Эксперт: Выборы в Кыргызстане должны показать, что все не так, как прежде

Дата:
Автор: Константин Травин
Осенью 2021 года исполняется годовщина революции в #Кыргызстан'е, год у власти в стране Садыра Жапарова. Вновь, как и осенью 2020 г., пройдут парламентские выборы. Как изменился политический режим в стране за год, что толкает Кыргызстан на революции и почему выборы в стране хотят провести «по-новому» – объясняет аналитик Константин Травин.
Эксперт: Выборы в Кыргызстане должны показать, что все не так, как прежде

– Фактически прошел год после прихода к власти в Кыргызстане Садыра Жапарова (сначала в лице и.о., потом как избранного президента). Новый политический режим в КР называют «автократией», а Республику именуют «суперпрезидентской». Вы согласны с этими определениями?

– Сегодня в Кыргызстане даже не сформированы полноценные законодательные органы власти, их судьбу решат ближайшие парламентские выборы. За этот год президентская команда набирала власти, полномочий, собирала все «нити» у себя в руках, но реально ли эта властная система сработает и устоит, что важнее всего в реалиях Кыргызстана – никто не знает. Поэтому навешивать какие-то ярлыки на режим правления в КР рано, нужно хотя бы дождаться комплектации всех органов власти.

В истории Кыргызстана, кстати, уже был успешный пример, когда командой у власти была построена система сдержек и противовесов с авторитетным руководителем во главе.

– Это про Кыргызстан при Атамбаеве?

– Да, А. Атамбаев в свое время построил систему, которая теоретически могла существовать до нынешнего момента. Просто он сделал не очень правильные кадровые шаги.

Однако возможностей у Атамбаева была масса, и в свое время он мог остаться у власти, если бы захотел. В отличие от ситуаций со свержением А. Акаева и К. Бакиева – у Алмазбека Шаршеновича выбор был.

Что касается реформ, проводимых Садыром Жапаровым в Кыргызстане, то мы понимаем – если закон не подкреплен внутренними процессами в стране, то он при случае он быстро превратится в формальность.

Выводы о форме власти в Кыргызстане при Жапарове – автократии, авторитарии или что бы там ни было – можно будет делать года через два, не раньше.

– Реформы Жапарова, изменения в Конституции страны, новые права президента – это соответствует интересам элит в стране? Ведь два года может не пройти, а власть опять сменится, если не будет хотя бы какой-то консолидации элит – такое случалось…

– Точно на этот вопрос не ответить. Потому что власть обещает и обещала широким народным массам и представителям множество авансов, но будет ли это реализовано – большой вопрос.

По моему мнению, устойчивость власти в Кыргызстане определяется социально-экономической ситуацией, борьбой с низовой коррупцией и т.д. Есть мерило, например, зимний сезон, который показывает реальную эффективность решений чиновников и главы государства. Когда планов громадье, а люди замерзают зимой без отопления.

Если бы не пандемия и ее эффект на экономику, то в стране у власти был С. Жээнбеков, или экс-президент по крайней мере дотянул до конца срока. Пришла пандемия – пролетел«черный лебедь», а так как устойчивость госсистемы в Кыргызстане слабая, то все «болезни» сразу вылезли.

– Получается, по опыту переворотов и смены власти в Кыргызстане, экономика раз за разом «подставляет» политические режимы?

– Экономика и социальная политика определяют судьбу режима. Если в экономике будет улучшение, то это даст «заряд бодрости» всей госсистеме, она «встанет на рельсы», станет более четкой, вертикально-интегрированной.

– Возобновление старых дел, решение Генеральной прокуратуры КР по возобновлению процесса против экс-президента Атамбаева – это политика или просто «зачистка» следов прежних режимов?

– Идет попытка закрепления новой президентской команды, пока – с помощью инструментов силовых структур. Пришедшие к власти в Кыргызстане пытаются «задавить» возможных оппонентов. Потом еще человеческий фактор, тоже не забывайте – в случае с Атамбаевым этот момент присутствует (Жапаров вспоминал, что, когда он в 2017 году он вернулся в Кыргызстан, именно «Атамбаев посадил его» – ред.).

Надо отдать должное нынешнему руководителю КР, что он, в свою очередь, не сломался в местах заключения. В этом смысле он крепкий человек. Многих политиков в современной истории Кыргызстана тюрьма поменяла коренным образом.

– Про предстоящие парламентские выборы в Кыргызстане, которые пройдут в стране 28 ноября, новостей как будто немного. По сравнению со всех сторон революционным сюжетом в 2020 году, не кажется ли Вам что здесь с падением роли парламента и сами выбор стали менее интересными?

– Я не считаю, что эти парламентские выборы «неинтересные». Понятно, что новый парламент будет слабее. Так, нынешний член кабмина Э.Байсалов сказал, что министры будут работать только с теми депутатами, «кто будет поддерживать политику президента». Заявление Байсалова сам Садыр Жапаров опроверг, но цитата показательная.

Сторонники нынешнего руководства, как это случалось и прежде, страны будут «разбросаны» по разным партиям, которые пройдут в парламент страны.

В этом году 21 политическая партия зарегистрирована на выборы депутатов Жогорку Кенеша – это сравнительно большое число, раньше до финала доходили 10-14 партий. Так много партий прошли привычный «отбор» ЦИК (изначально 75 партий изъявили желание участвовать в выборах – ред.) в том числе благодаря снижению избирательного порога –барьер для партий снизился с 7% до 5%.

Получается, что в парламенте сокращается число мест, а возможность пройти туда растет, соответственно, усиливается конкуренция. Я думаю, что от кандидатов и партий мы еще увидим «чудеса на виражах».

– А если говорить про сам процесс голосования, что ожидает кыргызстанцев на участках?

– Уверен, что на выборах будет неразбериха, связанная с новой смешанной системой выборов.

54 мандата получат по пропорциональной системе кандидаты от политических партий, и 36 мандатов – депутаты, избранные по мажоритарной системе в одномандатных избирательных округах.

Скорее всего, из-за обновлений в выборной системе стоит ждать множество технических нарушений, потому что на участках люди не будут понимать, как голосовать.

– Что можно сказать про фаворитов парламентской гонки?

– Думаю, что «Ата-Журт Кыргызстан», которая связана с президентской командой, получит приличную долю голосов.

Однозначно, что для руководства страны в парламент будет полезно ввести какую-нибудь молодежную партию, чтобы показать, как страна «поменялась». Так, вчерашние волонтеры могут сегодня появиться в Жогорку Кенеше в статусе депутатов. Тем более, что нынешнее руководство Кыргызстана во многом работает на молодежную аудиторию.

Власти важно показать хотя бы видимое разнообразие политических сил в парламенте, что страна изменилась и все не так, как прежде. Тем более, что ставки на Жогорку Кенеш теперь меньше, как и полномочий у депутатов в стране – так что на примере парламента можно изобразить показательную картинку изменений в стране.

Поделиться:

Яндекс.Метрика