Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Русский язык в Центральной Азии: количество должно переходить  в качество

Русский язык в Центральной Азии: количество должно переходить в качество

01.12.2019

Автор: Керемет Джаппарбекова

Теги:

Русский язык в регионе ЦА имеет давние исторические корни и выполняет важную социальную и культурную миссию в судьбе народов региона. На сегодняшний день, он является родным языком для значительной части населения и фактически используется как средство межнациональной коммуникации во многих сферах общественной жизни.

Нынешнее русскоязычное пространство Центральной Азии можно разделить на два ареала, к первому из которых, относятся Казахстан и Кыргызстан, а ко второму – Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. В работе российского исследователя Н. Мендковича, проводившейся в 2014 году совместно с компанией "Gallup", приведены следующие данные относительно региональной характеристики русскоговорящей территории Центральной Азии:«Процент тех, кто утверждает, что, так или иначе, владеет русским, составляет - в Казахстане – 99,9%, Киргизии –87,1%, Таджикистане – 68,5%, Узбекистане – 99,2%. Доля тех, кто считает, что свободно владеет русским, в Казахстане – 89,6%, Киргизии – 60,5%, Таджикистане – 41,2%, Узбекистане – 99,2%; доля тех, кто предпочёл общаться с социологом на русском: в Казахстане – 68%, Киргизии – 38%, Таджикистане – 5%, Узбекистане – 0».

Согласно другим данным, «на сегодняшний день русским языком владеют 84% жителей Казахстана, 49% – Киргизии, 41% – Узбекистана, 33%– Таджикистана и всего 18% – Туркмении… Правда, степень владения языком может быть различной – от умения читать и писать до способности связать всего несколько слов».

Таким образом, по результатам этих исследований видно, что русский язык в Центральной Азии распространен довольно неравномерно, и наиболее широко используется в Республике Казахстан. Вторым важным показателем является  перспектива его развития в качестве средства коммуникационного общения, где наиболее вероятным представляется сценарий постепенного (возможно незначительного) уменьшения его роли в ближайшие годы.

Тем не менее, следует обратить внимание на следующую количественную характеристику, касающуюся распространенности языка в регионе: сравнение численности полностью не владевших русским языком представителей населения, постоянно проживавших на территории Центральной Азии на момент распада Советского Союза и в настоящее время. Исходя из данных Всесоюзной переписи 1989 г., в тот период русским языком фактически не владело 37% казахов, 63% киргизов, 70% таджиков, 72% туркмен, 87,7 узбеков. В большинстве своём это были жители отдаленных сельских районов, которые редко посещали крупные городские центры и, как правило, проживали, преимущественно, в южных районах своей страны. Что касается современного положения дел, то, по различным оценкам, на сегодняшний день «вообще не владеют русским языком 16% жителей Казахстана, 40% – Киргизии, 49% – Узбекистана, 57% – Таджикистана и 72% – Туркмении.

Согласно этим исследованиям, за годы независимого развития Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана (за исключением Туркмении), необходимость в русском языке для населения региона не только не уменьшилось, а, напротив, увеличилось. Если не брать в расчет то обстоятельство, что в постсоветский период было несколько волн «дерусификации» и повсеместного сокращения использования «великого и могучего», получается, что за все эти годы русский язык не только не утратил своих позиций, а наоборот - местами усилил своё влияние.

Казалось бы – почему бы не радоваться подобной статистике? Увы, парадокс заключается в том, что наряду с определенным ростом интереса к языку, вызванным прагматическими подходами (необходимость трудоустройства в России, наличие минимального разговорного уровня), одновременно наблюдается и падение качества преподавания русского языка. Получается картина, когда в количественном плане русский язык выигрывает, а в качественном – проигрывает. К чему это может привести? А к тому, что на ближайшую перспективу регион получит массу слабо владеющих русским языком молодых людей, которые с их минимальными познаниями будут пригодны разве что к неквалифицированному низкооплачиваемому труду.

Этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока фактор трудовой миграции будет играть свою роль. В настоящее время миграционные потоки  в Российскую Федерацию не ослабляются, а имеют тенденцию к увеличению, приняв системный характер. Возможно, все это имеет определенную временную основу. В Казахстане же, в силу отсутствия подобных массовых миграционных устремлений в сторону России, не последнюю роль сыграла перспектива продвижения проекта Евразийского экономического союза (ЕАЭС), которая со временем будет все более возрастать.

На сегодня вопрос отсутствия должного уровня преподавания языка стал наиболее актуальным для Узбекистана и Таджикистана. Аналогичная ситуация складывается и в Кыргызстане, а в Казахстане нехватка педагогов с русским языком затронула южные регионы страны. Страны, понимая, насколько снизилось качество преподавания русского языка, обратились к РФ с просьбой оказать помощь в решении этого важнейшего вопроса. Основная проблема заключается в острой нехватке преподавателей русского языка для национальных школ и высших учебных заведений. В этом ключе развивается и российско-казахстанское партнерство. На встрече президентов России и Казахстана в ноябре в Омске Владимир Путин сообщил, что «российская сторона продолжит оказывать казахстанским партнерам содействие в подготовке преподавателей русского языка. В настоящее время прорабатывается вопрос об открытии в Казахстане ряда российско-казахстанских школ и университета».

Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников проживающих за рубежом и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) в лице Элеоноры Митрофановой имеет на этот счёт свой план решения проблемы, который заключается в подготовке и отправке в регион преподавателей русского языка. Как заявила Митрофанова: «Спрос на русский язык в странах СНГ большой, особенно в Центральной Азии. Только в Таджикистан в 2018 году 30 человек поехали преподавать в школы по линии Россотрудничества. Столько же планируется отправить в 2019. Аналогичные заявки поступают из Узбекистана и Туркменистана…». Здесь возникает логичный вопрос – неужели этого количества преподавателей (30 человек) будет достаточно, чтобы покрыть регион с населением, почти в 70 миллионов человек? Ведь только в одной Южно-Казахстанской области в 2018 году согласно официальной статистике не хватало более 300 учителей русского языка и литературы. Даже если предположить, что ежегодно Российская Федерация будет направлять в регион до 150 человек – потребуется более 100 лет. При этом надо учитывать вопросы обустройства этих молодых специалистов, приобретения для них жилья, ну и, в конечном счете, – их адаптацию к местным условиям. Смогут ли, освоиться недавние выпускники российских педагогических вузов в отдаленных кишлаках и аулах – большой вопрос.

Понятно, что усилиями одного ведомства, даже такого серьезного как Россотрудничество, данную проблему, приобретшую межгосударственный характер, в одночасье не решить. Есть риск того, что проблема может быть забюрократизирована российскими чиновниками от образования или близких к ней сфер. Поэтому, в ближайшее время потребуется объединение всего пространства русского языка в Центральной Азии, с конкретными специализированными адресными проектами, реализуемые посредством координации усилий как государственных, так и негосударственных образовательных структур, учреждений культуры, СМИ, социальных сетей и личных инициатив граждан. В качестве примера можно привести организацию целевого набора из числа местных жителей для обучения в педагогических вузах России, открытие специализированных филиалов российских университетов по подготовке преподавателей-русистов и т.п. Интересным представляется инициатива российской стороны по направлению в регион так называемых “Послов русского языка”, которые в качестве волонтеров способствуют распространению знаний о языке.

Таким образом, очевидно, что ключевым связующим звеном всех обозначенных профильных направлений должны стать целевые программы подготовки и обучения педагогических кадров для всех жителей региона при активной поддержке образовательных институтов Российской Федерации. Упор на местные кадры, которые хорошо знают и понимают региональную специфику, позволил бы подготовить достаточное количество преподавателей русского языка в приоритетном для России регионе, где интерес к языку по-прежнему остается высоким, несмотря на все внутренние и внешние перипетии.

Фото: dw.com

ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение