Таджикистан. Уроки прошлого.

Дата:
Автор: ИАЦ МГУ
В пятницу 27 июня весь Таджикистан уже в одиннадцатый раз отметит день Национального единства и согласия. В 1997 году президент Э. Рахмон и лидер ОТО С. А. Нури подписали в Москве историческое соглашение о мире. Какие выводы сделало за эти годы таджикское общество? Как сегодня оценивают пройденный путь люди, участвовавшие в тех переговорах? Существует ли сегодня угроза миру, стабильности в нашей стране? Корреспондент "АП" обратился за комментариями к активным участникам тех событий. Таджикистан. Уроки прошлого.

В пятницу 27 июня весь Таджикистан уже в одиннадцатый раз отметит день Национального единства и согласия. В 1997 году президент Э. Рахмон и лидер ОТО С. А. Нури подписали в Москве историческое соглашение о мире. Какие выводы сделало за эти годы таджикское общество? Как сегодня оценивают пройденный путь люди, участвовавшие в тех переговорах? Существует ли сегодня угроза миру, стабильности в нашей стране? Корреспондент "АП" обратился за комментариями к активным участникам тех событий. Абдулмаджид ДОСТИЕВ, Чрезвычайный и Полномочный Посол РТ в России, экс-заместитель председателя Комиссии по национальному примирению: - Как бы Вы оценили сегодня, спустя 11 лет после подписания Соглашения о мире, это событие? - Я всегда говорил, что мы использовали все возможности переговорного процесса и нашли единственно верный способ остановить войну. - Как Вы считаете, были ли выполнены его условия в полной мере? - Полностью были выполнены. Во время переговорного процесса были некоторые противоречия, но они не были определяющими. Все решалось на основе консенсуса. Все члены Комиссии по национальному примирению, по 13 человек с каждой из сторон, были на равных позициях, и если кто-то один не соглашался, то мы все пытались найти другой способ решения проблемы. В конце концов, мы его нашли, иначе нам никогда не удалось бы разоружить участников противостояния. Без этого никогда не встали бы боевики оппозиции вместе со своими недавними противниками, с которыми они сражались насмерть, в один ряд, когда возникла такая необходимость. А они ставили свое оружие в одну пирамиду, жили в одной казарме, и, самое главное, они вместе сражались против мятежников. - Как Вы считаете, какие ошибки были допущены сторонами, подписавшими документ? - Я не считаю, что стороны допустили какие-то серьезные ошибки. Да даже если бы они и были, самое главное - что мир был достигнут! Таджики показали всему миру, что есть иной способ решения конфликтов. - Что бы вы лично изменили в этом Соглашении сейчас? - Ничего. Поблагодарил бы разработчиков этого соглашения, отстоявших его и сумевших понять чаяния сторон. - Последняя амнистия, прошедшая в прошлом году, фактически не распространялась на бывших участников войны, хотя формально включала эту категорию. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию? - Первая амнистия бывших участников гражданской войны была объявлена еще 1 августа 1997 года. Во время заседания КНП в Москве, накануне этого была достигнута договоренность о том, что будут освобождены все, кто совершал преступления до 1 августа 1997 года. Комиссией по национальному примирению был представлен список из более чем 5 тысяч человек, и все кто там фигурировал, вскоре были освобождены. После этого амнистию объявляли еще два раза. Но основополагающим фактором, я считаю, что в подписанном соглашении была указана точная дата на момент совершения преступлений - 1 августа 1997 года. Хотя я допускаю, что не все, кто подпадал под эту категорию вышли на свободу. Возможно, КНП не учла всех. Причины могли быть разными, например, люди, находясь в бегах на момент объявления первой амнистии, не предоставили своих документов и впоследствии не были учтены. Но это единичные случаи. Подавляющее большинство все-таки получили свободу. Те же, кто по привычке после 1 августа 1997 года совершали преступления, были привлечены к судебной ответственности. - Вы лично поддерживаете инициативу некоторых политиков, которые предлагали полностью амнистировать бывших участников гражданской войны, в том числе и уничтожить их уголовные дела? - Акт амнистии - это нормальное и гуманное явление в любом обществе. И по мере возможности государство должно это делать для преступивших когда-то закон. Конечно, при этом необходимо учитывать характер и степень опасности для общества. Однако, по-моему, бесконечные акты амнистии по отношению к участникам гражданской войны, не логичны. Представьте, что постоянно амнистируются люди, взявшие оружие, чтобы направить друг на друга. Тогда в каком положении те, кто не делает этого? А для достижения мира в отношении участников гражданской войны (оппозиционной части), как я отметил, уже неоднократно были приняты акты амнистии. Теперь государство должно принимать акты одинаково по отношению ко всем своим гражданам. А то выходит, что те, кто однажды убивал друг друга, получают привилегию на всю жизнь. Я с этим не согласен. Амнистия предполагает освобождение от наказания, но без снятия судимости за совершенные преступления. Почему? Я думаю, еще слишком рано. Во время консультативного раунда в Тегеране мы договорились, что не будем искать виноватых, в конце концов, мы все несли долю ответственности. Все взрослое население Таджикистана - те, кто был у власти, кто боролся за власть, и даже те, кто был сторонним наблюдателем. Мы должны были смыть это клеймо, как можно быстрее остановить войну. А виновность сторон оставим суду истории и времени. После этого переговоры шли в более доверительной атмосфере. Но у нас все еще осталась ответственность перед будущими поколениями таджикистанцев. Историю нельзя просто удалить, как папки с документами. Факт гражданской войны как уничтожишь? А, следовательно, и факты ее возникновения, и документы о движущих силах, в том числе и уголовные дела. Мы не имеем на это права. Если провести аналогию, например, с событиями 30-х годов прошлого века, когда пострадали тысячи человек, то уголовные дела, оставшиеся в архивах, помогли впоследствии оценить все эти события и полностью реабилитировать очень многих жертв репрессий. Для этого понадобилось время, и новое поколение, которое смогло оценить все беспристрастно и бескорыстно. Нам еще предстоит изучить, переосмыслить эту войну, понять ее причины, и извлечь из этого урок в полной мере. Уничтожение уголовных дел, документальных свидетельств наших ошибок или "героизма", не позволит его величеству времени их оценить. Это означает добровольный отказ от возможности изучить и проанализировать произошедшее, а также лишает и возможной реабилитации безвинно пострадавших. Это слишком большая ответственность. - В этом году в нашей стране произошло уже несколько серьезных событий, таких как операция в Кулябе и Гарме, последние митинги в Хороге. Как вы прокомментируете их? - События в Хороге в какой-то степени говорят, что мы подошли к более высокому уровню социальной активности, когда люди, если чем-то недовольны, могут выйти на улицы и прямо заявить об этом. И это тоже заслуга нашей власти. Ведь мы все помним времена, когда исчезали родные и близкие, а люди не знали к кому идти и просить защиты. А сегодня они идут за этим именно к власти, потому что доверяют ей. На Памире граница требует усиленного внимания государства, ведь именно здесь сильна угроза наркотрафика, что дает возможность недобросовестным голосам по всему миру охаивать Таджикистан, обвиняя в пособничестве международному наркобизнесу. Появилась возможность укрепления границы, для этого направлены войска, чтобы люди чувствовали себя увереннее и безопаснее, а не носили незаслуженное клеймо наркодельцов. Опасность же в укреплении границы видит кучка тех, кто правит "наркотический бал", кому была очень выгодна слабость охраны границы и недостатки в соблюдении законов. Насчет Куляба. Меня радует, что у руководства страны появилась, наконец, возможность навести порядок в стране. Власть должна бороться с теми, кто занимается незаконной деятельностью, не сложил вовремя оружие, а тем более воспользовался им. - Что угрожает миру в Таджикистане сейчас? - Эта угроза сохраняется всегда и во всех обществах и странах. Наша историческая ошибка должна стать нам горьким уроком на все будущие поколения. Правительство, которое не может предотвратить гражданскую войну, - само совершает преступление. Для того, чтобы не допустить повторения истории, нужно приложить максимум усилий, чем и занимается сейчас власть. И одно из главных условий - справедливая социальная политика, как основа политической стабильности. Все общество должно почувствовать преимущества суверенитета и стабильности, а не его отдельные представители. Давлат УСМОН, старший научный сотрудник Института философии АН РТ, один из бывших лидеров ОТО: - Как бы Вы оценили сегодня, спустя 11 лет после подписания Соглашения о мире, это событие? - Бесспорно, самый большой успех это то, что в Таджикистане есть мир и спокойствие, несмотря на некоторые недостатки, которые были допущены во время переговорного процесса. - Какие именно ошибки вы имеете в виду? - Со стороны оппозиции не была полностью реализована возможность сохранить доверие общества через предоставленные возможности по квоте. Оппозиционеры не смогли предложить нужные кадры, и момент был упущен. Правительство, в свою очередь не выполнило в полной мере условия соглашения, как, в принципе, поступает любая власть, которая по определению не очень стремится к разделению своих полномочий. В результате уровень единства и согласия, которого мы могли бы достичь, был в меньшей степени. - Как вы считаете, были ли выполнены условия Соглашения в полной мере? - К сожалению, нет. Особенно в части установления полного доверия между сторонами: учитывая все тонкости по реабилитации участников противостояния. - Что бы вы лично изменили в этом соглашении сейчас? - Я думаю, обратил бы более пристальное внимание на гарантии сторон по выполнению пунктов соглашения. Так же, как и на механизмы реализации всех его пунктов. - Последняя амнистия, прошедшая в прошлом году, фактически не распространялась на бывших участников войны, однако формально включала эту категорию. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию? - Я считаю, что эта инициатива достойна того, чтобы ее поддержать. Иногда интересы общества стоят превыше всего, а освобождение и окончательное прощение людям их ошибок соответствуют этим интересам. - В этом году произошло уже несколько серьезных событий, таких как операция в Кулябе и Гарме, последние митинги в Хороге. Как вы прокомментируете их? - Если мы стремимся к демократии, то такое выражение гражданской позиции как митинг должен восприниматься адекватно. Борьба за свои права политическими методами - это нормально в демократическом обществе. Власть должна это понимать. По поводу событий в Кулябе и Гарме, я считаю, что подоплека этого лежит в большей степени в социальном характере, нежели в криминальном. - Считаете ли вы, что миру в Таджикистане что-либо угрожает? - Руководство страны имеет большой опыт по установлению и сохранению мира. Я думаю, что и впредь оно будет справляться с этими задачами. 26.06.2008 Подготовила Парвина ХАМИДОВА

Азия-плюс

Поделиться: