Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Как прошли выборы в Узбекистане?

Как прошли выборы в Узбекистане?

22 декабря в Узбекистане прошли выборы в Законодательную палату Олий Мажлиса и местные кенгаши народных депутатов – первые прихода к власти нового президента Шавката МИРЗИЁЕВА.

В избирательной кампания впервые были задействованы теледебаты между участниками, прошла под девизом «Новый Узбекистан – новые выборы». Выборы состоялись в 128 округах из 150, в остальных кандидаты не смогли набрать достаточное количество голосов. В 22 округах пройдет повторное голосование через две недели. Согласно данным ЦИК, из УзЛиДеП 43 кандидатов получили депутатские кресла в Олий Мажлисе, «Миллий тикланиш» - 35, партия «Адолат» - 21, НДПУ – 18 и Экологическая партия – 11.

Глава наблюдательной миссии СНГ Сергей ЛЕБЕДЕВ и группа наблюдателей от ШОС отметили, что голосование прошло открыто и по всем нормам демократии. А по отношению к нарушениям, то, по мнению Лебедева, это были отдельные случаи, не имевшие на фоне 27 миллионов избирателей «никакого значения для окончательного итога выборов».

Окончательные итоги выборов должны быть обнародованы в последующие 10 дней. В соответствии с Избирательным кодексом республики, первая сессия Законодательной палаты Олий Мажлиса (парламента) нового состава должна состояться не позднее чем через два месяца со дня проведения выборов.

ИАЦ МГУ поговорил с политологом, директором Центра исследовательских инициатив «Ma'no» (г.Ташкент, Узбекистан) Б.И. ЭРГАШЕВЫМ о ходе выборов, новом витке изменений в избирательном процессе и готово ли общество к этим изменениям.

Бахтиер Исмаилович, как Вы оцениваете ход выборов в Законодательную палату Олий Мажлиса? Есть ли позитивные изменения по сравнению с предыдущими парламентскими выборами?

Парламентская деятельность – это процесс. Каждые новые выборы, которые проводятся раз в 5 лет несут в себе новизну и изменения. В нынешнем избирательном процессе они уже видны. Мне, например, нравится, что согласно новым изменениям участниками избирательного процесса в Узбекистане стали исключительно политические партии. То есть, нет «околополитических» движений. Например, экологическое движение имело в нижней палате Олий Мажлиса свою 10-процентную квоту в размере 15 мест. Это было ненормальной ситуацией. Теперь экологическое движение стало Экологической партией Узбекистана, которая наравне с другими партиями участвовала в выборах без каких-либо льгот. Шансы всех участников избирательного процесса уравнялись и это хорошо. Одновременно этот же политтехнологический ход на самом деле сработал на то, чтобы в определенном смысле «зачистить» политическое поле. В частности, самовыдвиженцы теперь не могут участвовать в выборах.

И как мне кажется с институциональной точки зрения это очень важно и значимо. Я думаю, что эти изменения направлены на большую институционализацию, скажем так, на большую кристаллизацию хода парламентского избирательного процесса. Они очень важны и являются позитивными, и будут работать на то, чтобы увеличивать роль партий в политическом процессе.

Эти выборы прошли в соответствии с новым Избирательным кодексом. Можете рассказать о минусах и плюсах нововведения?

Избирательный кодекс – это кодификация, соединение в одном документе тех нормативных актов, которые регулируют избирательный процесс в Узбекистане. Он объединил в один документ законы, регулирующие организацию и проведение президентских, парламентских выборов и выборов в местные представительные органы. Принципиальных изменений, которые кардинальным образом поменяли бы избирательный процесс в ходе этого кодифицирования не было. Например, предоставили возможность голосовать заключенным и еще ряд изменений.

Итоговая явка, по предварительным данным ЦИК, составила 67,8% - немного ниже, чем на прошлых, когда она достигла 89%, на ваш взгляд с чем это связано, не означает ли, что узбекскому обществу меньше стали интересны выборы?

Нужно быть честными, на руках у меня нет доказательств, но на прошлых выборах все-таки было больше административного воздействия на то, чтобы люди приходили на участки. Я лично, на нашем избирательном участке наблюдал картину, когда представители органов самоуправления ходили по домам и если узнавали, что кто то еще не проголосовал, то настоятельно требовали, чтобы эти люди пошли на избирательный участок и проголосовали. В этом году такого я не заметил. Наверное, 67,8% итоговой явки – это и есть реальные цифры. Я бы сказал это не снижение, попросту часть граждан, которых в прошлые выборы «попросили», на этот раз их никто не просил, они и не пошли. Есть ли в этом снижении показатель недоверия действующей власти? Думаю, что нет. Явка на выборы – это показатель доверия или недоверия власти, как минимум 67,8% граждан точно доверяют.

Озвученные официальные итоги выборов были ожидаемые или все-таки были моменты, которые никто не прогнозировал?

В принципе, учитывая активность партий УзЛиДеП и что с самых первых парламентских выборов с 2004 года набирала парламентское большинство, неудивительно, что она на 1-м месте. Она, несомненно, институционализировалась и является серьезной политической партией имеющая свои каналы взаимодействия с обществом, плюс ко всему, это партия не очень бедных людей. УзЛиДеП изначально позиционировала себя как партия собственников. Поэтому их выигрыш был ожидаем.

Единственное, началась сокращаться разница между партиями. Несомненно, демократическая партия «Миллий тикланиш» усилила свои позиции. На прошлых выборах между УзЛиДеП и «Миллий тикланиш» разница была больше. Конечно, это не окончательные итоги, но картина не сильно изменится после довыборов.

Для многих неожиданным является результат Народно-демократической партии Узбекистана, которая стабильно была в тройке лидеров по количеству депутатов в парламенте, но на этих выборах их результат – 4-ое место по количеству депутатов. Хуже результат только у Экологического движения, которая только что, недавно стала политической партией. И это ставит серьезные вопросы перед руководством НДПУ. Она когда-то была партией с хорошим идеологическим аппаратом, с людьми, которые придумывали инновационные решения, интересные политические фишки, например, «народные приемные НДПУ». Сейчас, к сожалению, они потеряли много.

Самый большой рывок сделала социал-демократическая партия «Адолат», которая всегда имела около 10% голосов. И вдруг она становится 3-й на выборах. И это самая большая неожиданность этих выборов. Надо признать, «Адолат» провела хорошую предвыборную кампанию.

Ну и, конечно, замыкает список Экологическая партия, которая всегда имела квоту и жила в комфортабельном режиме, но теперь она вышла из зоны комфорта.

Говоря о предвыборной кампании, можно заметить, что усилился градус межпартийных дискуссий.  Были реальные политические дискуссии на такие острые темы как вступление в ЕЭАС, трудовые мигранты, проблема вестернизации, сохранения национальной идентичности и традиций.

При этом остается вопрос- а насколько общество было готово к такому открытому формату дискуссии. На самом деле должны работать и партии, и общество, чтобы работать в новых условиях.

Я всегда говорю, что формирования демократического общества – это не цель. Это  долгий процесс постоянного совершенствования. Узбекистан в самом начале, и ему нужно многое сделать, чтобы партии и деятельность самого парламента менялись в позитивном ключе, укрепились и партийное поле в стране стало более структурированным.

Выборы это возможность усиления парламента и законодательной ветви власти. Выборы это возможность обновления партий и парламента, чтобы пришли новые, молодые и активные люди, со своим мнением. Я думаю, что этот состав парламента будет сильнее предыдущего и голос у него будет активнее в решении общественно важных вопросов.


Теги: Узбекистан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение