Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Токаев намерен завершить «холодную войну» между властью и обществом?

Токаев намерен завершить «холодную войну» между властью и обществом?

04.07.2019

Автор: Газиз Абишев

Теги: Казахстан

Первые решения Касым-Жомарта ТОКАЕВА в качестве избранного президента Казахстана – кредитная амнистия, введение моратория на создание новых субъектов квазигосударственного сектора – вызвали немалый резонанс в казахстанском обществе. Очевидно, что они направлены на повышение рейтинга власти. Вместе с тем звучат мнения, что новый токаевский социально-экономический курс отдает популизмом. Политический обозреватель Газиз АБИШЕВ в материале, подготовленном специально для ИАЦ, рассуждает о том, как Токаев обновляет социальный контракт между властью и обществом.

Президент Токаев готовится к перестройке социального контракта между властью и обществом. Главная цель – создать многосторонний диалог нескольких ответственных игроков, в котором государство будет выступать в качестве равноправного партнёра с правом решающего голоса в спорной ситуации.

Старый социальный контракт в Казахстане был прост: государство самостоятельно, без реального контроля со стороны граждан, занимается распределением доходов, поступающих от продажи полезных ресурсов. За это оно берёт на себя полную ответственность за национальную безопасность, правопорядок, социальную инфраструктуру и постоянную поддержку всех социальных слоёв путём явных и скрытых дотаций. В свою очередь граждане не претендуют на контроль за ресурсным богатством, а также не сильно рвутся в политику, предпочитая гражданскому и политическому активизму активное же потребление всевозможных благ. 

Однако к 2019 году эта модель очевидно не работает. Казахстан буксует в развитии индустрий с высокой добавленной стоимостью, по-прежнему находясь в зависимости от полезных ископаемых, цена на которые славится своей волатильностью и далека от комфортных для республиканского бюджета максимумов. Другими словами, заливать проблемы большими деньгами уже не получается. Кроме того, проникновение мобильного интернета и социальных сетей сделало своё дело: информация распространяется с неимоверной скоростью, люди, не стесняясь, делятся своим мнением, комментируют происходящее, в коллективном сознании формируется широкий запрос на общественный контроль за действиями власти. И будто назло то тут, то там начал «протекать» государственный аппарат: то местный аким попадётся на закупе дорогой мебели для своего кабинета, то полицейский командир называет себя и своих коллег «братвой», а чиновники из министерств показывают себя в публичном пространстве безразличными «извергами», далёкими от народных нужд. И всё это на фоне постоянных и повсеместных коррупционных разоблачений. 

Предположу, что Касым-Жомарт Токаев намерен изменить социальный договор, поделившись с населением полномочиями в принятии тех или иных решений, вместе с тем переложив на население соответствующую долю ответственности за успешную реализацию стратегии национального успеха. 

Однако перед тем как приступить к перезагрузке социального контракта, необходимо сгладить имеющийся социально-экономический разрыв, сделав национальную социально-экономическую пирамиду более равномерной. Для этого производится списание за государственный счёт кредитных долгов, а также направляются большие ресурсы на адресную социальную помощь. Нет, это не дрейф влево, ведь казахстанское правительство долгое время проводило откровенно правую экономическую политику, закачивая огромные средства в банки, субсидируя бизнес, создавая благоприятные условия для иностранных инвесторов и ограничивая в деятельности профсоюзы. Теперь задача – сделать тянущуюся сверху вниз социальную цепочку более сильной, укрепив её самые слабые звенья, чтобы силовая нагрузка в момент перестройки социального контракта не разорвала в клочья всю цепь. 

Учитывая, что Токаев – карьерный дипломат, для лучшего описания того, к чему он стремится, примЕним аналогию с международной политикой. Нынешний, исчерпавший себя, доведённый до крайности социальный контракт сильно похож на Холодную войну начала 1980-х годов. Власть и общество представляют собой США и СССР – две противостоящие друг другу стороны, абсолютно лишенные доверия друг к другу. Власть не доверяет народу, народ не доверяет власти, каждый страстно желает победить противника, но оба понимают, что силовым способом добиться победы невозможно. 

Очевидно, что Токаев намерен завершить эту «холодную войну». Общество больше не будет единой аморфной массой, безмолвно наблюдающей, как взрослые, ни с кем не советуясь, делят нефтегазовый пирог, и ожидающей, когда ему дадут очередную порцию пирога, которым взрослые пожелают поделиться. В обществе должны выделиться конкретные электоральные группы, временами пересекающиеся в некоторых подмножествах: продвинутая городская молодёжь, национал-патриоты разных сортов, женщины, патриоты-милитаристы и прочие. Эти группы должны выдвинуть от себя некие оформление политические обложки в виде партий, общественных объединений и движений. Организации приступят к работе в публичном пространстве, им будет позволено выражать точку зрения представляемой группы, а также от её имени в той или иной форме контролировать разработку и реализацию государственных политик. 

Именно для этого и создается Национальный Совет общественного доверия: чтобы преодолеть ту гигантскую морально-нравственную и глубоко-эмоциональную пропасть, что образовалась между государством и целым рядом социальных групп. На площадке НСОД представители гражданского общества должны получить возможность честно высказаться по широкому кругу проблем, быть услышанными и принять от власти адекватную рефлексию. В рамки этого процесса укладывается и наблюдаемый нами всплеск регистрации общественных объединений, включая такие организации, как «Оян, Казахстан», «Respublika», «URAN» и ряд других, ожидающий анонса. Кроме того, всё меньше по вечерам блокируют социальные сети, а 30 июня впервые за много лет в двух крупнейших городах Казахстана разрешили митинг оппозиционных политических сил. 

После того, как оформится многостороннее политическое пространство, можно будет вести плодотворный политический диалог, причём состав участников диалога будет вполне себе актуальным. Политические многообразие не только соответствует международным демократическим стандартам. На самом деле оно выгодно и власти. Ведь у многих социальных групп противоречия между собой могут быть намного острее, чем у каждой из них с самой властью. В этой ситуации власть сможет как продавливать необходимые решения легальным транспарентным путём, вступая по тем или иным вопросам в публичную коалицию с некоторыми политическими силами, так и выступать в качестве арбитра при разрешении наиболее напряжённых социокультурных противоречий. Президенту Токаеву, бывшему министром иностранных дел и заместителем Генсека ООН, такая ситуация знакома, думается, в ней он будет себя чувствовать, как рыба в воде.



Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение