но не в таком, как всем бы хотелось.

Да, сейчас остро стоит вопрос о семье первого президента. Потому что все сейчас стали критиками, стали связывать проблемы только с родственниками Назарбаева. Но мы же прекрасно понимаем, что и кроме них в стране были и олигархи, и министры, и акимы, которые необязательно были скреплены с первым президентом узами родства, но тоже немало ошибок.

В коррупции тоже были замешаны не только те, кого сейчас принято ругать. Я в очередной раз хочу напомнить: если бы Назарбаев хотел отдать власть кому-то из своих родственников, он спокойно мог это сделать. Он мог назначить их министрам, акимами и дать опыт, необходимый для управления страной.

В свое время первый президент выдвигал Рахата Алиева, но дальнейшие события показали, что это было ошибкой. Или Дарига Назарбаева была вице-премьером, но недолго. Однако большинство из родственников на постах, где можно было бы наработать опыт, а не медийность, не работали.

Если бы Назарбаев не хотел передавать власть Токаеву, то мог выбрать и другого человека – все бы приняли решение первого президента. Если бы он захотел остаться пожизненным президентом – он бы им остался. Более того, если бы он сейчас выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах, он бы получил поддержку большинства населения.

– Токаев, характеризуя произошедшие события, говорил о террористах и госперевороте. Назарбаев же – о погромах, беспорядках и убийствах…

– А беспорядки и убийства кто организовал? Просто один назвал объект, другой назвал субъект. Назарбаев же не обязан все повторять за Токаевым. Или вот сейчас все задаются вопросом: почему Назарбаев не появлялся все эти дни?

– Да, кстати, почему?

– Если бы он все это время постоянно появлялся и говорил: «Токаев – наш президент, слушайтесь его», то это выглядело бы так, что он всех уговаривает, а на самом деле лидером является он – Назарбаев. Но в той ситуации нужен был один четкий лидер.

– Нет ли связи между тем, что 18 января появился внезапно первый зампред партииNur OtanБауыржан Байбек,который призвал «не обвинять Назарбаева во всех грехах». Потом появляется сам Назарбаев со своим обращением. А в полночь снимают режим ЧП в тех городах и регионах, где он еще действовал.

– Понятно, что социальное напряжение в обществе не пропало. Немалая часть боевиков просто рассосалась по городу и по южным областям, если брать во внимание только наш регион.

Все-таки оценочно в событиях участвовало порядка 50 тысяч человек по всей стране, задержано около двух тысяч. Среди погибших 50-100 человек – из числа боевиков. Следовательно, остальные где-то ходят. И понятно, что говорить о дате съезда партии, когда продление режима ЧП находится под вопросом, было бы политически неверным.

Сейчас, когда режим снят, стало ясно, что надо готовиться к съезду. Эта подготовительная работа занимает где-то несколько недель. Это объясняет, почему Байбек появился в эфире 18 января.

Что касается непосредственно Назарбаева, то я вижу, как бывшие соратники, бывшие подпевалы сегодня изо всех сил поливают его грязью. Но мы же помним, что еще три недели назад эти же самые люди пели осанну в его честь. А теперь заявляют, что все проблемы связаны с Назарбаевым. Однако все прекрасно понимают, что независимость обеспечил первый президент. А ведь в 90-е годы было жесткое напряжение: те же события в Уральске, которые чуть ли не привели к столкновениям между азатовцами и казаками; погром Алматинской мечети, который устроил нынешний всеми любимый и уважаемый покойный Арон Атабек и его соратники; беспорядки на Байконуре, когда оставшиеся без денег солдаты фактически подняли вооруженный мятеж. Мы помним, какой был поток беженцев, когда началась гражданская война в Таджикистане, помним события в Кыргызстане, которые и у нас аукнулись.

То есть страна, по сути, была на грани гражданской войны. Но политика Назарбаева все это успокоила. При этом параллельно с решением этих вопросов в стране с нуля создавались демократические институты. Назарбаев обеспечил международное признание Казахстана, шла работа с иностранными инвесторами, был осуществлен переход к рынку. Все это – вытянул Назарбаев.

Понятно, что у первого президента опыта управления страной с рыночной экономикой не было вовсе, как и, впрочем, у всех остальных. Но ему удалось. И мы от стратегии выживания перешли к стратегии развития. Республика Казахстан богатела, создавались новые предприятия. Но потом произошел энергетический кризис, падение цен на нефть, от которых страна так и смогла толком оправиться. На этом фоне власть стала сильно бронзоветь.

Но то, что Казахстан остался, и за эти 30 лет не было общенациональных межнацконфликтов – это заслуга первого президента. Даже самый главный риск – столкновение между казахами и русскими, который все ожидали – он так и не осуществился, благодаря политике Назарбаева…

– Я веду речь о самой дате окончания режима ЧП. Почему было выбрано именно 19 января: и почему именно в этот день появились те, кто все это время молчал?

– Режим ЧП был введен 5 января. То есть на две недели – это оптимальный срок для решения ситуации. Продлевать режим не стали, поскольку ситуация уже под контролем. Кризис прошел, поэтому Nur Otan начала подготовку к съезду.

Байбек очень правильно и хорошо сказал, что не надо вешать всех собак на Назарбаева. Да, в последние годы ситуация накалялась, но ведь было и немало достижений, пока Назарбаев был президентом. Он очень многое сделал. И я Байбека целиком поддерживаю в этом плане. Назарбаев же появился не только для того, чтобы выказать поддержку Токаева, но и развеять слухи о том, что он бежал.

– Но ведь слухи о том, что он и члены его семьи покинули Казахстан, циркулировали уже почти неделю, а на публике он появился только 18 января.

– А что надо было ему делать? Появляться в эфире каждый день со свежим номером газеты в руках? Человеку 82-й год пошёл. Зачем ему это, когда в стране есть лидер – его преемник. К тому же пресс-служба сообщила, что Назарбаев в городе и постоянно на связи с президентом.

– Но ведь, когда были взрывы боеприпасов в Таразе, трагические события в Кордае, первый президент появлялся и высказывал свою точку зрения на эти события…

– Как председатель Совбеза и как председатель АНК. Межнациональный конфликт – это самое страшное, что может произойти в Казахстане. С боевиками, с религиозниками мы можем справиться, но межнациональные конфликты очень тяжело купировать. Поэтому, когда произошли кордайские события, Назарбаев появился, чтобы напомнить о важности мира и согласия. Надо понимать, что первый президент, уйдя в отставку, не обязан комментировать каждое событие – в Казахстане ЧП хватает.

Токаев же за два года наработал лидерский авторитет. Он показал, что у него есть воля и жесткость, чего многие от него не ожидали. Но у него другой стиль, чем у Назарбаева. Все ждали, что Токаев будет, как и первый президент. Но они разные люди – один из рабочих, другой – кадровый дипломат. Да, оба придерживаются одного курса, но подходы у них разные. Подчеркну, что конфликта и противоречий между ними не было.

– Некоторые российские политологи говорят, что появление Назарбаева означает только то, что консенсус найден и стороны пришли к соглашению. Что та часть элиты, которая была причастна к попытке переворота, но эта попытка была безуспешной, получит неприкосновенность в обмен на то, что происходит сейчас.

– Я смотрел выступления многих российских политологов. И большинство из них попросту не знает ситуацию в Казахстане. Очень мало, кто отслеживал казахстанскую повестку на системном уровне. Сейчас каждый второй – «специалист по Казахстану». Но посмотрите, какие слова они используют в своих анализах – трайбализм, жузы и так далее. Хотя все это – вопрос вторичный.

Надо разделить первого президента и его семью. Да, Назарбаев периодически выдвигал кого-то из своих родственников. Кого-то выдвигали без его участия, чтобы показать, так сказать, свою лояльность первому президенту. И понятно, что вокруг каких-то выдвиженцев начинали концентрироваться люди, финансовые группировки и прочее.

Но помните, как Назарбаев дважды смещал Рахата Алиева? Или того же Тимура Кулибаева, если мне память не изменяет, снимал трижды – с постов в Казмунайгазе, Самруке и Самрук-Казыне.

Даригу Назарбаеву сделали вице-премьером, но в состав следующего правительства она уже не попала. Или вспомните, как у нее забирали «Хабар» и «Асар».

Кайрат Сатыбалды, когда занялся политикой и создал движение «Мой Казахстан», то его от греха подальше убрали в Комитет национальной безопасности – под присмотр Нуртая Абыкаева.

Понятно, что эти люди росли, у них возникали какие-то интересы и амбиции. Но когда эти интересы входили в противоречие с госполитикой или с интересами населения, Назарбаев их сам же и снимал. Говорить, что семья является монолитом и единым блоком выступает против Токаева, как минимум, странно.

Надо исходить из того, что Назарбаев уходит. Понятно, что он не вечен. Каждый должен был сам озаботиться о своей дальнейшей судьбе и искать общий язык с Токаевым. И мы видели, что у него наладилось определенное взаимодействие с тем же Тимуром Кулибаевым в «Атамекене». Стало понятно, что Токаев довольно либерально относился к Дариге Назарбаевой, которая после отставки с поста спикера сената стала депутатом мажилиса, но осталась в политике. Или тот же Самат Абиш не был смещен вместе с Каримом Масимовым. Не исключено, что он один из тех, кто как раз-таки выступил против Масимова. Никто до последнего дня его не освобождал с должности и КНБ опровергал слухи и о его отставке, и об аресте. Но под давлением общественности Абиш был все-таки снят. То есть, родственник Назарбаева – необязательно зло.

Многие из них – фигуры самостоятельные. Понятно, что ситуация с «оператором РОП», связанным с дочерью Назарбаева (девушкой довольно гламурной) негативно отразилась на власти и на репутации первого президента. Однако вопрос в том, что в этой схеме была задействована не только Алия Назарбаева. Эту идею также лоббировали немало чиновников и бизнесменов.

Или с тем же LRT. Там ведь не только Нурали Алиев был, на которого сейчас пытаются все повесить, но и другие люди. Просто сейчас многим выгодно сделать Назарбаева и его родственников виноватыми, чтобы себя реабилитировать. Среди критиков сегодня немало тех, кто в свое время был осужден за коррупционные преступления или находится в розыске. И для них – это уникальная возможность списать все свои грехи, заявляя, что они простые исполнители, а делать все это им приказывала «злобная семья».

Продолжение следует...

Поделиться:

Яндекс.Метрика