Уральское братство: как Россия и Казахстан выстраивают гидрополитику на реке Урал

Дата:
Автор: Максим Крамаренко
Наш мир незаметно входит в век, в котором вода становится основным стратегическим ресурсом, обеспечивающим безопасность и национальный суверенитет государств. Развитие этой тенденции создает предпосылки для формирования общей скоординированной гидрополитики. По крайней мере, она необходима на уровне государств, совместно использующих трансграничные водоемы. Такой подход позволит совместно защитить «водный суверенитет» государств, связанных между собой трансграничными реками и иными водными объектами. Примером такого сотрудничества является совместная деятельность #Казахстан'а и #России по защите экосистемы бассейна реки Урал. Об этом – в материале руководителя Информационно-аналитического центра «Институт Евразийской политики» в Казахстане Максима КРАМАРЕНКО.
Уральское братство: как Россия и Казахстан выстраивают гидрополитику на реке Урал

Согласно специальному электронному онлайн-счетчику, ежесекундно отображающему изменения в приросте населения Земли, за прошлый год нас стало на 80,5 млн. больше, даже несмотря на продолжающуюся пандемию коронавируса. Однако вместе с ростом населения Земли растет и потребность в пресной воде, хотя за тысячи лет существования человеческой цивилизации её количество не увеличилось. Такое положение дел необратимо приближает нас к планетарному водному кризису, который может найти свое выражение в военно-политических конфликтах. Поэтому еще в начале XXI века 2003 год Генеральная Ассамблея ООН объявила «Международным годом пресной воды», стремясь обратить внимание на проблему, которая может негативно сказаться на всем человечестве.

Развитие такой тенденции создает предпосылки для формирования общей скоординированной гидрополитики. По крайней мере, она необходима на уровне государств, совместно использующих трансграничные водоемы. Такой подход позволит совместно защитить «водный суверенитет» государств, связанных между собой трансграничными реками и иными водными объектами. Примером такого сотрудничества является совместная деятельность Казахстана и России по защите экосистемы бассейна реки Урал.

Как известно, Республика Казахстан относится к категории водозависимых государств. Из-за своего географического положения в сфере обеспечения себя пресной водой мы находимся в зависимости от государств, откуда берут начало трансграничные реки, текущие затем по нашей территории. Таким образом, «семь из восьми бассейнов главных рек являются трансграничными» для РК. Поэтому 40% водного потенциала республики зависит от притока из сопредельных государств, о чем в конце сентября 2021 года заявил президент Токаев на саммите ООН по продовольственным системам. Спустя неделю, уже в ходе XVII Форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России, глава РК, говоря об экологических проблемах, общих для казахстано-российского приграничья, акцентировал внимание на реке Урал, которая претерпевает «катастрофическое обмеление и ухудшение экологического состояния».

Объективное состояние реки Урал

Действительно, проблематика третьей по протяженности в Европе реки периодически появляется как в информационной повестке Казахстана, так и в соседней России, где Урал берет свое начало. Тут есть и информационный шум, в котором умело «переводят стрелки» на Россию за все экологические проблемы, возникшие в бассейне реки. Обычно авторами таких материалов являются те, кого в ряде стран называют «иностранными агентами». Но есть и объективная оценка ситуации, на которой стоит остановиться подробнее.

Так, депутат Мажилиса парламента РК Дюсенбай Турганов обращает внимание на пересыхание рек и истощение источников подземных вод в западных регионах Казахстана. Одна из причин – бессистемно простроенные плотины на территории Актюбинской области, многие из которых даже официально не зарегистрированы.

Вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Серик Кожаниязов отмечает в интервью МИА «Казинформ», что на Урале (Жайык) наблюдается затяжной период маловодья. Причиной чего, по его мнению, является изменение климата, а также высокая зарегулированность стока реки (наличие большого количества водохранилищ, запитывающихся из уральского бассейна) и интенсивная хозяйственная деятельность вдоль русла (освоение земель, вырубка лесов и пр., что ослабило сбор воды).

Аналогичное мнение об уральской проблеме высказывает академик РАН Александр Чибилёв. Он также считает, что уровень воды в реке зависит от двух взаимосвязанных факторов: многолетних климатических циклов и большого количества водохранилищ в ее русле. При этом ученый говорит, что происходящие климатические изменения «особенно чувствительны в срединных регионах Евразии, где находится бассейн реки Урал. От маловодья страдают Дон, Кубань, Терек, Волга, Урал. А на Алтае и восточнее него, включая бассейн Амура, наблюдаются катастрофические наводнения».

Версия о происходящих глобальных климатических изменениях подтверждается тем, что одновременно с обмелением Урала аналогичные процессы происходят в Башкортостане (Российская Федерация), откуда река берет свое начало. Там же обмелела река Белая, где «вода упала на два метра», открыв местами дно.

В интервью изданию «Республика Башкортостан» заместитель руководителя Камского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов, начальник отдела водных ресурсов по Башкирии Виталий Тюр сетует, что казахстанские специалисты, как и коллеги из Оренбургской и Челябинской области, обвиняют их в том, что они забирают воду в свои водохранилища. Но в Башкирии ситуация аналогичная, этой весной они не смогли наполнить даже свои четыре водохранилища.

Еще две проблемы, оказывающие негативное влияние на состояние казахстанской части русла Урала, выделяет экс-заместитель руководителя управления природных ресурсов и урегулирования природопользования Западно-Казахстанской области экс-куратор водных ресурсов ЗКО Махамбет Ихсангали. Об этом он рассказал в своем интервью изданию NUR.KZ.

Первая проблема – нечищеные рыбозимовальные ямы. Как отмечает эксперт, в советское время за Уралом осуществлялся уход, проводились систематические плановые работы, в том числе по очистке рыбозимовальных ям, которые представляют собой колодцы в дне реки глубиною от 20 до 40 метров. По его мнению, в таких природных резервуарах могло удерживаться до 4 млрд. кубов воды. А сейчас, когда эти природные резервуары забиты, как считает Махамбет Ихсангали, сколько Россия бы не подавала воды, она вся практически уходит в Каспийское море. Помимо того, что ямы выступали в качестве дополнительных резервуаров, через них шла подпитка так называемыми подземными реками. Сейчас, когда ямы забиты, нет и дополнительных источников Урала. В связи с этим казахстанская часть русла Урала запитывается только за счет водных ресурсов России.

Кроме этого, рыбозимовальные ямы – это места для обитания и разведения рыбы, но сейчас, из-за их забитости, рыбных запасов нет, тем более нет ценных пород.

Вторая проблема, по мнению Махамбета Ихсангали, это наличие образовавшейся на границе с Россией в русле реки природной дамбы протяженностью 15-20 км, которая состоит в основном из гравия и задерживает сток воды на казахстанскую сторону русла Урала.

Он отмечает, что на снимках из космоса видно, что Россия провела соответствующие мероприятия, почистив свои рыбозимовальные ямы. Поэтому «вода на стороне соседей голубая, а у нас она, без преувеличения, черная».

Стоит отметить, что Урал – это не только источник пресной воды. В советские годы он был внутренней судоходной артерией. Так, в 1980 году «уральское речное пароходство перевезло 2 900 000 тонн грузов и больше миллиона пассажиров». Река давала более 30% от всесоюзного объема вылова осетровых и до 40% объема мировой добычи черной икры.

Академик Чибилёв обращает внимание, что в советский период существовал Межреспубликанский Комитет, отвечающий за состояние водного бассейна Урала, в который входили первые руководители 6 областей, где проходило русло реки. Но после ликвидации Советского Союза он перестал работать.

Как Россия и Казахстан взаимодействуют в решении проблем Урала

Сейчас с развитием приграничного сотрудничества Казахстана и России и усилением интеграционных процессов формируется новый этап региональной гидрополитики. В настоящее время такая политика призвана обеспечить устойчивое развитие в сфере использования трансграничных водных объектов двух стран.

7 сентября 2010 года в Усть-Каменогорске было подписано Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации о совместном использовании и охране трансграничных водных объектов. В преамбуле этого документа провозглашались принципы сотрудничества в сфере совместной гидрополитики «в духе равноправия и партнерства, в целях сохранения, защиты и восстановления ресурсов… объектов». Также соглашением устанавливается обязательная координация любых работ на трансграничных водных объектах. А статья 8 данного межгосударственного акта предписывает «возмещение потерпевшей стороне» вреда от «осуществления каких-либо мероприятий» другой стороной.

В декабре 2020 года состоялась встреча министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Александра Козлова и бывшего министра экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан Магзума Мирзагалиева, в ходе которой была подписана Программа российско-казахстанского сотрудничества по сохранению и восстановлению экосистемы бассейна трансграничной реки Урал на 2021-2024 годы.

Уже в текущем году на XVII Форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России губернатор Оренбургской области Денис Паслер сообщил, что в его регионе разработана пошаговая дорожная карта на основе совместной программы России и Казахстана по сохранению экосистемы Урала. Расчищать русло реки оренбуржцы начали уже в прошлом году.

Как отметил глава Оренбургской области, по реализации дорожной карты предстоит большая комплексная работа: создание новых и усовершенствование существующих очистительных сооружений, расчистка русла реки, создание различных гидротехнических сооружений. Предполагается, что реализация указанных мероприятий пройдет во всех регионах Казахстана и России, где протекает Урал.

Как сообщает издание «Южный Урал», работу Оренбуржья поддержал президент Владимир Путин на пленарном заседании указанного Форума, отметив, что Урал имеет для наших стран действительно очень важное экономическое, природное и даже культурное значение.

Предпринятые шаги в формировании казахстано-российской гидрополитики указывают на наличие не только совместных интересов в сфере использования трансграничных рек, но и политической воли к их реализации, а также в совместном преодолении связанных с этим вызовов и угроз.

Поделиться:

Яндекс.Метрика