Национальный курултай в «Новом Казахстане»: площадка для легитимизации реформ или голос народа?

Дата:
Автор: Максим Крамаренко
«Новый #Казахстан» в определенной мере начинает свой отсчет с созыва первого заседания Национального курултая – нового консультативно-совещательного органа при президенте страны. Сама традиция курултаев, съездов уходит вглубь истории тюркских народов. Однако насколько эффективен будет формат курултая в реалиях современного Казахстана, какие смыслы закладываются в работу этого органа и какое влияние на идеологию новой площадки оказали январские события в стране – в материале Максима Крамаренко.
Национальный курултай в «Новом Казахстане»: площадка для легитимизации реформ или голос народа?

Созыв Национального курултая 16 июня 2022 года не стал неожиданным событием. Президент Токаев обмолвился о нем еще в мартовском Послании народу, в котором очертил контуры основных политических преобразований в «Новом Казахстане». На первый взгляд, в идее созвать Национальный курултай прослеживается желание власти возродить традиционные формы принятия важных для государства политических решений.

Такой ренессанс политического института, вкупе с местом, выбранным для проведения первого заседания, должны были продемонстрировать обществу, что государственность Казахстана имеет глубокие исторические корни. 

Так, об этом уже по итогам первого курултая заявил государственный советник РК Ерлан Карин. По его мнению, выбор места, где состоялось заседание – у мавзолея Джучи-хана (одного из сыновей Чингисхана) – «имеет большой знаковый смысл, именно с Золотой Орды начинаются истоки» казахской государственности, «которая оформилась в эпоху Казахского ханства, продолжилась в период Алаш-Орды и возродилась в независимом Казахстане».

Правда, созванный в этом году первый Национальный курултай имеет только одинаковое название с историческим съездом кочевой знати. На этом правопреемственность политических институтов заканчивается. Уже по самой процедуре созыва современный курултай отличается от своего предшественника, куда раньше приезжали представители знати от рода, племени, иной структурной социально-политической единицы, формирующей государственное образование.

Сейчас в Казахстане персональный состав курултая был утвержден Указом президента. И, по-видимому, формировался администрацией президента при участии министерства информации и общественного развития, которое, согласно тому же Указу, было объявлено рабочим органом курултая. То есть современный курултай был сформирован властью «сверху», а не «вышел из народа», как это было в период средневековой кочевой демократии.

Кроме этого, современный Курултай – это постоянно действующий совещательно-консультативный орган при президенте Казахстана, который он же и возглавляет. А не съезд делегатов (от случая к случаю) для принятия важных решений, таких как избрание первого руководителя страны, учреждение новой государственности.

Эти отличия между традиционной версией курултая и курултаем 2.0 указывают на то, что современный аналог является больше не институтом представительной демократии, а политическим инструментом власти, призванным решать управленческие вопросы.

Во-первых, созыв Национального курултая сразу после референдума нужен был для того, чтобы еще раз подтвердить наличие поддержки всего казахстанского общества заявленным преобразованиям. Следует предположить, что еще в марте политтехнологи предполагали, что начатое в стране строительство «Нового Казахстана» может не получить полной поддержки со стороны населения. Хотя объявленные результаты состоявшего голосования говорят о том, что большинство все-таки поддерживает инициативы президента – 77,18%. При учете того, что явка составила 68,06% от общего количества тех, кто имеет право голоса в стране, получается, что в итоге предлагаемые изменения в Конституцию РК фактически поддержали больше половины граждан. 

Определенное же нежелание голосовать говорит о политической апатии, являющейся симптомом неудовлетворенности существующей действительностью, которую можно констатировать у примерно трети населения республики. Скорее всего, такой результат был прогнозируем, тем более после трагических январских событий. Национальный Курултай, представляющий разные целевые аудитории нашего общества, в свою очередь, мог бы стать механизмов легитимизации последующих реформ.

Во-вторых, история появления Национального курултая во многом повторяет то, как создавалась Ассамблея народа Казахстана (АНК) – детище первого президента РК Нурсултана Назарбаева. Ведь АНК появилась в год (1995 г.), когда была принята вторая Конституция Казахстана. Тогда АНК тоже объявлялась консультативно-совещательным органом, призванным решать задачи по укреплению общественной стабильности и межнационального согласия в РК. Однако по факту стала инструментом национально-государственного строительства, призванного формировать новую казахстанскую идентичность на основе мягкой ассимиляции.

Можно предположить, что курултай также задумывается как инструмент национально-государственного строительства, но уже на новых принципах. Здесь нет акцента на консолидацию всех этносов вокруг казахского народа. К одной из основных задач Курултая относится обеспечение конструктивного диалога между представителями общественности, политических партий, неправительственного сектора и государственных органов. Да и главная его цель – выработка идей и шагов по дальнейшему развитию общественной консолидации.

В пользу версии о том, что курултай будет занят в сфере формирования государственно-политической идентичности, говорит и тот факт, что его рабочим органом является целое министерство информации и общественного развития, как раз и отвечающее за данный сектор.

Каков общий контур дальнейшего формирования казахстанской идентичности – можно понять из выступления самого президента Токаева. Для кого-то, возможно, остался незамеченным его месседж, который он сделал, размышляя о судьбе казахского языка. Глава республики, в частности, сказал, что «пока существует казахское государство, будет и казахский язык». Соответственно, новый Казахстан будет казахским государством, в котором права любого гражданина не должны ограничиваться по признаку национальности или языка.

Опираясь на оценку курултая госсоветником Ерланом Кариным, под новую государственно-политическую идентичность страны будет подводиться историческая база, где основными историческими точками развития казахской государственности являются Золотая орда, Казахское ханство, Алаш-Орда и современный Казахстан. Следует обратить внимание, что как-то из этого исторического ряда выпала Казахская Советская Социалистическая Республика, ставшая суверенной и независимой в 1936 году в составе СССР.

Нельзя сказать, что Национальный курултай полностью вытеснит АНК, как это произошло с Национальным советом общественного доверия при президенте (НСОД). Ведь АНК в обновленной Конституции сохранила свой конституционный статус (п.2 ст. 50), теперь в Сенате будут заседать 5 человек от этнокультурных объединений. Скорее всего, эти две структуры будут существовать параллельно некоторое время. Но в итоге АНК может стать одним из исполнительных органов курултая.

Ну, и, в-третьих, Национальный курултай должен стать инструментом коммуникации государства с «глубинным народом». Подбор членов курултая из разных целевых аудиторий, указывает на то, что они должны стать рупором власти в среде «для своих». Да, и на самом съезде президент Токаев обратился к членам собрания с просьбой «исчерпывающе разъяснить народу значение реформ», используя имеющиеся в распоряжении современные средства массовой коммуникации.

Возвращаясь к итогам референдума, можно отметить, что у казахстанских властей, вероятнее всего, сохраняются опасения повторения «январских событий». Так что, с одной стороны, чтобы угрозу предупредить, нужно получать объективный общественный запрос – например, через разрабатываемое интернет-приложение «Qurultay». С другой стороны, важно вести пропагандистско-разъяснительную работу с населением не только «с высоты» власти, но и с помощью представителей самого народа, в данном случае, выбранных лидеров общественного мнения.

Поделиться:

Яндекс.Метрика