Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Российские мотивы и легенды гор. Часть 3

Российские мотивы и легенды гор. Часть 3

09.11.2018

Автор: Карим Хайдар

Теги:
ИАЦ МГУ публикует стихи из цикла «Российские мотивы и легенды гор» члена союза писателей Таджикистана, известного журналиста Карима Хайдара. 



Дыхание  весны

Любовь с весною к нам приходит,

И солнце вновь в душе восходит.

Лучами словно косы заплетает,

И снег от поцелуев её тает.

 

Лаская травы, восхищая взор,

Ручьи, журча, бегут с высоких гор.

И птицы о любви поют,

Как розы женщины цветут.

 

В атласном платье кружится она,

И всем влюблённым счастье шлёт весна.

Цветным ковром раскинулись поля,

Дыханием весны живёт земля.

    


                     ***

Росинки как хмельные вдруг застыли,

Опять ты с чашей снишься мне во сне.

За то, что чувства наши не остыли,

Я пью вино и кланяюсь весне.

 

Смотри! Душа Вселенной распускает  косы,

И вишни белизною ослепляют нас,

И улыбаются миндаль и абрикосы,

Сирень влюбленных манит в поздний час.

 

Забудь и ты те грустные слова,

Что, как цветок любовь увянет.

Пусть от любви кружится голова

И вновь к тебе неудержимо тянет.

 

Давай забудем дни разлуки,

Нальем душистого вина.

Весной мы пьем ведь не от скуки,

А от любви, что дарит нам весна.

         


    ***

Я знаю, Вас я вовсе не достоин.

Что делать, если мир уж так устроен.

Я на страдания и муки обречён,

Лишь только потому, что я влюблён.

 

Вы как далёкая прекрасная звезда,

Моей душе Вы светите всегда.

Давно Вы сердцу моему близки,

Хотя оно рыдает от тоски.

 

Всё ж верю я, наступит встречи час,

Когда своею назову я Вас.

И пусть вот эти пламенные строки,

Моих мечтаний приближают сроки.


              * * *

Покой я потерял, увидев Вас,

С ума схожу от  Ваших томных глаз.

Следы прелестных ног хочу лобзать

И с  трепетом Вас в губы целовать.

 

Я пью вино, чтоб позабыть любовь.

Оно пьянит, а сердцу грустно вновь.

Тоскую я, в печали слезы лью,

Страдая, про любовь свою пою.

 

Ваш аромат и завитки волос,

Подобны цветнику прекрасных роз.

Пред Вашим станом кипарис поник,

Померк на небе ясном солнца лик.

 

В моем бокале как рубин вино,

Вас, полюбить, мне было суждено.

Но нет любви ответной в Вашем взоре,

Глаза мои в слезах, а сердце в горе.


  Обезумел

 

Одурманен я жасмином,

Опьяненье в голове,

Слились губы вновь с кувшином,

Под луной, в хмельной траве.

 

Яркий лунный, лунный свет,

Прядь волос твоих ласкает,

Пряных листьев белый цвет,

В поцелуях нежно тает.

 

Долго – долго, долгий путь,

Вёл меня к моей надежде,

Вмиг развеялась вся грусть

Мне не быть теперь как прежде.

 

Обезумел, обезумел…

От любви как от вина,

Взгляд лучистый образумил,

За любовь я пью до дна!


«Тебя из прошлого зову…»

Общежитие – наш тёплый уголок,

Искры страсти там рождали пламень строк.

Вот этаж наш третий, крайнее окно,

Был заблудший месяц с нами заодно.


Поцелуи до зари – наш эликсир,

Уносили нас как сон в чудесный мир,

Целовались нежно под плакучей ивой,

И была ты в мире самою красивой.

 

Вот студенческие годы манят сладостью,

Мы рождение любви вдыхали с радостью.

И с улыбкой нас встречал тогда рассвет,

Млел лиловый и сиреневый стоцвет.

    

Ах, студенческие годы – золотые!

Чувства были словно Божий свет – святые.

Я молюсь, тебя из прошлого зову,

С пламенем любви я до сих пор живу.

             


  «Не плач любовь…»

 

Живые тени нежных очертаний,

Тех берегов, где шум волнует грудь.

Свидетели любовных встреч, свиданий –

Таинственные звёзды. Млечный  Путь.

 

Луна – колдунья манит нас влюбленных,

А ночь готовит тайный ритуал.

И поцелуй мой на губах соленных,

Приникнув жадно, запылал.

 

Вновь излучается свет золотистый,

Нам ласки нежные не позабыть.

А на рассвете голос бархатистый,

Мне шепчет: « Как же дальше, жить?».

 

Любовь моя, ты поздно зародилась,

Но как мне жить без блеска карих глаз.

Вновь по щеке твоей слеза скатилась,

«Не плач любовь», -  твержу я каждый раз.


Первая любовь

 

Во мгле ночной мерцают звезды,

И золотится Млечный Путь.

Шумят таинственные воды,

Неся с собой тоску и грусть.

 

Любовь из юности далекой,

Студенчества – счастливых лет.

И поцелуй той черноокой,

В душе остались, как просвет.

 

Ну отчего? Ну отчего?

Неповторим тот первый вечер.

Ну отчего? Ну отчего?

Летят года, как быстрый ветер.

 

Ну, где же ты и та весна?

Расстались мы. Ужель то рок?

В шальные ночи пей до дна,

Всю ту любовь, что дарит бог.

                    


Легенда гор

 Горная мелодия зовёт меня к вершинам.

К снежным пикам, аромату «арчазор»,

Век поющему ущелью, скалам – исполинам.

Пенистым потокам, что безумно манят взор.

 

К музыке божественной,  капелле родников,

Речке говорливой – неудержимо тянет вновь.

Задушевным песням лучезарных стариков.

Где живёт легенда про источник и любовь.

 

Множество историй, сказок, притч хранит народ.

Песни колыбельные горянки напевают.

Вот фалак уносится как эхо в небосвод

О Ходже – о знахаре от бога вспоминают:

   

У царя персидского вдруг захворала дочь.

Съехались целители, врачи и мудрецы.

Но, ни ест, ни пьёт принцесса, в сердце лёд и ночь.

И не радуют больную танцы и дворцы.

 

Исцелить не могут и заморские шаманы.

Хворь одолевает принцессу на глазах.

Весть об этом горе разослали во все страны.

Шах рыдает горько. И царевна – мать  в слезах.

 

Вот к царю явился путник – молодой садовник.

Молвил он, что лишь источник исцелит недуг,

Придадут ей силы травы,  курага, тутовник,

Пар горячий, что окутывает всё вокруг.

 

Снарядил правитель небывалый караван.

Вот в пути принцесса угасает. Слёзы льёт.

Ей тогда поведал горец: «Лань спаслась от ран,

От живого пара, что ключом горячим бьёт.

    

На охоту дед Ходжа брал всегда меня с собой.

Лань, однажды ранив,  он пустился вмиг за ней.

Видно было предназначено тогда судьбой.

Лань, изнемогая, становилась всё слабей.

 

Дед загнал её туда, где расстилался пар.

Умирающая лань к источнику прильнула,

Встрепенулась,  и ожила вдруг, как божий дар,

И среди арчи она стрелою промелькнула.

 

Бросилась та лань по отвесной крутой скале.

Скрылась в зарослях янтарно сочного шиповника.

Стал источник этот чудотворным на земле,

И любимым райским местом старого охотника.

 

Стал мой дед хранителем божественного пара.

До глубокой старости Ходжа прожил в горах.

Он лечил всех немощных водою «Оби Гарма»,

Дорожил чудесным даром, что послал Аллах».

 

Улыбнулась пери, на садовника взглянула.

В тех глазах увидел горец нежность и тоску.

Руку слабую ему принцесса протянула,

Прошептала о любви и верности строку:

 

   «Ты в душе моей огонь любовный пробудил.

Я как та израненная лань, теряю силы».

Горец ей в ответ: « Как без цветка любви я жил?!

Как быть, чтобы эти чувства не остыли?...

 

Вот мы у подножья великанов – снежных гор.

Слышишь? Песнопенья раздаются. То - ручей.

В унисон ему поёт блаженный «чашмасор».

Серебрится снег от добрых солнечных лучей.

 

Видишь?! Стелется в дали узорчатый ковёр.

Разноцветье волн ласкает летним ароматом.

Вот боярышник поспел. Раскинем здесь шатёр.

Запах мяты веселит. Источник совсем рядом…»

 

Вот принцесса скрылась в облаке живого пара.

И произошло как в сказке новое рождение.

Всё,  впитав, и силу, дух и соль земного дара,

Пери расцвела. В душе настало обновление.

 

Смех, заливистый, принцессы слился с ручейками,

С соловьиной трелью. Запахом арчи, душицы,

Базилика, что целуется век с родниками,

И с игрою горного потока и синицы.

 

Шах был счастлив. Выдал дочь за мудрого садовника.

Чтоб у каждого сбылась надежда и мечта,

Царь велел оберегать горячий пар источника.

И с тех пор спешит народ в священные места.

 

Где зимой бывает жарко, словно в летний зной,

Снег мгновенно тает в день декабрьский от лучей,

Где погода схожа с тёплой мартовской весной,

Где дожди наводят грусть на свет твоих очей.

 

 

Ясных тёплых глаз, что уносят в мою весну.

Хоть душой мы близки, теряемся в толпе.

Вижу я вновь бесподобный облик твой – луну,

И следы твои на той заснеженной тропе.

 

 

Где туман играет в прятки, растворяясь в свет,

Где в горах дороги снегом пышным замело,

Где деревья все одеты в подвенечный цвет,

Пар клубится вечный. И кругом белым – бело.

 

Дикие вишни, миндаль и яблони – все в белом.

Барбарис и алыча прекрасны в зимний вечер.

То зима опять рисует чудотворным мелом,

Хвойный бор ласкает вновь заблудший в стужу ветер.

 

Я смотрю в окно. Снежинки радуют глаза.

В это  утро брызги солнца душу согревают.

На моём лице застыла радости слеза,

Что легенду гор здесь люди чтят и вспоминают.

 

Где вершины так задумчивы как аксакалы,

Где рубаба звуки не дают молчать устам,

Где хранят все тайны предков вековые скалы,

Там душа Таджикистана – «Ходжа Оби Гарм»!

                 


Гиссарская баллада

    В честь 3000 – летия  древнего Гиссара !

 

Хранятся тайны в древней крепости Хисор.

Шумон*, как свет манил во все века купцов.

Пленил всех райский сад  среди долин и гор,

Спешили караваны полные даров.


С холмов бегут  здесь бирюзовые ручьи,

В тандыре, как и прежде, здесь пекут фатир.

Живут умельцы здесь и  добрые ткачи.

Карнаи зазывают всех гостей на пир.

  

Несут прохладу воды Каратага,

Шумит, как прежде, площадь Регистан.

Сбылись все предсказанья дервиша – мага:

Спешат купцы и ныне в  сказку - гулистан.


Бурлят таинственно Ширкент,  Кафарниган

Здесь чистая вода вселяет силу,  дух.

И позавидовал бы горным рекам Ганг,

Мелодии  арыков, что ласкает  слух.


Легенду о любви здесь старцы вспоминают

Про дочь единственную гончара – Шахноз.

Здесь стены, купола о ней  напоминают,

 Кувшины помнят нежность рук и  запах роз.

                         


Шумон* - в священной книге зороастрийцев «Авеста» территория Гиссара называлась Шумон


Любовь ту вспоминают  древние чинары, 

Ту клятву верности, взаимную любовь,

Разлуку и страдания.  Судьбы удары.

Как в жилах от любви и чувств играла   кровь.


Вновь молодой купец спешит к гончарной лавке.

Спешит увидеть тёплые глаза – агаты.

И грацию бегущей серны на лужайке,

И манят вновь его весенние раскаты.


Где поступь лёгкая мнёт траву – изумруд,

Где от улыбки пери вмиг цветник поник.

Ласкает знойный день прохладой Зарринруд.

В воде зеркальной отразился чудный лик.


Искрится снег как серебро на пиках гор,

Плывёт по тропам пыльным длинный караван.

А мысли юноши уносятся в Хисор, 

Купцу всё не даёт покой прелестный стан. 


Те косы, как у  той плакучей ивы,

Что под луной  тайком целуются с рекой,

И звуки  найа * - задушевные мотивы,

Как выражал я чувства пламенной строкой. 



*най – флейта, свирель


Как в небе вдруг раздался журавлиный клик

И отразились вмиг в её глазах печаль.

И как  с тоской исчез за горизонтом клин.

У каждого есть в жизни свой причал.

 

Бредёт верблюд, как на волнах плывёт корабль,

 Вновь юный чужеземец мыслями   в Гиссаре.

Обходит караван разбойников в сто сабель,

Их ждёт ночлег и ужин в караван – сарайе.

 

Цветок Шахноз среди тюльпановой  долины,

Повсюду издаёт  весенний аромат.

И поражают всех  творения из глины,

А песни  с трелью соловья  в единый лад

 

Сливаются. И пробуждают вдохновение

Тем таинством и   задушевностью своей,

Среди цветов шиповника, как  дуновение, 

Стеная о любви, льёт слёзы соловей. 

 

Кувшины, чаши расписные и узоры

На блюдах – плод её фантазий и юных грёз.

Рисует мастерица  реки и просторы,

Под кистью оживает  сад из алых роз.


Юнец в пути открыл всю душу пред отцом, 

О чувствах к девушке из древнего Гиссара.

Но молвил опытный купец: «Тебе, творцом,

Жениться  суждено лишь на такой, как  Зара.

 

Она из клана знатного. Купцы  богаты.

И эти  узы делают сильнее  нас».

-Но,  я люблю Шахноз, её  глаза – агаты.

Я  говорю, отец,    Вам, честно,  без прикрас.

 

-Всё преходяще в этом мире и любовь

Бывает, исчезают чувства  так бесследно.

К тому же нас роднит купеческая кровь,

Ты сын купца. Лишь слово данное не тленно.

 

Ты не клянись, что будешь  искренне  любить,

Что не обманешь. Я прошу, гони всё прочь.

Тебе, мой сын, необходимо всё забыть,

Ну, засыпай теперь. В степь опустилась  ночь.

  

А юноша в ответ: «Влюблён я лишь в горянку.

В ту, создающую лишь  дивные кувшины,

Безумно я люблю гиссарскую смуглянку,

Лишь ей везу те полные даров  хурджины.*


* хурджин – перемётная сумка


Она  неотразима, краше, чем наряды,

Она прелестнее сиреневой весны».

-Но, сын, свои у нас и боги, и обряды,

-Отец! Лик у Шахноз прекраснее луны. 


-Так,   оставайся там, на век,  в Гиссарской крепости!

Затмила пери разум и рассудок твой.

Но помни,  кланы  наши славят чувства  верности

Своей стране, народу и земле родной.


Я в ярости. Ты губишь весь наш славный род,

-Отец, мне дорог  этот райский уголок,

Трудолюбивый и независимый народ.

- Шохрух, мой сын,  сгоришь, как тлеет уголёк.

 

Опомнись. Будь разумен. И забудь  Шахноз.

Тебя  ждёт роскошь, могущество и слава.

А тот цветок, увидишь, завянет среди роз.

-Но чувства наши, раскалённые как    лава,

 

Нам не дают покоя.  Сладостно  стенают.

И каждый раз я жадно взгляд её ловлю.

И каждый завиток её волос меня пленяет,

Вновь  крик души  слетает с губ: «Люблю, люблю»,


-Довольно, сын, меня расстроил, утомил,

Мои и матери твоей мечты сгубил.

-Отец, мне без неё и белый свет не мил

Безумцем стал я от любви. Родных забыл.

 

- Шохрух, ты старший сын. Ты для семьи опора.

Надежда наша. Продолжатель рода.

От выбора неверного умрём от горя.

Отныне мрачен, нам и  купол небосвода.

 

Идёшь ты против воли своего отца,

Тогда прощай, мой сын. Не по пути с тобой.

Согласие отца -  согласие творца.

В разлуке долгой быть  нам  суждено судьбой. 

    

-Я к вам вернусь, отец. Не поминайте лихом.

Прощайте. Я спешу к своей любимой вновь.

Она судьба. Пусть конь мой мчит меня так вихрем. 

Шахноз, моя печаль и радость, и  любовь.


Скачи мой конь, неси меня стрелой к любимой.

Я эту крепость всей душою полюбил.

И лавка гончара мне стала вдруг  родимой,

И сказка о любви вмиг превратилась в быль.


Ну, здравствуй, милая, к тебе я вновь примчался.

Нам суждено с тобою быть  всегда вдвоём.

Я, помню, как я в сердце твоё постучался…

Шахноз, давай   с тобою о любви споём.

 

Пусть зацветёт от нашей песни всё в округе,

Добрее станет каждый человек на свете.

И пусть заботятся народы  друг о друге,

И чтоб за верность и любовь мы были все в ответе.

 

Пусть все века соединяются влюблённые!

И пусть преграды исчезают словно тень,

Мы  в этой краткой жизни гости мимолётные,

И пусть в Гиссар спешит лишь счастье каждый день.

 

Я полюбил здесь каждый камень и вершины,

Цветочный аромат, что веет от тебя.

Следы твои, в ночи поющие кувшины,

Где запах базилика, там моя судьба!

 

-Шохрух! Тебя любовью и  теплом согрею,

И  назову твой  дальний край  родной страной.

- Моя любовь, Шахноз, тебе одной  я верю.

- Шохрух, тебе я буду  верною  женой.


-Твой поцелуй пьянит как сочное вино.

Вкусней рябины губы, слаще, чем халва.

Вдыхать весну из уст твоих мне суждено.

О красоте твоей разносится хвала. 

 

Но выбор твой остановился лишь на мне.

А звёзды почему – то против нашей встречи.

Цветком граната отражаешься в окне,

Стеная от любви, сгораем словно  свечи.

 

Так, вспоминаю я походку,   каждый взгляд, 

Лучистые глаза, пьянящие  меня,

А нежный  голос, что звучал с весною в лад,

Был сладок. Я пылал весь от любви огня. 

    

Вращался глиняный кувшин в твоих руках,

Кружился он подобно девичьему стану,

Я захотел быть  глиной, превратиться в прах.

Отсель скитаться, словно дервиш я не стану.

 

Походке той газели, что волнует кровь,

И ручейкам – косичкам, горным струнам рад.

Гиссар – теперь мой дом родной. Моя любовь –

Дочь гончара и благодатный град!



Таджикистан  - жемчужина Востока!

                 

Люблю тебя,  таджикская земля!

Здесь золотятся нивы и    поля,

Алмазные ручьи стекают с гор,

Гладь бирюзовая   ласкает  взор.

 

Здесь травы – изумрудные ковры,

Седые   ледники  – твои дары,

Задумчивы вершины - аксакалы,

 Хранят покой наш - вековые скалы.


Рубаба   звуки  - горные  мотивы,

Вновь зазвучали у   плакучей ивы,

Что под луной   целуется с рекой,

Где песнь души овеяна строкой:

 

 «Земля моя, ни с чем ты несравнима,

Звезда Востока, райская долина.

Стал   будто по велению пророка,

Таджикистан  - жемчужиной Востока!»

                                                                       

Ручьи звенят мелодией   Борбада,

Иметь такую Родину – отрада.

Прекрасна как   цветущая весна,

Вновь возродилась   горная  страна.

 

По всей планете льётся персов  лира,

Хребты   Памира  стали крышей мира.

Судьбой,  всевышним  нам дана одна -

Свободная и мирная страна!




Об авторе: 

Карим Хайдар (Хайдаров Карим Рахимович) родился 6 января 1961 года в древнем городе Истаравшан Согдийской области Республики Таджикистан в семье журналиста, писателя, участника Великой Отечественной войны Рахима Хайдара. 

В 1983 году окончил факультет русского языка и литературы Худжандского государственного университета им. Б.  Гафурова. Пишет стихи, рассказы и очерки на русском языке, отдельные из которых были напечатаны в периодических изданиях стран СНГ. 

Так, в 2018 году стихи Карима Хайдара были опубликованы в журналах и газетах России, в частности, в еженедельнике «Пермский писатель» и альманахе «Литературная Пермь».

Автор поэтических сборников «Голоса предков», «Дыхание любви», «Город за холмом», «Голос народной совести», «Любовь огнепоклонника», «Гиссарская баллада» и публицистических книг «Через всю жизнь» и «Военный комиссар». Является автором перевода с таджикского языка на русский Национального Гимна Республики Таджикистан. Перевёл на русский язык ряд произведений таджикских поэтов и прозаиков. 

С 2006 года  является  заведующим русским отделом редакции информационных программ «Телевидения Таджикистан». 

Член Союза писателей Таджикистана.

Член Союза журналистов Таджикистана.

Отличник телевидения и радио Таджикистана.

В 2017 году удостоен медали  МТРК «Мир».

Указом Президента Республики Таджикистан награждён медалью «За достойные заслуги». 

В 2018 году награждён российским орденом «Достоевского Iстепени».

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение