Возможности для «Росатома» после украинского кризиса

Дата:
Автор: Игорь Юшков
Отечественная энергетика продолжает подвергаться санкционной «бомбардировке» со стороны #США, #Евросоюз'а, Великобритании и их союзников, которые стремятся снизить возможности #России в области экспорта энергоресурсов. Предполагается, что, с одной стороны, это лишит Россию экспортной выручки, а с другой – сократит зависимость стран Запада от нее. В свою очередь, снижение доходов должно спровоцировать экономический кризис и смену политического режима. Это стандартная логика акторов, вводящих санкции, хотя на примере Венесуэлы, Ирана, Северной Кореи и ряда других государств видно, что на практике не все так просто.
Возможности для «Росатома» после украинского кризиса

По энергетике, как одной из наиболее важных для России отраслей, в настоящее время наносится основной удар. 

Под ограничительными мерами находятся почти все сферы российской энергетики, исключение составляют только текущая торговля углеводородами с Евросоюзом, а также все, что касается атомной отрасли.

«Росатом» напрямую не попал под санкции ни со стороны США, ни Великобритании, ни Евросоюза. В «черных списках» в разные годы оказывались подразделения госкорпорации, однако в целом никаких ограничений на работу «Росатома» не накладывалось. 

Показательно, что 8 марта 2022 года США ввели запрет на импорт в страну российских энергоресурсов: нефти, нефтепродуктов, газа и угля. Но уран под данные ограничения не попал. Можно сказать, что «Росатом» – слишком большой игрок на рынке мировой энергетики, чтобы западные страны могли вводить против него санкции без существенных издержек для себя и рисков срыва стабильной работы собственной энергосистемы. 

«Росатом» занимает первое место в мире по обогащению урана (36% общемирового рынка), второе место в мире по добыче урана (15%), третье место в мире по производству ядерного топлива (17%).

Крупнейшие игроки рынка природного урана2022-04-10 в 16.02.59.png
Источник:
Росатом

Аналогичная ситуация возникает и в Европе: Евросоюз и Великобритания вводят санкции против различных российских нефтегазовых компаний, запрещают поставки для модернизации НПЗ, ограничивают инвестиции в новые проекты отечественного ТЭК. Однако ограничения не касаются ядерной энергетики.

Впрочем, «Росатома» тоже коснулись негативные последствия санкционной борьбы России и коллективного Запада. Преимущественно они связаны с добровольным отказом некоторых европейских компаний и ряда государств от сотрудничества с российской госкорпорацией. Так, шведская государственная компания Vattenfall 24 февраля объявила, что отказывается покупать ядерное топливо российского производства для своих АЭС. Эта компания эксплуатирует 5 ядерных реакторов в Швеции, которые в 2020 году выработали 30% электроэнергии в стране. Vattenfall на своем сайте указывает, что поставки урана для работы атомных станций осуществляются из Намибии, Канады, Австралии, Казахстана и России. Однако компания умалчивает сколько у нее поставщиков именно ядерного топлива.

Любые ограничения торговли ядерным топливом на мировом рынке приведут к росту цен, поэтому даже в случае потери каких-либо рынков «Росатом» может компенсировать это увеличением выручки от поставок в другие страны. 

В частности, цены на уран могут вырасти, так как Россия рассматривает в качестве ответных санкций против США запрет поставок урана для американских АЭС.

Негативным эффектом от нынешнего кризиса для «Росатома» стали ограничения, которые стали вводить некоторые страны в процессе развития своих АЭС. 

Так, российскую госкорпорацию могут выдавить из проекта строительства «Ханхикиви-1» в Финляндии.

Другие европейские страны и ранее пытались не допустить «Росатом» к конкурсу по выбору проекта для строительства АЭС, а теперь подобные действия западные страны даже никак не станут объяснять.

Однако для «Росатома» открываются и новые возможности: девальвация рубля делает российские проекты более конкурентоспособными. Большую часть оборудования для строительства АЭС госкорпорация производит в России, а значит, в долларах и евро оборудование подешевеет, поэтому позиции «Росатома» в восточных странах – Индии, Турции, Китае и т.д. – укрепятся. Эти государства не считают, что сотрудничество с «Росатомом» влечет за собой имиджевые риски, они оценивают исключительно экономическую составляющую вопроса.

Кроме того, энергетический кризис, начавшийся еще в 2021 году, приводит к существенному подорожанию энергии в принципе и углеводородов в частности. В результате появляется запрос на строительство новых мощных источников энергии, в том числе атомных станций. Поэтому мировой рынок энергии растет высокими темпами, а стоимость электроэнергии на большинстве рынков такова, что позволяет окупить масштабные инвестиции в новые объекты генерации. При этом высокая стоимость углеводородов – нефти, газа и угля – позволяет различным странам рассматривать АЭС как привлекательный вариант источника энергии.

В Европе в ближайшее время может быть пересмотрена программа отказа от атомной энергетики.

Франция уже заявила, что не только не станет отказываться от АЭС, но и будет развивать этот вид энергетики. Германия в своем стремлении сократить зависимость от российского газа также может пересмотреть свои планы закрытия своих последних АЭС. Даже если «Росатом» не допустят до строительства новых АЭС в Европе, он вполне может претендовать на роль поставщика ядерного топлива, а также сотрудничать с европейскими компаниями в области переработки отработанного ядерного топлива. Ведь со временем давление на европейские коммерческие компании со стороны антироссийски настроенных политиков будет снижаться, и рациональность будет перевешивать имиджевые риски.

Поделиться:

Яндекс.Метрика