Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Жанар Тулиндинова: Пришла пора обновить интеллектуальную повестку казахстанско-российского сотрудничества

Жанар Тулиндинова: Пришла пора обновить интеллектуальную повестку казахстанско-российского сотрудничества

01.07.2019

Автор: ИАЦ МГУ

Теги:

- Поздравляем Вас с назначением на должность главного редактора сайта ИАЦ и сразу хотели бы узнать, в чем Вы видите личную мотивацию для работы в информационном ресурсе, действующем на очень сложном поле российско-казахстанского диалога.

- Вы правы, назвав поле российско-казахстанского диалога очень сложным. Практически это минное поле, на котором время о времени подрываются неосторожные политики, журналисты и телеведущие, общественные деятели. Слишком много высокочувствительных, дискуссионных и потенциально болезненных тем существует в двустороннем сотрудничестве. 

Возьмем казахстанскую медийную повестку. При обсуждении евразийской интеграционной повестки, как правило, ставится вопрос о выгодах пребывания Казахстана в ЕАЭС – причем нередко звучит вывод, что выгоды эти неочевидны. Любая попытка поднять вопрос о создании неких общих институций в рамках ЕАЭС – например, единой валюты – подвергаются остракизму, поскольку такой шаг рассматривается, прежде всего, как угроза экономическому суверенитету. Когда речь идет о сотрудничестве Казахстана и России в культурно-гуманитарной и образовательной сферах, возникает дискурс о доминировании российских информационных ресурсов и российской медийной повестки в Казахстане – что далеко не бесспорный факт – либо об «утечке мозгов» из Казахстана в Россию посредством образовательной миграции. 

Что же, с точки зрения соперничества и конкуренции между двумя странами такая повестка до известной степени объяснима. Однако предположу, что пессимистичный взгляд на перспективы казахстанско-российского сотрудничества обусловлен еще и влиянием постколониального дискурса, прочно укорененного в казахстанской интеллектуальной и информационной среде. Во многом это влияние подспудно и до конца не осознаваемо, однако именно оно во многом обуславливает восприятие России в терминах угроз, обид и претензий. 

Не отрицаю, что лет тридцать назад, в 90-е годы прошлого столетия, постколониальный дискурс на постсоветском пространстве сыграл свою позитивную психотерапевтическую роль – в частности, в формировании национальной идентичности. Однако сегодня, когда на дворе наступает третье десятилетие XXIвека связанные с этим дискурсом иррациональные страхи тормозят не только двустороннее сотрудничество, но и собственно экономические развитие Казахстана. 

Простой пример – дискуссия вокруг строительства АЭС в Казахстане по российским технологиям. Одно появление в информационном пространстве новости о реализации такого проекта – заметьте, без какого-либо официального подтверждения со стороны казахстанских властей – вынесла ее на вершину протестной повестки. 

Полагаю, что роль тут играет не только атомофобия, но и нежелание попасть в зависимость от российских технологий в сфере энергетики – то есть и в этом проявляется постколониальный дискурс, наполненный страхами потери суверенитета и автономности в какой-либо сфере (будь то информационная, энергетическая или финансовая). 

Любопытно, что и в официальной риторике убедительных аргументов в пользу развития казахстанско-российского сотрудничества не звучит. Наиболее часто повторяемый аргумент – это соседство и самая протяженная сухопутная граница. В этом аргументе, признаться, сквозит некая обреченность: дескать, деться некуда, вот и приходится дружить с соседями. Хотя есть множество примеров, когда соседство и общая граница не только не спасали страны от вражды, но и напротив, способствовали ей. 

Впрочем, и в российской медиаповестке есть перекосы в восприятии Казахстана: самый нелицеприятный из которых – это «плохое чувство границ», непризнание субъектности своего партнера и союзника, его права решать такие сугубо внутренние вопросы, как, например, размещение биолабораторий на своей территории, смена алфавита и т.д. Что, в свою очередь, приводит к неполиткорректным и даже откровенно враждебным выпадам отдельных медиадеятелей и публицистов в сторону Казахстана. 

Полагаю, что именно сегодня, когда общественно-политические процессы в Казахстане в связи с ситуацией транзита перешли в стадию оживления и бурного движения, пришла пора совершить мощный мозговой штурм и качественно обновить интеллектуальную повестку двустороннего казахстанско-российского сотрудничества. Для казахстанского интеллектуального пространства это означало бы постепенный отход от постколониального дискурса с его сабмиссивными интонациями обиды и претензий, и осознание себя равноправным партнером России, памятуя о том, что равенство прав предполагает и равенство обязанностей. Для российского – осознание границ политической субъектности своего ближайшего соседа и партнера, а также недопустимости их нарушения. 

Посредством этого штурма важно определить исторические и ценностные основы партнерства и союзничества Казахстана и России, их преимущества и перспективы. И желательно обойтись без обреченных сентенций о том, что от соседей никуда не денешься – хочешь не хочешь, придется дружить. 

Полагаю, что хорошей площадкой для этого мозгового штурма мог бы стать ресурс Информационно-аналитического центра. Во-первых, для этого у него есть интеллектуальные и организационные ресурсы. Во-вторых, ИАЦ хорошо известен в Казахстане и имеет заслуженный авторитет профессиональной экспертной онлайн-площадки. В-третьих, медиаресурсов, работающих на поле российско-казахстанского диалога, на поверку не так уж и много. 

В организации этого диалога, этого мозгового штурма, по сути, и состоит моя личная мотивация как главного редактора Информационно-аналитического центра. Сегодня казахстанский тематический сегмент ИАЦ посвящен преимущественно внутриполитическим процессам в Казахстане – материалы на эту тематику пользуются читательским спросом, сформирована устойчивая читательская аудитория, однако этот контент очевидно нуждается в дополнении тематическим блоком казахстанско-российского сотрудничества. 

- За последние три года Вы стали узнаваемой фигурой в казахстанской журналистике. Однако писать статьи, брать интервью и руководить политикой интернет-ресурса – качественно разные задачи. Чем определяется Ваш выбор именно этого направления профессионального развития?

- Писать публицистику, беседовать с интересными людьми, профессионалами, лучшими экспертами Казахстана и России – это, конечно, прекрасно. Однако со временем приходит осознание необходимости масштабировать свою деятельность, а это возможно, только в работе с командой единомышленников. Поэтому я рассматриваю новую позицию, прежде всего, как возможность масштабирования повестки, которая и ранее присутствовала в моих публикациях ИАЦ. Повторюсь: на поле казахстанско-российского диалога работает критически малое количество медийных ресурсов, поэтому расширение возможностей уже действующих площадок можно только приветствовать. 

- Какие темы станут центральными для сайта с формированием новой команды авторов? Насколько сохранится интерес к освещению на российском ресурсе тем, связанных с внутриказахстанскими процессами?

- Помимо вышеупомянутого направления деятельности, связанного с интеллектуальным обеспечением казахстанско-российского диалога, и освещения внутриполитических процессов в Казахстане (этот контент уже широко представлен на сайте), надеюсь, что в ближайшее время на сайте более заметно проявится центральноазиатская проблематика – причем как в страновом разрезе, так и в региональном. 

На мой взгляд, богатое поле для сопоставительного анализа представляют собой общие для Центральной Азии тренды в политическом, социальном и экономическом развитии. В числе таковых можно назвать смену поколений политических лидеров и элит в странах региона; политические риски транзита власти, по разному проявляющиеся в узбекском, кыргызском и казахстанском сюжете; реформирование и либерализацию политических систем в транзитный период на примере узбекской, а теперь уже и «казахской политической весны»; ценностную трансформацию обществ Центральной Азии, а именно в сторону каких ценностей – модернизации или архаизации – они движутся. 

Выше я уже упоминала, что для обоснования интенсификации казахстанско-российского диалога нужно выявить общую историческую и ценностную основу наших стран. Полагаю, что выявление общности в политической культуре стран Центральной Азии, схожих алгоритмом развития политических и социальных систем в центральноазиатском регионе, единых трендов в развитии наших обществ, позволит по новому взглянуть на потенциал и перспективы центральноазиатской интеграции. 

Наконец, большой тематический пласт представляет собой евразийская интеграция. В настоящий момент можно назвать ряд проблем в информационном обеспечении интеграционных процессов в рамках ЕАЭС. К ним, в частности, относится высокая волатильность и политизированность информационной повестки ЕАЭС. Зачастую она формируется стихийно. В силу отсутствия как таковой информационной стратегии в рамках ЕАЭС тональность публикаций чаще всего зависит от краткосрочной повестки и сиюминутной конъюнктуры. Вопросы вызывает и качество публикаций. Мало публикаций проактивного, опережающего характера, посвященных долгосрочным направлениям деятельности и приоритетам ЕАЭС. Основной массив сообщений представляет собой реакцию на новость, событие, решение. Ощущается также нехватка публикаций просветительского и образовательного характера – в частности, касающихся разъяснения принципов деятельности ЕАЭС, возможностей для бизнеса и граждан. 

Конечно, силами одного медиаресурса перечисленные проблемы информационного сопровождения евразийской интеграции не решишь, однако, безусловно, ИАЦ может внести определенный вклад в формирование контуров и конкретизацию задач информационной стратегии ЕАЭС, повышение качества материалов, их жанрового разнообразия.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение