Цифровизация в Казахстане: почему «паровоз» процессов – государство, а не бизнес?

Дата:
Автор: ИАЦ МГУ
Цифровизация в Казахстане: почему «паровоз» процессов – государство, а не бизнес?

В чем на практике отражается цифровизация в Казахстане, и какие вызовы поставил перед страной обязательный в пандемию онлайн-формат функционирования? 

Об этом рассказал в рамках круглого стола: «Пандемия цифровизации. Как коронавирус повлиял на бизнес» президент Интернет-Ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров.

В формате «вопрос-ответ» Ia-centr.ru обобщил тезисы спикера.

– Шавкат Умарович, что необходимо для проведения цифровизации в стране? Насколько эти процессы актуальны для Казахстана, жителей страны?

– Для начала стоит отметить, что цифровое общество состоит из нескольких частей: государство и бизнес, финансы, платежные институты, интернет-пользователи.

В проведении цифровизации государства первым этапом является создание государственных баз банных, затем формирование правого поля. После создается интерфейс, на основании которого все государственные услуги, которые осуществлялись физически, переводятся в онлайн.

Для цифровизации также необходимо, чтобы население было к этому готово. Для успешного перехода проникновение интернет-пользователей должно быть близко к 50%, в противном случае, интернет-услуги окажутся невостребованными.

Еще одним важным аспектом являются финансовые инструменты: должны работать банки, платежные организации, осуществляющие свою деятельность с системой электронных денег.

Необходимо, чтобы и бизнес-сообщество активно включалось в эти процессы и было «паровозом» цифровизации. Но, к сожалению, сейчас эту роль выполняет государство, а бизнес пока находится позади.

Говоря о финансовой самостоятельности, стоит отметить, что, по данным на 2019 г., у населения Казахстана в 18 млн человек – 24-26 млн банковских карточек. Значит, многие казахстанцы являются клиентами двух банков одновременно. Безусловно, это является серьезным стимулом для цифровизации.

У нас также неплохие показатели финансовой ёмкости рынка. В 2019 году объём транзакций через банковские карточки за декабрь составил 1,8 трлн тенге – около 5 млрд долларов.

Это говорит о том, что у населения есть деньги, оно может и любит платить онлайн.

Несмотря на кризис, курс тенге повысился в два с лишним раза, объём операций увеличивался стабильно: каждый месяц на 200 млн долларов. Цифры говорят сами за себя.

– Резкая цифровизация процессов во время пандемии заставила приспосабливаться многие сферы – в том числе область образования. Как система образования в Казахстане справилась с онлайн-форматом?

– В общем карантин в Казахстане показал, что среди чиновников почти отсутствуют кризис-менеджеры. Все вещи, которые необходимо было делать заранее, мы решали в пожарном порядке. До пандемии мы, конечно, практически не сталкивались со значительными сбоями в системе.

До сих пор онлайн-образование отсутствует как в правовом, так и фактическом поле страны. У нас есть понятие дистанционного образования, однако онлайн-образование принципиально отличается от дистанционного.

Ученики и студенты, окончившие соответствующие образовательные учреждения в прошлом учебном году, получили документы, выданные по подзаконному акту, тогда как эта государственная бумага все же должна быть утверждена и легализована в цифровом пространстве.

Что касается фактического поля, то только в крупных центрах и больших городах дети могли использовать онлайн-площадки, полноценно обучаться в онлайн-формате. В регионах часто возникали проблемы со связью, многие дети были лишены нормального учебного процесса.

Соответственно, есть основание полагать, что то поколение, которое сегодня столкнулось с пандемийным онлайн-образованием, будет намного слабее, чем то, что выпускалось ранее. Так как в качестве знаний сегодняшние дети, определенно, теряют.

Интересно, что все коммерческие ресурсы работали без перебоев. Это еще одно подтверждение того, что сегодня цифровое государство живет отдельно от бизнеса.

– Один из инфоповодов, связанных с появлением в открытом доступе данных пользователей той же платформы Zoom, выявил определенную опасность цифровизации коммуникаций. В принципе появилось много информации об угрозах цифрового пространства для личных данных пользователей, кибербезопасности в целом.

Кто отвечает в Казахстане за кибербезопасность на государственном уровне?

– Шаги в сфере кибербезопасности осуществляются планомерно. Раньше, например, не было реестра программного обеспечения, не было уполномоченного органа в сфере кибербезопасности.

Сегодня эти функции выполняет Комитет по информационной безопасности Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан.

Ранее НИОКР и ОКР были на низком уровне развития по стране, сегодня разработки начинают все стремительнее развиваться, выделяется грантовое финансирование.

– Казахстан является членом Евразийского экономического союза, и цифровизация – один из приоритетов этой организации сегодня. На какие вопросы регулирования бизнес-процессов, их цифровых аспектов необходимо обратить внимание в рамках ЕАЭС?

– В условиях пандемии важными являются следующие пункты.

Во-первых, взаимное признание электронных документов бизнеса, физических и юридических лиц стран-участниц ЕАЭС без каких-либо барьеров наравне с региональными.

Во-вторых, интеграция государственных систем и идентификация юридических и физических лиц. Например, возможность ознакомиться с идентификационным номерами любой организации из страны ЕАЭС, датой регистрации, налоговыми справками и т.д.

В-третьих, в принципе реализация цифровой трансформации экономики, бизнеса и общества.

Поделиться: