Дата:
Автор: Геворг Мирзаян
Глобальное управление в стопе: поле сражения – Совбез ООН

О причинах паралича институтов глобального управления, а также о борьбе США против китайской «мягкой силы» рассуждает доцент Финансового Университета Геворг Мирзаян.

Мировая пандемия коронавируса не только привела к гибели тысяч людей и триллионным потерям в мировой экономике – она подсветила, а иногда даже и вскрыла ряд серьезных проблем в нынешнем мироустройстве. Одна из них – торжество национального эгоизма и тотальная неспособность стран мира бороться с угрозами сообща, через институты глобального управления (G20, а также Совета Безопасности ООН). 

Общие слова, разные дела

Так, если посмотреть на своего рода «Совет директоров многополярного мира» (G20) – 21 мартовский саммит стран Большой двадцатки, то перед его участниками стояли весьма серьезные задачи. Во-первых, организация коллективной борьбы с коронавирусом – ведь, как верно отметил посол Ирана в России Казем Джалали, «если эпидемию не удастся победить в одной отдельно взятой стране, то ни одно другое государство не сможет чувствовать себя в безопасности». Во-вторых – и это, наверное, самое главное ­– выработка мер по поддержке мировой экономики, поскольку уже сейчас нужно понимать, как мир будет жить и восстанавливаться после пандемии.

Владимир Путин уверен, что «текущие проблемы, связанные с пандемией нового коронавируса, обернутся более масштабными потрясениями, чем финансовый кризис 2008-2009 годов». Даже западные страны уже ожидают резкого роста числа безработных и банкротств малого и среднего бизнеса – что уж говорить про ситуацию в развивающихся.

На выходе ни одна из этих задач не была по-настоящему решена. Итоговая декларация саммита оказалась выхолощенной – в ней было множество пожеланий, общих слов и намерений, но крайне мало каких-то реальных действий, не говоря уже о нестандартных прорывных решениях.

Впрочем, по сравнению с действиями политических структур ООН, решения Большой двадцатки выглядят прорывными – Совбез вообще бездействует, а Генеральная Ассамблея не смогла принять предложенную Россией и еще почти тремя десятка стран резолюцию о коллективной борьбе с коронавирусом. Резолюция была заблокирована Соединенными Штатами, Евросоюзом, а также присоединившимися к ним Украиной и Грузией.

Главной причиной провала называют прописанное в документе предложение Москвы снять или серьезно облегчить все международные санкции, введенные в обход Совета Безопасности ООН. Предложение, которое было настоящим дипломатическим тортом «Наполеон» – многослойным подарком Западу.

Во-первых, приняв его, Соединенные Штаты и Европа (по сути, отстранившиеся от глобальной борьбы с коронавирусом в пользу решения собственных проблем) могли бы доказать, что они до сих пор готовы нести ответственность за судьбы мира.

Во-вторых, гуманитарный аспект этого предложения (а ни для кого не секрет, что санкции не только мешают тому же Ирану закупать медицинское оборудование и лекарства, но и получать гуманитарную помощь из-за рубежа – структуры и организации, собирающиеся отправить эту помощь, боятся попасть под удар американского Минфина) поднял бы престиж тех же американцев, показал бы, что США до сих пор готовы заботиться о судьбах людей, живущих за пределами «Золотого Миллиарда».

И, наконец, в-третьих, принятие российского предложение позволило бы Западу выйти без потери лица из уже проигранных санкционных войн. Признать то, что санкции стали бесполезными (они не привели к смене режима в России и Иране, к отказу Москвы от активной внешней политики на постсоветском пространстве, не заставили Иран отказаться от ядерной программы, а Северную Корею – от ядерного оружия) Запад не может, поскольку это чревато публичным признанием собственного поражения – со всеми политическими вытекающими.

Россия же предложила США и Европе добровольно, «по гуманитарным причинам», сбросить санкционное бремя. Все, что для этого нужно было – это выйти из «политической колеи», отказаться от собственных фобий в пользу прагматизма и решения реальных стратегических задач.

Цари горы

Однако, как выясняется, у Соединенных Штатов несколько другой взгляд на собственные стратегические задачи, как и роль в реализации этих задач международных структур (включая ООН). Вместо того, чтобы возглавить международную кампанию по борьбе с коронавирусом и экономическое излечение от его последствий, Вашингтон пытается не дать возглавить эту кампанию Пекину.

Американские власти очень обеспокоены тем, что пандемия коронавируса привела к серьезному усилению позиций Китая на мировой арене. Во-первых, он пришел на помощь тем, кого бросил Запад – в том числе другим странам Запада, оставленным на произвол судьбы собственными собратьями (той же Италии). По мнению президента Чикагского Совета по международным отношениям и бывшего посла США в НАТО Иво Даалдера: «Китай становится в глазах мира глобальным спасителем, который выводит мир из этого кризиса».

Во-вторых, как верно отмечает министр иностранных дел КНР Ван И, эффективная борьба с распространением коронавируса «показала институциональные преимущества китайской формы правления».

А это уже покушение на основополагающий постулат западной внешней политики – коллективную веру в преимущества западной демократии перед тоталитарными и авторитарными режимами. И если раньше эта вера уже была поколеблена признанием того, что дисциплинированные авторитарные страны неплохо умеют зарабатывать деньги и поднимать собственные экономики, то сейчас уже получаются, что они гораздо лучше справляются с кризисами. В том числе благодаря системе тотального контроля за населением.

Соединенные Штаты пытаются пресекать подобные «еретические» мысли – и уже начали информационную кампанию против китайского лидерства. Главным постулатом в ней выбран тезис о том, что Китай, которому все благодарны за помощь в борьбе с коронавирусом, виноват в возникновении эпидемии, а также в искусственном нагнетании паники вокруг нее ради достижения собственных корыстных целей.

Так, да, официально Трамп говорит о том, что «США и Китай совместно борются с эпидемией коронавируса», однако он в то же время называет болезнь «китайским вирусом» и возлагает на Пекин вину за возникновение эпидемии. А значит, фактически, за сто тысяч заболевших (и это только на сегодняшний день), за множество погибших американцев (их уже больше тысячи), а также за потери экономики в триллионы долларов. В российской резолюции, переданной на рассмотрение Совбезу, не было указано о «китайском происхождении» вируса – и это было одной из причин того, что Штаты голосовали против ее принятия. Кроме того, некоторые американские политики считают глобальную панику чуть ли не спланированной Пекином – якобы Китай контролирует главу Всемирной Организации Здравоохранения.

В этой ситуации торжества национального эгоизма Совбез – как и другие инструменты глобального управления – бессилен. А значит миру необходимы новые инструменты. Например, двусторонние и многосторонние форматы в составе государств, заинтересованных в реальном сотрудничестве для решения общих проблем. Что, в свою очередь, станет еще одним шагом мира от глобализации к регионализации – а значит шагом назад с точки зрения развития человечества как единой общности. Данный регресс, конечно, неприятен, в чем-то даже опасен – однако он стал вынужденной мерой в ситуации, когда целый ряд государств (прежде всего коллективный Запад) не готов нести коллективную ответственность за судьбу глобального мира. 

 



ИАЦ является свободной площадкой для обмена мнениями. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.   

Теги: ООН , Китай , США

Поделиться: