«Там же мирное население, ленинградцы!» – из повести-воспоминания ветерана

Дата:
Автор: ИАЦ МГУ
«Там же мирное население, ленинградцы!» – из повести-воспоминания ветерана

В год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне Ia-centr.ru знакомит читателей с серией материалов из повести-воспоминания ветерана О. СОБОЛЕВА «Под Ленинградом в дни блокады».


Не с портфелями, а с винтовками в руках – из повести-воспоминания ветерана

Пятиглавый собор Петра и Павла давно превращён в наблюдательный пункт. Главный купол его так высоко поднят над Петергофом, что человек оттуда кажется ростом со спичечный коробок. У нас на большой высоте, в главной башне стоял телефон, но теперь дана команда, снять его оттуда. Я уже начал сматывать кабель, когда командир отделения Новиков, державший за ремень ящик с аппаратом, тихо свистнул и показал в узкую щель окна на Ленинград. Там всё дымилось, сверкало огнём. И до нас доносились, приглушённые расстоянием, рокочущие звуки. 

– Это что же они на город кидают?! – простонал Новиков – Там же мирное население, ленинградцы!  

Страшный был этот день – 8 сентября. Фашистские лётчики сбросили на город Ленина более шести тысяч бомб, главным образом зажигательных. 

Как иногда в человеческой голове могут переплетаться самые разные мысли. Вот только что я, вместе с Новиковым, душой переживал за судьбы ленинградцев. И вот я уже вспоминаю мамины рассказы, из которых следовало важное для меня понятие о том, что собор Петра и Павла для меня – самый родной из всех православных храмов. Я живо представил то, что говорила мама. Она говорила, как меня младенца окунали в этом соборе в купель, делая меня крещёным человеком. Когда мне исполнилось шесть лет, мама приводила меня сюда причащаться. Я хорошо запомнил маленькую комнатку, столик, покрытый бархатной скатертью и большой серебряный кубок, наполненный красным вином. Серьёзный священник произносил слова, из которых следовало, что причащаясь, мы получаем кровь Христа и его тело. Тут он черпал золотой ложечкой вино из кубка, подносил губам и давал выпить. Вкуснее, чем это вино, я никогда, ничего не пробовал. Христовом телом служила просфора – кусочек, особым образом приготовленный из теста. Мне вспоминается распятие Христа, на которое все крестились, входя в храм. Вспоминается потрясающей силы бас дьякона Юдина, слушать которого шли верующие и атеисты. 

- Ну, ты чего, уснул, - послышался голос Новикова. Я вздрогнул от эго окрика, который вернул меня к тяжёлой действительности. Теперь я подумал, что связь мы здесь снимаем не просто так, а потому, что, может быть, нам придётся оставить родной город.              

Враг находился теперь значительно восточнее Петергофа. Прорвав оборону наших войск между Ропшей и Красным Селом, гитлеровцы начали движение на Урицк. 

В эти дни судьба Ленинграда особенно беспокоила Генеральный штаб и самого Сталина, который дал срочное задание генералу армии Жукову вылететь в Ленинград и разобраться с делами фронта. 

Если бы за все четыре года войны Жуков больше ничего не сделал для разгрома гитлеровцев, а только спас Ленинград, то и тогда ему была бы уготована вечная слава. 

Прилетев в Ленинград, Жуков застал Военный Совет фронта за обсуждением вопроса, какие военные и промышленные объекты должны быть взорваны, если город придётся сдать врагу. Решение этого вопроса как бы подтверждало оборонительную тактику руководителей фронта. Враг уже полностью блокировал Ленинград и считал его захват делом решённым. Переломить эту тенденцию и должен был Жуков. Его железный приказ - мобилизовать все возможные силы и ресурсы, имеющиеся в городе, для укрепления фронта, сразу вступил в силу. Приказ требовал повсеместно атаковать и контратаковать любыми силами врага, который был измотан нашими контратаками и сел в оборону до января 1944 года. Переоценить значение этого факта невозможно, потому что падение Ленинграда могло решить исход войны в пользу захватчиков. Об этом в военной исторической литературе можно найти совершенно определённые высказывания как советских, так и немецких генералов. Что конкретно за этим стоит?

Ответить на этот вопрос необходимо. По гитлеровскому плану Барбаросса группа армий «Север» должна была просто стереть Ленинград с лица земли, а территорию передать Финляндии. После этого её задачей было продвижение в сторону Москвы, чтобы охватить её с севера и востока и тем самым помочь группе армий «Центр» взять советскую столицу. План этот провалился, благодаря стойкости ленинградцев, героическим усилиям сухопутных войск фронта и моряков Балтийского флота. 13 сентября немцы предприняли безуспешную попытку прорваться к Ленинграду с юга. Когда им это не удалось, нанесли удар по нашим ослабленным частям между Урицком и Стрельной и вышли здесь к побережью Финского залива. Наши два истребительных батальона – 78-й и 79-й переведены на восточные окраины Петергофа и находились во второй линии обороны. 

На душе у бойцов и командиров тревожно. Больше всего томит неизвестность. Каждый чувствует, что столкновение близко.


Продолжение серии материалов следует...

Поделиться: