Дата:
Автор: ИАЦ МГУ
Традиции и свободолюбие: что отличает казахов России?

С распадом Советского Союза прошло разделение границ, однако оно не стало началом разделения народов. По сей день в России проживают сотни тысяч казахов – это десятый по численности народ в стране. Как они сохраняют свою самобытность и насколько отличаются от населения Казахстана – в интервью Ia.centr-ru рассказала Елена Ларина, кандидат исторических наук, доцент кафедры этнологии МГУ им. М.В. Ломоносова. 


Елена Игоревна, казахи – один из самых многочисленных народов России. Есть ли селения, где в полной мере сохраняется жизнь казахской общины, своего рода, анклавы?

Следует понимать, что как в Астрахани, где в казахских селениях почти нет русского населения, так и в смешанных аулах казахи сохраняют казахскую идентичность. Для них особенно характерна солидарность, хотя, конечно, они могут ссориться между собой – случаются межродовые распри, межсемейные.

В 1990-ые гг. в начали изучать советы старейшин. Казахи России по памяти, по обычаю продолжали соблюдать нормы поведения даже в период полной девиации и роста преступности – своеобразная агентность. Агенты влияния – аксакалы – не всегда глубокие старики, но люди уважаемые, бывшие председатели колхозов, совхозов или предприятий. В Оренбуржье и в Горном Алтае совет аксакалов решал вопрос, а надо ли переезжать в Казахстан по программе оралмана. Но советы могут решать и бытовые вопросы, как организацию медицинской помощи или погребения.

Что интересно, с самом Казахстане закон о совете аксакалов был принят еще в 2005 году, а инициатива снизу воссоздала в таких сложных условиях инструмент социального контроля – женсовет. На Алтае и в Оренбуржье это такая легкая артиллерия – не сработает женсовет, пойдёт совет аксакалов – тяжёлая артиллерия.

В советы старейшин в аулах входит только казахское население или не только, если в селении есть, к примеру, дома русские?

Даже если это смешанные посёлки или районные центры, в советах нет русских, правда сейчас туда могут входить имамы, если это совет при мечети. Неслучайно появляется 131 Федеральный закон, когда власть признала все эти советы легитимными. Логика была проста – создать институт сельских старост для коммуникации власти по вопросам о том, что происходит на местах.

Насколько эти общины и аулы закрыты?

Они абсолютно открыты, ведь в отличие от народов северокавказских здесь важны именно родовые дела, что понемногу уходило в советское время. Даже при знакомстве между собой молодых людей, они в первую очередь выясняют, кто старше или младше по роду – у них выстроенная иерархия. Это важно также и для брачных отношений, чтобы между мужем и женой не было близкого родства. Существует целый институт разделения родов. Но выбор брачного партнера тема трудная.

У казахов гораздо более свободный выбор, чем у народов на Кавказе, хотя родители могут одобрить или не одобрить его. Однако во многом казахи России – это европеизированные люди, которые редко настаивают на чём-то своём. С другой стороны, сохраняются и более архаичные районы, где по-прежнему популярно макание невесты, хоть и фиктивное.

Существует масса примеров: если родители против брака, проще по сговору умыкнуть невесту. Причем у казахов сейчас похищение невесты – крайне редкий случай, в отличие от кыргызов. В любом случае, близость между супругами происходит, как правило, после никаха. Тем не менее, европеизации и сексуальная революция сделали своё дело, и добрачные связи среди казахов встречаются, хоть и в меньшей степени, чем у немусульманского населения

Существуют ли опасности ассимиляции для казахов России? Или важность связи с собственной культурой, языком и семейными традициями сильнее внешнего влияния?

Нужно понимать, что ассимиляция – это растворение одного народа в другом. К примеру, грозит ли китайцам ассимиляция, если они делают фотоальбомы в интерьерах, уподобленных французским дворцам и в европейских платьях а-ля Коко Шанель? Или японцам, где в приоритете европейская классическая музыка? Нет, конечно.

Сохраняются активные приграничные контакты, казахи ездят друг к другу, женятся, знакомятся. Идентичность «я – казах» есть и остаётся. Тем не менее, если армяне, независимо от того, где они живут, говорят по-армянски, то для казахов это несвойственно. Есть общие законы развития языков: меньшинство поглощается большинством. В то же время ассимиляции не будет, потому что существует государство Казахстан. Но самое главное даже не это, а человеческий выбор. Невероятно консервативный взгляд на связь с предками, с преемственностью поколений, уважение традиций живы. Казахи России мыслят следующим образом: «Я помню, какого я рода. Кем были мой дед и прадед. Я казах».

Общественные активисты пытаются национализировать, педалировать вопросы ассимиляции. Не надо демонизировать и опасаться этого: существуют проблемы самосознания, самоидентичности, а есть материальные вещи, материальная культура. Культурный мир подвергается определенной унификации с предпочтением fusion (смешение стилей, элементов различных культур – ред.).

Казахи России в отличие от казахов Казахстана – это тоже советское наследие – более свободолюбивые. Они относятся без чинопочитания, могут возразить, если что-то считают нерациональным или глупым, могут спорить с руководством, с начальством. Хотя стремление промолчать в конфликте – это очень «восточная вещь». 

При всем этом казахи России ничем не отличаются от казахов Павлодара, или Караганды, или Уральска. С другой стороны, архаичность гендерных взглядов в Южном Казахстане крайне удивляет их, поскольку там влияние Центральной Азии будет наиболее сильным.


Поделиться: