Запад просит у России помощи в Афганистане: нужно ли это Москве?

Дата:
Автор: Геворг Мирзаян
#США и #Европа не понимают, как им выстраивать политику в отношении талибов* (Талибан – запрещен.организация) – новых де-факто владельцев #Афганистан'а. Поэтому надеются на то, что #Россия им поможет. Но насколько это нужно самой Москве – рассуждает доцент Финансового университета Геворг Мирзаян.
Запад просит у России помощи в Афганистане: нужно ли это Москве?

Афганский паралич

«Афганские борцы за свободу – моджахеды – ежедневно напоминают нам, что человеческий дух тверд и непоколебим, и что свободу нелегко украсть у людей, полных решимости защищать ее. Афганский народ пишет новую главу в истории свободы. Мы, американцы, приветствуем их великолепное мужество», – эти слова произнес 40-й президент США Рональд Рейган в 1984 году. Сейчас, 37 лет спустя, когда «Талибан*» изгнал интервентов, США отнюдь не приветствуют мужество талибов. Пережив, по словам Дональда Трампа, «величайшее военное унижение в истории США», американцы и их союзники никак не могут определиться – как им дальше сосуществовать с новыми афганскими властями. Признавать и начать сотрудничать, тем самым легитимировав все массовые нарушения прав человека и антидемократические процедуры, которые сейчас будут проходить в Афганистане? Или же игнорировать и изолировать – лишившись тем самым возможности влиять на политику этой страны?

Афганистан же является крупнейшим производителем наркотиков в мире, а также располагается возле границ враждебных США государств: Ирана и Китая.

Колебания, по всей видимости, со стороны американцев закончатся нескоро. Во-первых, потому, что власти, как это ни странно, искренне озабочены судьбами афганских женщин и перспективами тамошней демократии. Искренность эта проистекает отчасти из-за либерал-глобалистских воззрений администрации Байдена. Отчасти чувство связано с тем, что годы либеральной пропаганды привели к соответствующим запросам у американского общества и журналистов. Если почитать, например, интервью американского Национального публичного радио с представителем кабульского офиса «Талибана*» Мохаммадом Сухейлом Шахином, сделанное исходя из запросов американского населения, то значительная часть его посвящена не геополитическим и военным, а именно правозащитным вопросам.

Во-вторых, потому, что подход к «Талибану*» должен стать коллективным решением государств-членов НАТО или даже всего западного блока. «Нам нужна единая, насколько это возможно, позиция среди одинаково мыслящих государств для того, чтобы мы сделали все возможное для недопущения превращения Афганистана снова в рассадник террора», – заявил премьер-министр Великобритании Борис Джонсон.

Напомним, что Байден, в отличие от Трампа, не склонен принимать авторитарные решения за весь западный блок и выступает именно за коллективные решения – а значит и коллективное разделение ответственности. Учитывая неспособность европейских элит проявлять конструктивную инициативу, процесс коллективного решения может занять долгое время.

«Это реалии, и именно из этих реалий нужно исходить»

Западные СМИ пока бьют в колокола – на фоне паралича стран Запада другие великие державы действуют весьма резво. «В то время, как западные страны наращивают усилия по закрытию посольств и эвакуации граждан из Афганистана после падения Кабула в руки «Талибана*», Китай и Россия … могут быть среди первых стран, которые признают организацию в качестве руководства Афганистана», – пишет Forbes. Так, российское руководство (в отличие от американского) выступает с весьма взвешенной риторикой, и не учит афганцев жизни и демократии. «Нужно прекратить безответственную политику по навязыванию извне чьих-то сторонних ценностей, стремления строить в других странах демократии по чужим «лекалам», не учитывая ни исторические, ни национальные, ни религиозные особенности, полностью игнорируя традиции, по которым живут другие народы. Мы Афганистан знаем, знаем хорошо, убедились в том, как эта страна устроена и как контрпродуктивно пытаться навязывать ей непривычные формы государственного правления и общественной жизни», – заявил Владимир Путин.

При этом взвешенная риторика, по мнению Запада, исходит не только от российских властей. «Государственное агентство ТАСС на этой неделе в своих статьях о «Талибане*» заменило слово “террористы” на “радикалы”», – отмечает BBC.

Трезвость Москвы в отношении Афганистана объясняется весьма просто – традиционным для российской внешней политики реализмом. Для Москвы куда важнее не правозащитные дела в Афганистане, а недопущение проникновения радикалов в Центральную Азию и прекращение (или минимизация) афганского наркотрафика. Решать эти вопросы нужно с теми, кто управляет Афганистаном – то есть с талибами.

Москва выстраивает в отношение «Талибана*» двухвекторный подход. С одной стороны, смягчает риторику и пытается договориться на дипломатическом уровне, а с другой – укрепляет военно-политическое сотрудничество со странами Центральной Азии и проводит с ними совместные учения.

Естественно, некоторые западные журналисты и политики пытаются критиковать Москву за эту линию.

Так, решение российских властей сохранить посольство в Кабуле было встречено на Западе неоднозначно. «Россия отдает жизни своих дипломатов в руки талибов», – гласил заголовок в американской The Daily Beast, посвященной сохранению российского посольства в Афганистане.

Посредничество бывает разным

Тем не менее, российская стратегия уже дала плоды. Во-первых, талибы оценили российский подход и уже заявили, что готовы учитывать интересы Москвы. «Мы никому не позволим использовать территорию Афганистана для нападения на Россию или сопредельные страны. У нас очень хорошие отношения с Россией», – заявил Мохаммад Сухейл Шахин.

Во-вторых, талибы хотят воспользоваться российскими посредническими услугами. Еще недавно – для переговоров с Панджшером, а в будущем, вероятно, и для диалога с международным сообществом.

Наконец, в-третьих, о посредничестве Москвы уже заговорили и сами представители этого международного сообщества – интересно, что это британцы, уже много лет пытающиеся нивелировать российское внешнеполитическое влияние. Министр иностранных дел Соединенного Королевства Доминик Рааб заявил, что «как бы неудобно это ни было», но к решению афганских проблем придется подключить «страны, которые могут оказать умиротворяющее воздействие на ситуацию, например, Россию и Китай». С аналогичным предложением/просьбой выступил и его французский коллега Жан-Ив Ле Дриан. «Дело урегулирования требует выхода за пределы форматов G7 и НАТО, чтобы в инициативах могли участвовать Россия, Иран и Китай», – отметил министр.

Эти послания являются признанием очевидного факта: российская внешняя политика на афганском направлении оказалась даже не столько выигрышной, сколько реалистичной. Для США и ЕС помощь России действительно может стать выходом из паралича. Речь идет как о дипломатическом посредничестве на переговорах с «Талибан»*, так и о российской помощи американским прокси, брошенным американцами в Афганистане. Причем помощи как прямой, так и руками Таджикистана.

Однако готова ли Москва подключиться? Тем более на фоне такой риторики и таких отношений c США и Евросоюзом? Ведь Афганистан – это одна из немногих тем российско-западных отношений, где нашим партнерам от нас нужна существенная помощь.

Несмотря на все возможные обещания, российский МИД относится сотрудничеству по Афганистану критически – просто потому, что не существует соответствующих механизмов, в рамках которых можно было бы наладить взаимодействие. Альянс разрушил все форматы сотрудничества, в том числе по афганскому вопросу. «Цену за эту геополитическую игру, ничего общего не имеющею с интересами безопасности, в итоге пришлось заплатить афганцам, – пояснил замминистра иностранных дел РФ Александр Грушко. – В 2014 году НАТО отказалось от всяких контактов с нами по военной линии. А как можно без военных обсуждать вопросы, касающиеся безопасности, тот же Афганистан?». По всей видимости, министр намекает, что взаимодействие по принципу «шведского стола» не получится, и если Альянс хочет сотрудничать, то он должен восстановит общие механизмы сотрудничества и диалога. Восстановить и тем самым признать, что дипломатическая изоляция России провалилась.

Сотрудничество с Западомда или нет?

Скепсис российских властей связан и с тем, что сотрудничество с НАТО по Афганистану и Центральной Азии в целом может выйти России «боком». Так, по данным The Wall StreetJournal, Владимир Путин на встрече с Джозефом Байденом в Женеве наложил табу на размещение американских баз в Центральной Азии, которые могли бы значительно упростить вывод войск США из Афганистана. Позиция Кремля «показывает, что Москва пытается сохранить Центральную Азию как свою сферу влияния вместо того, чтобы расширить сотрудничество с новым американским президентом по решению афганских проблем», – цитирует издание слова нынешних и бывших американских чиновников.

По словам Дмитрия Пескова, никто из стран-членов ОДКБ не собирается вмешиваться во внутриафганские разборки. С другой стороны, Кремль никогда в принципе не отказывался от взаимодействия с Западом по афганским вопросам. Особенно, если партнеры готовы к настоящему взаимодействию, итогом которого может быть стабилизация Афганистана, соответствующая российским национальным интересам. И если Запад будет готов к такому сотрудничеству, то в Москве, вероятно, рассмотрят подобные предложения. Как и варианты «оплаты» за ту помощь, которая Россия предоставит странам Запада для частичного нивелирования их крупнейшего если не военного (тут Трамп, вероятно, не совсем прав), то уж точно внешнеполитического поражения.

Поделиться:

Яндекс.Метрика