Пакистано-афганские отношения при талибах: вызовы и возможности

Дата:
Автор: ИАЦ МГУ
#Пакистан называют одним из главных бенефициаров установления режима талибов в #Афганистан'е. Однако, спустя полгода после прихода движения «Талибан»* (запрещено в РФ) к власти, ряд проблем в пакистано-афганских отношениях остается. Одним из таких спорных вопросов является ситуация на границе между Пакистаном и Афганистаном. Пойдут ли талибы навстречу, казалось бы, дружественному для них режиму – разбираются эксперты из Университета мировой экономики и дипломатии (г. Ташкент) Ильдар Якубов и Умарбек Нуриддинов.
Пакистано-афганские отношения при талибах: вызовы и возможности

Пакистано-афганские отношения при талибах: вызовы и возможности

Приход талибов к власти в Афганистане в 2021 году оказал существенное влияние на региональную безопасность и баланс сил в Южной Азии. Одним из основных бенефициаров подписания мирного соглашения между США и движением «Талибан»* называют и Пакистан.

Формально цели Исламабада в афганском конфликте можно условно разделить на геополитические (геостратегические) и геоэкономические. В первую очередь, для Пакистана было важно установление лояльного себе правительства в Кабуле – во избежании антипакистанского/проиндийского вектора Афганистана, который наблюдался в период правительства Х.Карзая и А.Гани.

Геоэкономические интересы Пакистана – в получении прямого доступа в страны Центральной Азии, богатые энергоресурсами и являющиеся частью исламского мира.

С одной стороны, Исламабад выигрывает от установления режима талибов в Афганистане. Пакистан смог преподнести себя для американцев как ключевого посредника в переговорном процессе по Афганистану и на этом заработать. Так, в течение 2019–2020 финансового года Соединенные Штаты снова стали крупнейшим донором Пакистана.

С другой стороны, в глазах талибов Исламабад сыграл огромную роль в продвижении переговорного процесса. В итоге в Пакистане с ликованием встретили полный вывод иностранных сил из Афганистана и приход к власти движения «Талибан*.

Третий положительный момент для пакистанской стороны, это новая роль Афганистана в регионе, где Пакистан и Центральную Азию могут соединить трансафганские маршруты. Реализация транспортных коридоров с Центральной Азией через Афганистан, о чём Пакистан грезит с момента распада СССР, в полной степени отвечает его геоэкономическим интересам.

Однако не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Отношения Пакистана и Афганистана омрачены двумя нерешёнными проблемами. В первую очередь, это вопрос Линии Дюранда, разделяющей две страны, но непризнанной в Афганистане в качестве государственной.

Вторая проблема – позиция талибов и пакистанцев по отношению к террористической организации Техрик-е Талибан Пакистан*(ТТП – запрещена в РФ), оказывающей значительное влияние на стабильность Пакистана.

Возрождение Техрик-е Талибан Пакистан*

ТТП* появилась в 2007 году и поставила перед собой целью установление в Пакистане собственной версии исламского государства. В отличие от афганских талибов, задачей ТТП* изначально был захват власти в Исламабаде, а не в Кабуле.

С начала 2000-х Пакистан стал жертвой террористических атак ТТП*. В период с 2010 по 2020 гг. подавляющее большинство атак, связанных с ТТП, произошло в области, которая до 2018 года называлась «зоной племен», а сегодня является частью провинции Хайбер-Пахтунхва. В целом, провинция Хайбер-Пантунхва в этот период стала центром террористической активности ТТП*. Для сравнения, в провинции Синд произошло 108 терактов, в Белуджистане – 98 из общего числа 1780 террористических атак. Город Пешавар, столица провинции Хайбер-Пахтунхва, пережил самый высокий уровень атак ТТП*, по сравнению с другими районами.

Однако это десятилетие террористической активности ТТП* было неравномерным. После спада террористической активности в 2020 году ТТП* совершила 120 атак, 26 из которых приходится на июль месяц. На переговорах в 2020 году представители ТТП* обратились с просьбой к пакистанскому руководству о предоставлении им в пользование автономного района в провинции Хайбер-Пахтунхва.

За 2021 год наблюдался рост жертв среди сотрудников служб безопасности Пакистана – почти на 40% . К примеру, в апреле 2021 года ТТП* был организован теракт в Кветте, в результате которого погибли 15 человек. Террористы были нацелены на то, чтобы убить посла КНР в Пакистане. В мае 2021 года был зафиксирован ещё один теракт с их участием, направленный против граждан КНР.

Техрик-е Талибан Пакистан* имеет собственные связи с движением «Талибан»* в Афганистане. Ещё до их прихода к власти ТТП* развивала связи с той частью афганских талибов, которых принято обозначать как «сеть Хаккани». Согласно отчету ООН, в ТТП* насчитывается от 4000 до 10000 боевиков. Сотрудничество с сетью Хаккани включало в себя предоставление членам ТТП* возможности скрываться на подконтрольных ей территориях восточного Афганистана. Исламабад не устраивает подобное развитие событий – из-за понятного опасения усиления влияния ТТП* в стране.

Касательно поддержки, оказанной ТТП* талибам, – это явление новое, причём неожиданное, так как предполагалось, что в антипакистанской активности ТТП* более всего было заинтересовано свергнутое правительство А.Гани.

Однако после прихода к власти движения «Талибан»* в Афганистане, талибы освободили из тюрем около 2300 членов ТТП*, в частности, на свободу вышел заместитель эмира Маулви Факир Мохаммад. Позиции ТТП* окрепли, и сама организация может стать ключевым союзником афганских талибов.

Техрик-е Талибан Пакистан*, возможно, будет инструментом и рычагом давления на Пакистан в решении ключевых вопросов.

Афганские талибы способствовали проведению переговоров между Пакистаном и ТТП*, чтобы выявить, чего хотят обе стороны и как они видят будущее развитие отношений. Министр внутренних дел правительства талибов, Сираджуддин Хаккани, и его дядя Халил, министр по делам беженцев, были влиятельными фигурами в переговорном процессе.

Значительным событием стало то, что Пакистан освободил более 90 членов ТТП*. Однако это не помогло успеху переговорного процесса. Позиция афганских талибов заключается в том, что Техрик-е Талибан Пакистан* – это проблема Пакистана, а не Афганистана, и решать ее должны Исламабад и ТТП*, а не движение «Талибан»*, которое ограничивается только посредническими услугами.

Техрик-е Талибан Пакистан* представляет собой актуальную угрозу национальной безопасности Пакистана и его государственному устройству. Переговоры, возможно, не принесут успеха, а компромиссное урегулирование окажется невозможным.

С одной стороны, Пакистан не может принять требований ТТП* относительно их автономии, уже имея негативный опыт в недавнем прошлом с другими группировками. Равно, как и не может принять взгляды ТТП* на политическую систему и общественное устройство пакистанского государства.

С другой стороны, едва ли ТТП* пойдет на уступки. Таким образом, несмотря на установление дружественного в целом Пакистану режима в Кабуле, Исламабад сталкивается с проблемами экстремизма и терроризма со стороны сил в Афганистане. Техрик-е Талибан Пакистан* не отказывается от Исламабада как конечной цели своей деятельности, и, очевидно, будет продолжать представлять угрозу Пакистану, которому необходимо будет продолжать быть вовлеченным в борьбу с терроризмом, исходящим с афганской территории.

Линия Дюранда как очаг напряженности

Линия Дюранда – непризнанная афганской стороной граница с Пакистаном – досталась двум государствам в наследство от Британской Индии.

Как известно, Линия Дюранда была демаркационной линией, проведенной британским администратором сэром Генри Мортимером Дюрандом в пакте с афганским эмиром Абдур Рахман-ханом в 1893 году.

С тех пор, как в 1947 году на карте мира появилось такое государство, как Пакистан, Линия Дюранда не была признана ни одним режимом в Афганистане. Даже в период первого прихода движения «Талибан* к власти, проблема пакистано-афганской границы оставалась открытой и наиболее болезненной в отношениях двух стран.

В марте 2017 года Пакистан начал строить пограничные ограждения, разделяющие две страны с целью прекращения атак на пакистанскую территорию. Так, Исламабад пытался в одностороннем порядке решить проблему границы.

Активность Пакистана на границе должна была позволить отслеживать перемещение лиц из одной страны в другую. В долгосрочной перспективе Пакистан реализовывал стратегическую цель – покончить с идеей Великого Пуштунистана, представляющей угрозу пакистанскому обществу.

Надежды Пакистана на урегулирование проблемы Линии Дюранда не оправдались. Сразу после прихода к власти в Кабуле, официальный представитель талибов Забиулла Муджахид отметил, что пограничные ограждения разделили людей и семьи, а также подчеркнул необходимость создания условий, при которых не останется нужды для сооружения укреплений. Это заявление полностью соответствует политике талибов первого периода их правления.

Талибы пытаются остановить продолжение строительства пограничных сооружений и разрушить уже построенные. Для этого они прибегают ко всем доступным средствам. В конце декабря 2021 года талибы сломали ограждения на некоторых участках между двумя странами. В декабре 2021 – январе 2022 гг. произошли крупные столкновения с применением артиллерии между талибами и пакистанской армией вдоль Линии Дюранда.

Пакистанская сторона стремится не обострять отношений. По этому поводу министр иностранных дел Пакистана сделал официальное заявление, согласно которому вопрос должен решаться дипломатическим путем на уровне через правительства сторон. Практическим воплощением прозвучавших заявлений стало создание пограничного комитета, на который была возложена ответственность контролировать вопросы, касающиеся пересечения границ.

Важно здесь отметить, что несмотря на угрожающую активность на границе, отношения с Пакистаном слишком важны для афганских талибов, так же, как и вопрос международного признания, хотя бы частичного, их правительства.

Заключение

Нынешняя ситуация, сложившаяся в пакистано-афганских отношениях, указывает на то, что победа движения «Талибан»* в Афганистане принесла как возможности, так и вызовы для Пакистана.

В целом нельзя утверждать, что с приходом талибов к власти проблем у Пакистана стало больше. Наоборот, пакистано-афганские отношения сейчас, безусловно, на подъеме, основой которого является дружественная Исламабаду природа движения «Талибан»*, тесные формальные и неформальные межгосударственные связи.

Несмотря на все реальные противоречия, талибы не могут и не будут разрывать связи с Пакистаном, который поддерживал их десятилетиями. Однако они не пойдут на уступки в вопросе границы и, как представляется, могут использовать в качестве инструмента своего влияния как раз Техрик-е Талибан Пакистан*.

Авторы: Якубов Ильдар Харрасович, кандидат политических наук, заведующий кафедрой «Прикладной анализ международных проблем» Университета мировой экономики и дипломатии (г.Ташкент), эксперт по международным отношениям и международной безопасности;

Нуриддинов Умарбек – студент 4 курса факультета «Международные отношения» Университета мировой экономики и дипломатии (г.Ташкент)

Поделиться: