Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Почему казахстанской оппозиции так интересны парламентские выборы?

Почему казахстанской оппозиции так интересны парламентские выборы?

23.10.2019

Автор: Газиз Абишев

Теги: Казахстан

Политические партии в Казахстане готовятся к предстоящей парламентской кампании, которая скорее всего будет досрочной. 

Нынешний созыв Мажилиса работает на основании мандата, полученного партиями в марте 2016 года на досрочных парламентских выборах. Учитывая, что срок полномочий нижней палаты парламента, согласно Конституции РК, составляет 5 лет, следующие выборы должны пройти в первом квартале 2021 года. 

После ухода Нурсултана Назарбаева в отставку с поста президента и избрания Касым-Жомарта Токаева главой государства Казахстан вступил в новую политическую эпоху. Сразу стало понятно, что нынешний состав Мажилиса устарел, так как был избран ещё до принятия закона «О Совете Безопасности». Закон превратил этот орган в конституционный и сделал Назарбаева его пожизненным председателем. За три с половиной года с момента выборов в Казахстане сменилось уже три премьер-министра. А не так давно о себе в политическом смысле заявили сразу несколько социальных групп, интересы которых, по сути, не представлены в парламенте. 

О том, что парламентские выборы могут пройти сразу вслед за президентскими, говорили все лето. Однако, вопрос так и не решился. Более того, в публичном пространстве несколько раз был произнесён тезис о том, что нижняя палата будет перезагружена в конституционные сроки, то есть в начале 2021 года. 

Тем не менее в Казахстане один за одним начали появляться партийные политические проекты с претензией на участие в парламентских выборах. Молодёжное движение Respublika выступило с либеральной, но довольно сырой в экономическом блоке программой. Движение URAN объединило ветеранов военных, правоохранительных и специальных органов, заявив о своем консервативном антикоррупционном патриотическом курсе. О желании создать зелёную партию заявил пожилой эколог и дважды кандидат в президенты Мэлс Елеусизов. На прошлой неделе о создании Демократической партии Казахстана сообщили диссидент советской закалки Сергей Дуванов, ветеран казахстанской оппозиции Тулеген Жукеев и молодой оппозиционер Жанболат Мамай. Одновременно с ними о создании партии объявил и национал-патриотический деятель Ержан Тургумбаев. 

Казалось бы, зачем делать всё в такой спешке, ведь до выборов ещё полтора года. Однако о том, что голосование, скорее всего, будет досрочным, говорит и поведение уже существующих партий. Зарегистрированная, но непарламентская Объединенная социал-демократическая партия пережила на съезде в начале сентября переворот, в рамках которого лидерами региональных филиалов был свергнут и изгнан ее председатель Ермурат Бапи. Кроме того, доминирующая на всех уровнях правящая партия Nur Otan запустила программу модернизации, руководство партии уже открыто говорит о формировании новой предвыборной программы и электоральных перспективах. 

Скептики задаются вопросом: почему в суперпрезидентской республике Казахстан для многих так важны парламентские выборы. Неужели оппозиция продолжает верить, что сможет пробиться в Парламент. Если сможет – то будет ли играть там хоть какую-то значимую роль, а если будет – то сможет ли влиять на ситуацию?

Ответить на этот вопрос можно с нескольких позиций. 

Во-первых, сам избирательный процесс – это своего рода «движуха», во время которой можно заявить о себе и своих ценностях. В электоральный период к политическим игрокам приковано особенное внимание, можно заработать политического капитала на будущее. 

Во-вторых, оппозиционеры могут использовать парламент в качестве площадки для выражения своего мнения. Парламентские партии получают государственное финансирование и до известной степени защищены от давления со стороны силовых органов, пусть и в весьма узких пределах. Народные же избранники могут обращаться к правительству с официальными запросами, задавать чиновникам неудобные вопросы на комитетах и рабочих группах, а также посещать регионы с инспекционными поездками. Даже если партия будет иметь реальную поддержку 10% населения и получит хотя бы 1% от числа парламентских мандатов, она сможет делать большую часть вышеназванного. 

И, в-третьих, в какой-то момент парламент может сыграть решающую роль. Нурсултан Назарбаев в настоящий момент обладает беспрецедентной значимостью в конституционной архитектуре Казахстана: экс-президент, Лидер Нации, пожизненный председатель всемогущего Совета Безопасности, председатель правящей партии, член Конституционного совета. Если в какой-то момент Назарбаев вдруг решит окончательно уйти из политики, то образуется политический вакуум. Его, предположительно, должны будут заполнить действующие институты, и в первую очередь президент. Однако это будет совершенно новая реальность, которая поднимет множество вопросов. Будет ли президент использовать всю силу предусмотренных Конституцией полномочий, кто станет новым лидером правящей партии, сохранит ли свои позиции эта правящая партия?Как будут выстраиваться отношения между парламентом и президентом, двумя палатами парламента, кто будет контролировать правительство – президент, парламент или отдельно Мажилис?Как будет решаться вопрос с акимами?

Может случиться так, что в период этой пока гипотетической, но неизбежной трансформации политической системы законодательная ветвь сыграет ключевую роль в определении будущего. 

  


Теги: Казахстан

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение