Как эвакуация в годы ВОВ заложила основы промышленности Узбекистана?

Дата:
Автор: ИАЦ МГУ
Как эвакуация в годы ВОВ заложила основы промышленности Узбекистана?

Представляем вниманию читателей серию работ из Сборника материалов международной научной конференции, посвящённой 75-летию Великой Победы «Эшелоны идут на Восток. Эвакуация в Узбекистан в годы Великой Отечественной войны».


В условиях начавшейся эвакуации не менее сложным делом являлась не только сама эвакуация, т.е. вывоз заводов и фабрик из опасной зоны, но также их размещение на новых местах, но главное быстрый ввод в действие этих предприятий. От этого в решающей степени зависело скорейшее обеспечение армии всем необходимым. Поэтому размещение и быстрое восстановление эвакуированных предприятий находились под непосредственным контролем партийных и советских органов на местах. Общий контроль за эвакуацией промышленности осуществляла образованная в июне 1941г. при Совете по эвакуации группа инспекторов. Решением Политбюро ЦК ВКП(б), принятым в октябре 1941г., контроль за ходом и пуском эвакуированных предприятий был возложен на заместителя Председателя СНК СССР Н.А. Вознесенского, который представлял в г. Куйбышеве правительство. Одновременно Секретарю ЦК партии А.А. Андрееву, находившемуся там же с частью аппарата ЦК, представлялось право давать распоряжения обкомам Поволжья, Урала, Сибири, Казахстана и Средней Азии по вопросам организации работы эвакуированных в эти области предприятий [1]. 

Одновременно с этим в конце октября 1941 г. СНК СССР принял специальное постановление «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан», а 9 ноября того же года ГКО утвердил графики восстановления эвакуированных заводов оборонной промышленности.

Исходя из этого графика ЦК КП(б)Уз уделял особое внимание размещению и быстрейшему вводу в действие эвакуированных предприятий, которые, согласно решению V пленума ЦК КП(б)Уз, должны были наладить производство таких видов вооружения, как самолёты, танки, бронепоезда, орудийные передки, а также резко увеличит выпуск минометов, гранат,противотанковых мин, авиационных бомб, артиллерийских снарядов, боеприпасов и т. д. [2]. Этим вопросам исключительной важности занималась специальная партийно-правительственная комиссия во главе с первым секретарем ЦК КП(б) Узбекистана У. Юсуповым.

Для эвакуированных предприятий были выделены большие производственные площади, предоставлены стройматериалы и транспортные средства. Общий объём капиталовложений, связанных с восстановлением эвакуированных предприятий, составил по Узбекской ССР 450 млн. руб. [3].

Партийные организации Узбекистана, куда прибывали эвакуированные предприятия, работали с огромным напряжением. Под их руководством создавались республиканские и областные партийно-советские комиссии по учёту и размещению эвакуированных предприятий. Наряду с Уралом и Сибирью большое количество предприятий вывезли и в республики Средней Азии и в Казахстан. Из общего количества эвакуированных в годы войны промышленных предприятий в республики Средней Азии и в Казахстан были переброшены более 300 крупных заводов и фабрик. Из этого количества около 140 разместили в Казахстане, 104 в Узбекистане, остальные в других республиках Средней Азии. Такое размещение объяснялось тем, что в Киргизии, Таджикистане и Туркмении производственные возможности для приёма и скорейшего пуска эвакуированных предприятий были всё же меньше, чем в Узбекистане, хотя надо учесть, что определённая промышленная база в военные годы и в этих республиках была создана. И всё же значительную часть эвакуированных предприятий в эти годы вывезли в Узбекистан.

Большинство прибывших в Узбекистан предприятий размещались, как правило, в её столице. Это обстоятельство возлагало на Ташкентскую партийную организацию большую ответственность по приёму, налаживанию и быстрейшему пуску этих предприятий [4]. Срок восстановления этих предприятий, как правило, не превышал двух месяцев. Эта работа требовала огромных усилий со стороны партийных и советских организаций, их высокую мобилизацию и дисциплину. С повестки дня работы партийных организаций не сходили вопросы, связанные с восстановлением эвакуированных предприятий, выполнения графика их пуска и т.д. Местным органам приходилось преодолевать на первых порах большие трудности в этой работе. Организационные трудности нарастали ежедневно, они усугублялись и другими сложностями. Необходимо было срочно изыскивать производственные площади для размещения прибывающих предприятий. 

За короткое время в республике было подготовлено для их размещения 400 тыс. кв. м., а также заново было построено 200 тыс. кв. м производственных площадей [5]. К примеру, для восстановления и пуска только одного завода “Ростсельмаш”, эвакуированного в Узбекистан, заново были построены цехи площадью 11500 кв. м и дополнительно приспособлены 11000 кв. м имевшихся помещений. Оборудование этого завода поступало в республику в 420 вагонах, оно было быстро установлено. В результате этот крупнейший завод страны возобновил выпуск продукции на полную мощность уже через два с половиной месяца [6]. Однако этому фактору предшествовала большая организаторская работа, проведённая партийными и советскими организациями республики. 

В ходе восстановления и пуска этого предприятия пришлось преодолеть ряд серьёзных трудностей. Дело в том, что в ходе эвакуации оборудование этого завода прибывало в республику не одновременно, оно оказалось разбросанным в пути следования или застряло на промежуточных станциях. А без получения всего комплекта оборудования практически невозможно в установленные сроки восстановить в полном объёме это предприятие. Поэтому партийные и советские организации республики предпринимали все необходимые меры, чтобы оборудование было доставлено в республику своевременно. В частности, в начале ноября 1941 г. партийные и советские органы Узбекистана обратились к соответствующим организациям Азербайджана с просьбой ускорить отгрузку в Ташкент оборудования “Ростсельмаш”, находившегося в процессе эвакуации на складах Баку. Общими усилиями партийных организаций двух советских республик вопрос о скорейшем восстановлении и пуске этого предприятия был решён. [7] В процессе восстановления эвакуированных предприятий в республике аналогичные факты встречались и позже. Тесный контакт партийных организаций республики с коллективом Ростсельмаша, взаимопомощь, общая заинтересованность в скорейшем пуске предприятия способствовали быстрому пуску этого завода. В конце декабря 1941 г., выступая перед коллективом завода “Ростсельмаш”, бывший первым в те годы секретарём ЦК КП(б) Узбекистана У. Юсупов отмечал: “Необходимо, прежде всего, покончить с настроением эвакуации, давайте будем считать эвакуацию прошлым делом, давайте будем считать, вы были ростовчанами, а теперь стали уже ташкентцами. Это не значит, что ростовский завод не будет существовать как Ростовский... Завод должен работать на полную мощность”. [8] 

Партийная организация, опиралась на весь коллектив завода, мобилизовав одновременно и усилия трудящихся республики, сумела преодолеть трудности в ходе восстановления этого предприятия и добиться быстрейшего его пуска. Подобных примеров в практике деятельности партийных и советских организаций Узбекистана и других среднеазиатских республик тех дней было много. Это способствовало тому, что эвакуированные заводы строились и оборудовались значительно быстрее, чем до войны. За пять месяцев были почти заново отстроены основные заводские корпуса и смонтировано оборудование крупнейшего завода “Электрокабель”, завод “Красный Аксай” (“Узбексельмаш”) начал выпускать продукцию через 29 дней после прибытия в Ташкент. [9] В условиях эвакуации стала наглядно проявляться ещё одна важная особенность, характеризующая интернационализацию производственных отношений. По инициативе партийных организаций была осуществлена кооперация “Ростсельмаш” более чем с 20 предприятиями республики по производству отдельных видов продукции. 

Аналогичная работа проводилась и с другими предприятиями, эвакуированными в республику. [10] Решением ГКО в октябре 1941 г. в Ташкент был эвакуирован крупный авиационный завод им. Чкалова. В ходе эвакуации этого предприятия из Москвы было отправлено в Узбекистан почти тысяча вагонов с оборудованием завода и около 5 тысяч рабочих специалистов. Это оборудование почти полностью было вывезено в Ташкент. Учитывая исключительную важность скорейшего восстановления этого авиационного завода и налаживания выпуска самолётов, партийно-советские организации Узбекистана самым активным образом включались в эту работу, взяв под ежечасный контроль все участки работы по его восстановлению. Как правило, один из секретарей ЦК КП(б) Узбекистана каждый день по несколько раз бывал на заводе, оказывая необходимую помощь на месте. В результате уже к началу января 1942г. были пущены все основные цеха завода, январская программа, рассчитанная на выпуск 8 самолётов, была выполнена со значительным опережением графика. [11] 

Быстрейшее налаживание этого производства давало возможность увеличивать выпуск самолётов. В конце февраля Государственным Комитетом Обороны было принято решение об увеличении программы завода по выпуску дополнительно в июне ещё 2-х самолётов. Уже в марте 1942г. завод значительно увеличил выпуск самолётов - два сверх программы 30 боевых машин. За рекордно короткий срок, в течение месяца был смонтирован гидропресс, обеспечение энергией было доведено до 100%. Следует отметить, что в течение всего квартала авиационный завод работал исключительно на запасных материалах и готовых изделиях, вывезенных со старой базы, что свидетельствовало о всесторонней продуманности эвакуации этого предприятия. 

Усилиями партийных организаций успешно решалась и задача обеспечения завода необходимыми кадрами. В этих целях в декабре 1941. ЦК КП(б) и СНК Узбекистана приняли специальное постановление о подготовке квалифицированных рабочих кадров для этого завода. На самом заводе проходило обучение 1800 человек. К середине февраля 1942г. по инициативе ЦК КП(б) и СНК республики было мобилизовано для работы на заводе дополнительно ещё около 3 тысяч человек. В целом, к началу марта 1942 г. на эвакуированном, теперь уже на Ташкентском авиационном заводе работало более 9 тысяч человек, т.е. примерно столько, сколько работало на этом предприятии до эвакуации в Москве. Усилиями партийных и советских организаций оперативно решились вопросы по восстановлению и других промышленных предприятий, эвакуированных в республику. На базе ряда эвакуированных предприятий в самом Ташкенте создавались новые предприятия.

Таким образом, в результате размещение и восстановление эвакуированных промышленных предприятий Узбекистан уже в первом году войны начал давать фронту большое количество самолетов, авиабомб, деталей танков, парашютов и других видов вооружения и боеприпасов. Кроме этого, процесс эвакуации промышленности и его восстановление оказал большое влияние на рост промышленного производства в Узбекистане, на его индустриальное развитие, на создание в республике таких отраслей промышленности, которых до войны здесь не было. Все это привели к серьезным структурным изменениям в промышленности Узбекистана.

Курбанова Ш. (г. Ташкент, Республика Узбекистан)

Доклад: Деятельность республиканских организаций Узбекской ССР по приему и размещению эвакуированных промышленных предприятий

Примечание:

1. История Коммунистической партии Советского Союза..., Т.5. Кн1. – С. 293.

2. ЦГА РУз. Ф. 58. Оп. 17. Д. 29. ЛЛ. 138 – 150.

3. См. Очерки истории Коммунистической партии Узбекистана. – Т., «Узбекистан», 1974. – С. 427.

4. ЦГА РУз. Ф. 58. Оп. 17. Д. 29. ЛЛ. 187, 189; Д. 24. Л.1.

5. Развитие экономики и культуры Советского Узбекистана. – Ташкент, 1957. – С.111.

6. Воскобойников Э., Яковлев В. Организаторская и идеологическая работа Компартии Узбекистана в годы ВОВ... – С.32.

7. ЦГА РУз. Ф. 837. Оп. 32. Д. 2917. Л. 271. 8. ЦГА РУз. Ф. 58. Оп. 17. Д. 254. ЛЛ. 4, 5. 9. Воскобойников Э. и др. Указ. соч. – С. 32. 10. Калымбетов И. Указ. соч. С.46.

11. Партархив Узб. филиала ИМЛ. Ф. 58. Оп. 17. Д. 198. Л.107.

Поделиться: