«Не только послать месседж, но снять реакцию»: статья Лаврова про Казахстан

Дата:
Автор: Максим Крамаренко
Статья Сергея Лаврова, посвященная 29-летию дипломатических российско-казахстанских отношений, не могла не вызвать реакции со стороны казахстанских аналитиков, блогеров и др. Хотя, впрочем, одна из целей такой информационной дипломатии и заключается в том, чтобы не только послать месседж, но и «снять реакцию» на него – считает Максим Крамаренко, руководитель информационно-аналитического центра «Институт Евразийской политики» (г.Кокшетау). На какие реалии внутри Казахстана ложатся тезисы главы российского МИД, и как отреагировали в стране на статью Лаврова – в материале эксперта.
«Не только послать месседж, но снять реакцию»: статья Лаврова про Казахстан

К некруглой дате дружбы между Россией и Казахстаном можно было приурочить, как это не раз бывало, интервью с представителем посольской миссии. Но появление статьи главы МИД РФ к обычной очередной годовщине дипломатических отношений указывает, что есть особые обстоятельства.

За всей комплиментарностью статьи Сергея Лаврова, между строк можно увидеть и обратное. Особенно, если текст статьи сопоставить с казахстанским внутриполитическим контекстом.

Например, с таким, как переход на латиницу государственного языка, расхождениями в трактовке общей истории, включением в политическую элиту лиц, артикулирующих антироссийскую и антиевразийскую позицию. Сюда же – постепенное снижение функциональных возможностей использования русского языка в республике. 

На фоне этих обстоятельств, можно сделать вывод, что Казахстан идет сейчас к точке бифуркации, или более простым языком – к точке невозврата в отношениях с Россией. А статья Лаврова, тем самым имеет основную цель – еще раз напомнить о позиции России в двусторонних отношениях с Казахстаном: взаимовыгодное созидательное сотрудничество, которое не хотелось бы терять.

О чем статья?

Давайте разберемся, что собственно хотел сказать главный российский дипломат, переводя с дипломатического языка на простой обывательский его статью «Россия и Казахстан: сотрудничество без границ», вышедшую 9 ноября в «Российской газете».

Во-первых, основой современного добрососедства и союзничества, существующего между двумя странами, является многовековая история отношений двух братских народов.

С первых же абзацев Сергей Лавров отмечает, что партнерство стран базируется на бережно хранимых традициях дружбы, взаимопомощи и взаимопонимания. Что тоже про историю, ведь традиции не могут возникнуть на пустом месте, а формируются в результате определенного периода взаимоотношений.

Российский министр вспоминает и о том, что фундаментом экономического сотрудничества России и Казахстана являются «прочные хозяйственные связи», которые были заложены еще в ХХ веке, когда мы существовали в формате единого государства.

Напоминание о Советском Союзе, как и в целом о многовековых отношениях двух стран, неслучайно. Москву беспокоят современные тенденции в казахстанской историографии.

Так, не соответствующее действительности продвижение в массы фэйк-идеи о голоде 30-х годов ХХ века – как спланированном геноциде в отношении казахского народа, однозначно сказывается негативно на восприятии истории взаимоотношений России с казахами. 

Кроме того, настораживает россиян, мягко говоря, деятельность Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий, члены которой высказывают предложения по реабилитации лиц, обвиненных в бандитизме, и туркестанских легионеров.

Ведь такие политические шаги могут подготовить общественное мнение к пересмотру итогов ВОВ, чего так усердно добиваются враги России. Поэтому обращением к истории российский министр и завершает свою статью. По его мнению, совместный «исторический путь» содержит в себе много положительных моментов, таких как: стратегическое партнерство и союзничество, совместная работа в русле евразийской интеграции. Тем самым, высказывается надежда, что в Казахстане сохранится если не близкий, то очень сходный с Россией подход в интерпретации совместной истории.

Во-вторых, Сергей Лавров «подсвечивает» достигнутую Казахстаном выгоду от современного сотрудничества с Россией. Это и «увеличение доли несырьевых товаров и изделий с высокой добавленной стоимостью» в товарообороте в рамках Евразийского экономического союза, что стало возможным во многом благодаря созданию совместных предприятий, в том числе в сфере машиностроения. В эти отношения входит и развитие гуманитарных и научных связей, отсутствие пограничных споров при наличии самой большой межгосударственной границы протяженностью в более чем 7,5 км, совместная работа по предупреждению террористических и иных угроз для национальной безопасности Казахстана.

Объективности ради стоит отметить, что Россия в данном вопросе выступает пока единственным гарантом обеспечения мира в регионе постсоветской Центральной Азии.

В-третьих, российский дипломат в своей статье не обошел стороной, скажем так, раздражительную тему в российско-казахстанских отношениях, а именно: положение российской диаспоры и русского языка. 

Он обратил внимание на случившиеся факты проявления «ксенофобии в отношении русскоязычных граждан Казахстана». Но при этом отметил, что русскоязычная община Казахстана является мощным связующим звеном в межгосударственных отношениях, как и казахстанская в России, указав на объединительную миссию русского языка. Это тоже не случайно, но почему-то в своих обзорах многие казахстанские блогеры останавливались только на тезисе про «ксенофобию». Защита интересов российской диаспоры является одним из приоритетных направлений внешней политики России, поэтому уровень сотрудничества даже с самыми близкими союзниками зависит напрямую от самочувствия русскоязычной общины в стране.

По сути, статья Лаврова – это не только подведение итогов 29-летних дипломатических отношений двух государств, но и попытка сверить часы, а также напомнить, что именно являлось все это время залогом добрососедских отношений. Понятно, что это не собственная инициатива министра иностранных дел, он, как представитель исполнительной власти, только выразил в дипломатическом стиле мысли и идеи руководства страны по поводу накопившегося опыта союзнических отношений и возникающих иногда в их процессе противоречий.

Как поняли статью в Казахстане?

Конечно же, отправленный Сергеем Лавровым дипломатический месседж, скорее всего, был понят в Казахстане, ведь К.-Ж. Токаев учился в одном учебном заведении с российским министром. А «организованная реакция» казахстанской общественности на статью российского дипломата, может рассматриваться как демонстрация среза общественного мнения по соответствующему поводу.

Так, часть казахстанской общественности углядела в статье Лаврова преувеличение проблем с русским языком в РК, необоснованное обвинение Казахстана в росте ксенофобских настроений (хотя конкретно, ни сама республика, ни ее руководство в этом не обвинялись). Также в ответ на статью фактически о дружбе, союзничестве и равноправных отношениях, прозвучали необоснованные обвинения России в навязывании Казахстану определенной линии поведения, якобы забывая, что он является суверенным государством. 

Наверное, реакцией на тезис Сергея Лаврова о связующей миссии русского языка можно считать и то, что сразу же после прошедшего тюркского саммита зазвучали в социальных сетях идеи о необходимости создания единого тюркского языка, в качестве основы которого может выступить турецкий язык. 

В общем, пока это все информационный шум, создающий впечатление о настроениях в казахстанском обществе. Однако это неофициальные каналы дипломатического общения, официальные же лица «говорят» действиями, а за этим важнее наблюдать.

Поделиться:

Яндекс.Метрика